российское информационное агентство 18+

17 год. Образ Будущего

Подпишись на каналы
NewDayNews.ru

Понедельник, 19 февраля 2018, 00:57 мск

Темы дня, Новости дня, Анонсы, Интервью, Слухи, Видео, Рабкрин, Уикенд

Вездеход «Жук», падение на параде и любимый русский вальс – приключения маршала Жукова на Урале Спецпроект «Архивные дела», ЧАСТЬ IX

В преддверии 9 Мая в России вспоминают героев Великой Отечественной войны. «Новый Регион» в рамках спецпроекта «Архивные дела» решил привести воспоминания легендарного свердловского сыщика Олега Чернова о маршале Георгии Жукове, которого в послевоенные годы отправили в «ссылку» на Средний Урал. Каким образом полководец повлиял на рацион питания уральских солдат, как кулибины назвали в его честь вездеход и какой русский вальс особенно любил маршал – в материале агентства.

На Урал Жуков был отправлен из Одессы, где он руководил военным округом. «Вагон опального генерала Отечественной войны остановился на Свердловском железнодорожном вокзале в феврале 1948 года. В нашем регионе Жуков прослужит до марта 1953 года, то есть до смерти Сталина», – подмечает Чернов.

Недоверие интендантам и проба солдатской каши

«В те годы я был воспитанником военного оркестра Симферопольской мотострелковой дивизии, дислоцировавшейся в Свердловске. Находясь в составе музыкального коллектива, я видел Жукова на военных парадах и демонстрациях при всех орденах и на коне, в полевой форме на стрельбах и маневрах. Причем первые учения маршал провел на Урале уже в феврале – всё проходило очень жестко и быстро, максимально приближенно к суровым боевым условиям.

После этого командующий решил осмотреть наши зимние квартиры. К слову, Жуков катался по городу тогда на сверкающем длинном заграничном лимузине. Некоторые информированные лица той поры утверждали, что это авто подарил маршалу в Берлине Эйзенхауэр.

На этом автомобиле он и прибыл как-то на перекресток улиц Луначарского и Декабристов, где стал изучать казармы, учебные классы и места хранения боевой техники. Не забыл про санчасть и солдатскую столовую. Дежуривший на кухне офицер поднес Жукову образцы приготовленных блюд для пробы. Командующий знал, что в подобных ситуациях ушлые интенданты могли подсунуть ему вместо солдатской каши «осетрину с бужениной», а потому вышел в общий обеденный зал и попробовал солдатскую пищу из обычной алюминиевой миски за одним столом с военнослужащими. После этого посещения в нашем меню стали появляться такие «деликатесы», как рис, гречневая каша с тушенкой, а весной для витаминизации нашего организма нередко подавали щи из молодой крапивы.

В общем, Жуков начал активно вживаться в реальную повседневную действительность Урала. Тем не менее, для граждан он пока был еще виртуальной, хотя и широко известной легендой».

Случай на параде в Свердловске

«Первый парад Жуков провел в Свердловске 1 мая 1948 года. Поскольку в те годы на здании Свердловской городской администрации ни башни со звездой, ни больших курантов не было, армейские связисты включили радиоимитацию боя кремлевских часов на Спасской башне.

С последним ударом курантов на главную площадь на пританцовывающем скакуне выехал Жуков в парадном мундире. Адъютанты командующего той поры утверждали, что со всеми блестящими на груди орденами и медалями мундир маршала весил 16 килограммов.

Закончив объезд войск, Жуков направил своего коня в центр площади, где разместились руководители области, гости и сводный оркестр музыкантов. Вдруг неожиданно на его пути появился фотокорреспондент областной газеты Игорь Пашкевич и, щелкая аппаратурой, стал выбирать наиболее удобные позиции для фотографирования.

Жеребец командующего, испугавшись этих манипуляций, встал на дыбы. Его задние ноги поскользнулись на трамвайных рельсах, и конь повалился на бок. Буквально в мгновение ока Георгий Константинович спрыгнул на землю и поднялся на трибуну. Его адъютанты помогли коню встать и отвели в сторону. Все присутствовавшие на площади, наблюдая это непредвиденное происшествие, вначале испугались, а потом были просто восхищены ловкостью и хладнокровием маршала, вышедшего из создавшейся ситуации. А дальше все шло по намеченному плану.

После парада на площадь хлынули многотысячные колонны демонстрантов. Как было заведено в те времена, партийные вещатели через усилители провозглашали здравицы только Сталину и его партии. Но в ответ из проходивших мимо колонн звучало одно слово «Жуков! Жуков!». Подобное волеизъявление тружеников Урала пришлось не по вкусу партийным боссам не только у нас, но и в центре, откуда последовало строгое указание: «Предельно сократить информацию о новом командующем Жукове в СМИ». Со слов корреспондентов мне известно, что фотопленки той поры, отражавшие деятельность опального маршала, как правило, оказывались засвеченными или таинственно исчезали.

И по эпизоду с падением коня командующего на параде спецслужбы тоже постарались, но, кажется, сверх нормы. Причастного к этому случаю фотографа чекисты задержали и стали обвинять в умышленном создании критической обстановки, явно намекая на террористический акт. Будто он преднамеренно занял на площади такую позицию для фотографирования, когда солнечный луч, отразившись от линзы его объектива, ударил в глаза жеребца маршала, и по этой причине испугавшийся конь встал на дыбы. Бедному фотокору пришлось доказывать, что такую ситуацию создать искусственно практически невозможно, а произошедший эксцесс – лишь нелепое стечение обстоятельств. Разум восторжествовал, человека отпустили».

Помощь музыкантам и голос России

«Как-то летом наш оркестр отправили в пионерский лагерь давать концерт. Дача маршала Жукова располагалась неподалеку – у озера Балтым. Вдруг к веранде, где мы играли, подошел мужчина в гражданской одежде: в светлой полосатой рубашке, хлопчатобумажных брюках и плетеных сандалиях. Мы, конечно, сразу узнали в нем своего командующего. Повстречавшись с нашим дирижером, Жуков поздоровался с нами, поблагодарил за хорошее исполнение и сказал, что ему особенно нравится русский вальс начала 20 века «На сопках Манчжурии».

Присев на лавочку рядом с руководителем оркестра, он о чем-то долго с ним разговаривал. Позже дирижер пояснил нам, что в ходе беседы с маршалом посетовал на наши духовые инструменты, которые давно выработали свой ресурс, а некоторые пришли в негодность. Георгий Константинович пообещал разобраться с этой проблемой.

После этой неофициальной встречи прошло некоторое время, мы начали готовиться к очередному параду и демонстрации трудящихся в столице Среднего Урала (в те годы эти мероприятия проводились дважды в год – на Первомай и 7 ноября). Вдруг к нашей казарме подъехала большая грузовая машина и солдаты стали разгружать коробки с яркими этикетками и надписями на немецком языке. Мы поняли, что в них упакованы новенькие духовые музыкальные инструменты.

Кроме того, Жуков обратил внимание во время одного из концертов армейского самодеятельного коллектива на юного воина, бархатный голос которого очаровал даже искушенных слушателей. В личной беседе с подающим надежду вокалистом он не только посоветовал ему серьезно заняться пением, но и помог стать студентом Уральской консерватории. Все годы учебы своего протеже командующий оказывал ему материальную поддержку из своего офицерского жалованья. Так, благодаря тонкой музыкальной интуиции и душевной открытости маршала, некогда обычный курсант военного авиаучилища Борис Штоколов стал лучшим басом страны, народным артистом СССР».

Еще один случай с конем

«В уральской ссылке Жуков приобрел непререкаемый авторитет у граждан. Именно в разгар послевоенной сталинской деспотии в марте 1950 года жители моего родного города Ирбита по избирательному округу №290 выдвинули кандидатом и единогласно избрали Жукова депутатом в высший законодательный орган страны – Верховный совет СССР.

В Ирбите Жуков встретился с трудовыми коллективами мотоциклетного, автоприцепного, стекольного и химико-фармацевтического заводов. Избирателей особенно подкупило, что их сугубо военный кандидат с глубоким знанием дела обсуждал с ними вопросы восстановления и развития народного хозяйства, экономики и повышения уровня жизни.

После встреч с жителями города он объехал ряд деревень и поселков. В деревне Черново была предусмотрена остановка на обед в обычной колхозной столовой. Потом было село Елань, до которого нужно было ехать на конной тяге более 20 километров. Земляки подобрали Жукову лучшего жеребца, нарядную зимнюю пролетку – кошевку. Спереди на облучке сел кучером бывший солдат – фронтовик Никанор Чернов, сзади на гостевом сидении расположился сам Жуков.

Для сокращения пути зимняя дорога была проложена по льду замерзшей реки, противоположный берег которой был довольно высоким. Желая выскочить на кручу, возница ударил жеребца кнутом. Конь рванул в галоп и вылетел на берег. Именно тут кошевка попала в колдобину и резко накренилась. Маршал и кучер по инерции вывалились в сугроб. Почувствовав, что вожжи ослабли, конь замер на месте. Седоки выбрались из снега без каких-либо повреждений, сели в пролетку и поехали дальше. Перепуганный кучер долго извинялся за свою оплошность, но маршал успокоил его, ссылаясь на то, что он, как бывший кавалерист, на своем веку испытал и не такое. Этот эпизод видели многие жители деревни Черново. Все, конечно, испугались за маршала и впоследствии долго пилили опростоволосившегося кучера».

Вездеход «Жук»

«Будучи избранным в Верховный Совет, Жуков активно включился в депутатскую деятельность. Он передавал в колхозы Ирбитского района автомашины, трактора и другую технику, списанную в армии. В Ирбите при его поддержке был построен мост через реку Ирбитку, восстановлен некогда сгоревший театр, заасфальтированы улицы и пущены первые автобусные маршруты. Этот перечень можно продолжать до бесконечности.

Осенью в начале 50-х я поехал в деревню Черново помогать родственникам. Приехал в Ирбит, а там уже пешком мне предстояло преодолеть 25 километров до места назначения. Так как от осенних дождей грунтовые дороги превратились в жидкое месиво, обычный транспорт не ходил.

Пройдя несколько километров, я услышал шум мотора за спиной и, обернувшись, увидел странное сооружение, напоминающее огромный ящик на гусеничном ходу. По довольно высокой скорости, с которой это чудище двигалось по дороге, я понял, что ходовая часть напоминает танк Т-34. Я поднял руку, и этот странный агрегат остановился. Чумазый водитель открыл прозрачный кусок органического стекла, закрепленный на переднем броневом листе вместо люка механика-водителя, и согласился меня подвезти. Я сел с ним рядом на место стрелка-пулеметчика, водитель дал полный газ, и мы поехали.

В беседе он подтвердил, что транспортное средство, на котором мы едем, – это бывший танк Т-34, списанный военными. С него сняли башню с пушкой и пулеметом, а ходовую часть передали в колхоз, где сельские умельцы наварили борта и начали использовать для перевозки громоздких грузов. Поскольку этот списанный танк передали колхозу по инициативе их депутата Верховного совета, маршала Жукова, то в народе этот подарок любовно назвали «Жук». Подобные армейские презенты в послевоенные годы разрухи существенно помогли сельским труженикам в обеспечении страны продуктами питания».

Первый памятник Жукову на Среднем Урале

«После смерти Сталина, вернувшись в Москву на высшую военную должность, Жуков не порвал свою связь с уральцами, которые в трудные годы его биографии оказали ему высокое доверие. Но авторитет маршала Жукова в армии и популярность среди советских людей не давали покоя уже новым партийным захребетникам, дравшимся между собой за тепленькие местечки у народной кормушки. Благодаря стараниям этих политических пигмеев была развернута кампания по искажению, замалчиванию и дискредитации заслуг легендарного военачальника, продолжавшаяся до конца его жизни.

Желая восстановить историческую справедливость, ирбитчане в августе 1987 года выступили с инициативой об увековечивании памяти Жукова и сооружении ему монумента в Ирите. И после очередных проволочек, лишь 21 июля 1994 года горожане собрались на открытие памятника – трехметровой бронзовой фигуры маршала на полутораметровом гранитном постаменте.

Примечательно, что памятник Жукову в Ирбите открыли значительно раньше, чем в Москве и бывшем Ленинграде, которые он отстоял осенью и зимой 1941 года. Даже конная скульптура маршалу в Екатеринбурге, воздвигнутая в память о нем как о бывшем командующем у здания штаба Уральского военного округа, была открыта позднее, чем памятник Жукову в Ирбите», – говорит, вспоминая, Олег Чернов.

Ссылки по теме:

Как разоблачали на Урале сбитого американского летчика-шпиона (ФОТО, ВИДЕО) / Воспоминания сотрудников КГБ, – спецпроект «Архивные дела», ЧАСТЬ VIII >>>

Неизвестный уральский автограф Максима Горького (ДОКУМЕНТ) / Спецпроект «Архивные дела» ко дню рождения писателя, ЧАСТЬ VII >>>

«Дела сегодняшних дней напоминают мне 37-й год», – интервью с подполковником ФСБ в отставке Владимиром Киеней (ФОТО) / Спецпроект «Архивные дела», ЧАСТЬ VI >>>

Спецпроект «Архивные дела», ЧАСТЬ V: дело Светы «Солнышко» (ФОТО) / Расследование убийства и изнасилования девочки, повергшие в шок уральцев >>>

Спецпроект «Архивные дела», ЧАСТЬ IV: «рисованная» статистика, «гламурные» следователи и освистанный Сорбонной Бастрыкин >>>

Спецпроект «Архивные дела», ЧАСТЬ III: самый молодой маньяк в истории СССР, пойманный на Уралмаше (ФОТО) >>>

Спецпроект «Архивные дела», ЧАСТЬ II: милиционеру, представленному к ордену посмертно, вручили награду лично (ФОТО) >>>

Спецпроект «Архивные дела», ЧАСТЬ I: зверское убийство еврейской семьи (ФОТО) / «Милицейский Гагарин», загадочные сокровища иудеев и лжечекисты >>>

Екатеринбург, Игнат Бакин

Екатеринбург. Другие новости 08.05.14

В праздничные дни в Екатеринбурге будет тепло и солнечно. / За развращение двух шестилетних девочек 74-летнему екатеринбуржцу дали два года колонии. / В Екатеринбурге началась противоклещевая обработка скверов и парков. Читать дальше

Отправляйте свои новости, фото и видео на наш Whatsapp +7 (901) 454-34-42

© 2014, «Новый Регион – Екатеринбург»

В рубриках / Метки

Новости партнеров