российское информационное агентство 18+

Как на Урале нашли первую нефть

Подпишись на каналы
NewDayNews.ru

Пятница, 6 декабря 2019, 03:27 мск

Темы дня, Новости дня, Новости кратко, Анонсы, Интервью, Слухи, Видео, Рабкрин, Уикенд

Архив
Мыльная опера, битва за кассу или ни обороны, ни Севастополя – коллективная рецензия «Нового Региона» на главный патриотический фильм весны

В минувший четверг на экраны вышел главный патриотический фильм весны – военная драма совместного производства России и Украины «Битва за Севастополь», рассказывающая о судьбе самой известной женщины-снайпера Людмилы Павличенко. Картина уже вызвала шквал неоднозначных отзывов, похвалы и критики, зачастую не имеющих никакого отношения к самому фильму. Корреспонденты «Нового Региона» решили посетить премьеру и поделиться с вами впечатлением от увиденного. Одним из первых впечатлений стало то, что никакого ажиотажа на просмотр этого фильма не наблюдалось, несмотря на массированную рекламу и усиленно продвигаемый заявленный в качестве одного из ведущих трендов спрос на патриотизм.

Новый Регион: Мыльная опера, битва за кассу или ни обороны, ни Севастополя – коллективная рецензия Нового Региона на главный патриотический фильм весныВалентина Ярославцева, корреспондент «Нового Региона»

«Битва за Севастополь», или как военную легенду превратить в «мыльную оперу»

Очередное патриотическое кино, подведенное к празднованию 70-летия Победы, увы, разочаровало. Нельзя сказать, что «Битва за Севастополь» плохой фильм – нет, в нем есть дань памяти и уважения героям Великой Отечественной войны. Но на хорошую военную драму экранизированная история легендарного снайпера Людмилы Павличенко явно не тянет. Уж слишком затянутым и скучным получился сюжет – фильм не спасают даже зрелищные батальные сцены и добротные актерские работы.

Кстати, первая претензия, которая приходит на ум сразу после просмотра – это несоответствие названия ленты ее содержанию. О Севастополе речь заходит только во второй половине фильма, а битвы за город на экране вообще нет, если не считать пары красивых сцен воздушного боя на фоне горящих кораблей Черноморского флота. Вместо ожидаемой эпичности зрителей ждет поток любовных переживаний героини и сплошная мелодрама. Но и тут у авторов фильма как-то не сложилось. Описание военных будней и эволюция характера «леди-смерть» постоянно перемежается с рассказом о заграничной поездке Павличенко в США и ее дружбе с Элеонорой Рузвельт. За счет таких флешбэков, конечно, создается контраст военного и мирного времени, но, во-первых, выглядит все это неубедительно, а во-вторых, перескакивания в сюжете мешают сосредоточиться на судьбе героини, да и просто утомляют.

Впрочем, ругать фильм мне совсем не хочется. Каким бы «попсовым» ни получилось новое современное кино о Великой войне, со своей задачей худо-бедно оно справляется. Например, раньше я ничего не знала о подвиге советского снайпера Людмилы Павличенко и о роли этой женщины в открытии второго фронта. Теперь знаю. И горжусь.

Евгения Вирачева, корреспондент «Нового Региона»

Одинокая супергероиня без роду и племени, или Ни обороны, ни Севастополя

Новый Регион: Мыльная опера, битва за кассу или ни обороны, ни Севастополя – коллективная рецензия Нового Региона на главный патриотический фильм весны

Посмотрели мы с коллегами «Битву за Севастополь». Мнения у всех разные, но всех смутило одно и то же: а где, собственно, Севастополь? Так вот. Севастополя в фильме нет. Совсем. Как, впрочем, не было в фильме «Сталинград» Сталинграда как города-персонажа со своим характером. Скажете, город не может быть персонажем? Ну, тогда уж тем более он и героем быть не может. И совершенно непонятно, по логике создателей фильма, зачем Верховный главнокомандующий 1 мая 1945 года присвоил звание «Город-Герой» четырем городам: Ленинграду, Одессе, Сталинграду и собственно Севастополю. Присвоено оно им было, кстати, именно за героизм населения при обороне от фашистских захватчиков.

А вот обороны Севастополя от захватчиков в фильме немного. Зато смачно показана эвакуация немногочисленной военно-партийной верхушки, паника, озверевшая от страха толпа, которая ломится на пристань. Это, чтоб вы знали, – советский народ-победитель. Именно так народы-победители и выглядят. Хотя простите! Никакого народа-победителя не было. Были отдельные, крайне редкие, Супергерои. В данном случае – Супергероиня.

Сразу скажу: актриса Юлия Пересильд мне понравилась, без всяких оговорок. Из невразумительного сценария она выжала все, что было возможно. Надо бы к ней присмотреться повнимательнее. Другие актеры такого желания не вызывают совершенно. Картонные персонажи мужского пола с одинаковыми мужественными профилями мужественно играют желваками, мужественно скрывают свои чувства и мужественно исчезают из жизни Людмилы Павличенко навсегда один за другим. Этим их сюжетная миссия исчерпывается.

Начинается их обойма с отца Людмилы, Михаила, офицера Красной Армии. Мы видим его только в самом начале фильма, в 1936 году, когда Людмила успешно поступает в Университет. Отец без всякой видимой причины обращается с дочерью жестоко и местами просто оскорбительно. Хотя по сюжету она ничем перед ним не провинилась, он ведет себя с ней так, будто она навлекла на всю семью несмываемый позор. Видимо, так режиссер представляет себе типичного офицера-коммуниста. В реальности было несколько иначе: Людмила, тогда еще Белова, а не Павличенко, в детстве очень любила слушать рассказы своего отца-чапаевца о Гражданской войне. А когда попала в 1941 году в Чапаевскую дивизию, сочла это особым знаком своей удачи.

Кстати, о фамилии. В фильме старшие офицеры неоднократно говорят – «Это дочь моего боевого друга Павличенко!» Этого никак не могло быть по озвученной выше причине: девичья фамилия Людмилы была Белова. В 16 лет, то есть в 1932 году, она первый раз вышла замуж и родила сына Ростислава, который, отметим в скобках, дожил до 2007 года и похоронен рядом с матерью. Именно под фамилией первого мужа, Павличенко, она и прославилась, хотя брак распался еще до войны. Скажете – да какая разница? Действительно! Какая разница, почему 25-летняя женщина идет на войну и не щадит себя – потому, что «отец так велел», или потому, что четко отдает себе отчет: на кону – жизнь ее сына, родных, близких и всего советского народа? Опять же, если бы героиня фильма, как реальная Людмила Павличенко, каждый день писала своему маленькому сыну и старушке-маме письма в тыл, ей бы, глядишь, и влюбляться было некогда. Весь сценарий под угрозой!

Вообще слова «народ» и любого намека на его существование создатели фильма старательно избегают. Мир у них состоит из серой массы и отдельных супергероев со сверхспособностями. Хорошо это или плохо? Для авторов, безусловно, хорошо: так снимать проще. Для зрителей, воспитанных комиксами и компьютерными играми, тоже хорошо: все понятно. Вот только автора рецензии терзают смутные сомнения: а в чем идея-то? Для чего снимался фильм? Показать супергероиню со сверхспособностями? Ну, показали. А что должен вынести зритель с этого фильма, кроме того, что Людмила Павличенко обладала поразительным снайперским талантом и убила 309 фашистов? Ну, наверное, для молодого поколения, не знающего даже ее имени – и то вперед. А вот мне чего-то не хватило.

PS: Примечательно, что в начале фильма про советскую женщину-снайпера первой появляется на экране супруга президента США. Элеоноре Рузвельт можно дать почетное второе место по частоте появления в картине.

Новый Регион: Мыльная опера, битва за кассу или ни обороны, ни Севастополя – коллективная рецензия Нового Региона на главный патриотический фильм весныМаксим Бородин, корреспондент «Нового Региона»

Битва за кассовые сборы

В украинском прокате фильм вышел под другим названием – «Несокрушимая», дабы не вызывать ассоциаций с крымскими событиями прошлого года. В российском плакате хитрые прокатчики выбрали наоборот масштабное название «Битва за Севастополь», чтобы каждый зритель представлял себе грандиозные батальные сцены, помноженные на душещипательный героизм главных героев – короче патриотическая жвачка с хорошей картиной, хорошо идущая под пивко. А прошлогоднее присоединение Крыма и его помпезная годовщина только подогрели бы внимание к, по сути, низкобюджетному фильму со слабой режиссурой, примитивными спецэффектами и невнятной актерской игрой.

Главная героиня – Людмила Павличенко – суровая комсомолка, словно сошедшая с картины Васи Ложкина «Не время смеяться», показывает великолепные данные по стрельбе. Еще в институте ее зовут на полугодовые курсы – хрестоматийный НКВДшник (с трясущимся ректором в виде фона) «не советует отказываться» от предложения, от которого нельзя отказаться». Она и не отказывается – постреляла. Потом идет на свидание к еврейскому студенту, рабоче-крестьянский юмор в виде комического допроса от еврейских родителей ухажера. В это время из радиорепродуктора звучит: «…Ровно в четыре часа утра», короче все. Детские игры закончились даешь окупать затраченный на блокбастер бюджет!

Вжжж. Пролетели бомбардировщики. Отмбомбились. Пах-пах-пах. Постреляли истребители. Отстрелялись. Бух-бух-бух. Повзрывались баржи с нашими солдатами. Утонули.

Все это примерно минутки на четыре при общем временном хронометраже в 115 минут. На панорамы уровня Озерова или Спилберга денег не нашлось. Спецэффекты бай-бай. Решили компенсировать духовностью, перед которой дрожит Запад (еще не проклятый, а вполне себе даже союзник, но его чуждые нам ценности, то тут, то там просвечивают и здесь) и любовными историями.

Первое. Павличенко в составе делегации в СССР в США пытается убедить союзников открыть фронт. Здесь ее атакуют журналисты, которых очень интересует почему же если СССР, сам нарушает human wrights, ему требуется помощь Запада. Вспышки камер, улюлюканье. И «друг России» Элеонора Рузвельт, дающая юной подруге уроки обращения с прессой, заодно дарящая платье. Все это параллельная сюжетная линия. Апофеозом ее станет агрессивное выступление перед американскими господами – «Господа я убиваю фашистов уже два года. Может и вам хватит прятаться за моей спиной?» Восхищенная публика хлопает. Но второй фронт будет открыт только через два года.

Второе. Павличенко и ее мужчины. Первый – ее инструктор по стрелковому мастерству. Поучил. Потом едва не набил морду слишком настойчивому ухажеру. Ничего не было. Убили. Следующий. Напарник по отстрелу фашистов. Играет Евгений Цыганов – непонятно зачем приглашенный на эпизодическую роль. Научил мысли, что «тот, кому нет ради чего жить – на войне погибает». Все было. Убили. Конечный – тот самый студент-еврей из предвоенного времени. Стал врачом. Единственный, из своих предшественников, пытающийся отправить любимую в тыл. Та не отправляется. Эвакуация из Крыма. Еврей отдает свой пропуск Павличенко. Ничего не было, убили и его.

Забавно, что в конце фильма играет трагическая музыка где описывается как Крым покидало командование и приближенные к ним лицам. Три тысячи покидают полуостров восемьдесят тысяч остается.

Финал.

Я бы не стал даже время тратить на описание этой низкобюджетной поделки, если бы не эта самая концовка, которая не позволяет зрителю всерьез воспринять один из самых постыдных фактов Великой Отечественной войны. Если убрать примитивно поданную – аккурат для домохозяек – мелодраматическую историю настоящего Героя Советского Союза, то мы видим итог. Забывая о Павличенко, нам рассказывают о том, как командование бросает свою армию на фоне морского заката. И в фильме это подается соразмерным поступком – равно как и более трехсот убитых фашистов «Леди Смерть».

Не думаю, что битва за кассовые сборы будет выиграна. Как и историческая битва за Севастополь.

Майя Пакулова, корреспондент «Нового Региона»

Трейлер лучше

Новый Регион: Мыльная опера, битва за кассу или ни обороны, ни Севастополя – коллективная рецензия Нового Региона на главный патриотический фильм весны

По окончании фильма я встала с фразой «Трейлер лучше». А через какое-то время спустя меня накрыло за патриотические чувства: Ну вот можно снять нормальный фильм про войну к 70-летию победы? Ну вот, например, для такой аудитории как я – привыкшей к интеллектуальному кино, видевшей и оценившей и хороший Голливуд и тонкости европейского кино, и конечно, русскую классику на эту тему. С сюжетом, с актерами, с русской психологией и реалиями того времени и с современными технологиями? Не буду писать про плоский сценарий, недотянутые сцены, «мертвых «актеров и даже бедного Цыганова с 2 фразами и почему-то очень широким лицом, с передернутой биографией Беловой – Павличенко. Но меня поразило другое – как можно умудриться снять фильм про войну, где за весь фильм ты ни на минуточку не сочувствуешь главной героине – образу в общем-то трагическому.

А еще мне стало страшно. Вдруг, те, кому сейчас 10-20 лет, так и будут думать, что война – это вот эти симпатичные перемазанные девчонки да романы в окопах.

Екатеринбург. Другие новости 03.04.15

Свердловскую область могут исключить из программы госфинансирования переселения из ветхого жилья. «Спасибо» нужно сказать чиновникам, которые селят людей в руины (ФОТО). / Пенсионерке по делу о заражении уральцев сибирской язвой угрожают расправой. Судебный процесс затягивается, зато появляются новые свидетели эпидемии. / Прогноз мэрии: паводок в Екатеринбурге должен пройти в штатном режиме. Читать дальше

Отправляйте свои новости, фото и видео на наш Whatsapp +7 (901) 454-34-42

© 2015, «Новый Регион – Екатеринбург»

Подписывайтесь на каналы
Яндекс НовостиЯндекс Дзен YouTube

В рубриках