российское информационное агентство 18+

Бульварное чтиво

Подпишись на каналы
NewDayNews.ru

Воскресенье, 20 мая 2018, 20:54 мск

Темы дня, Новости дня, Анонсы, Экспертиза, Спецпроекты, Простыми словами

Распил и распыл: как красиво освоить бюджет – опыт города Че Авторская колонка Элеоноры Шниперсон

Неэтичная история с тем, как инвесторами абсолютно не нужного челябинцам дорогого объекта «Конгресс- холл» стали челябинские налогоплательщики, т.е те же горожане, а не обещанные Дубровским иноземцы и отечественные патриоты – олигархи, напомнила мне похожую историю начала века. С проектом, что бывший начальник мусоровозов Ванунц, мэр Тарасов и его правая градостроительная рука Исупов, назвали «Венец» и обещали воплотить относительно полностью, но отнюдь не целиком к 2012-му году. Собственно, после прихода «на город» Юревича «Венцу» пришел полный… конец. Но! Проектная документация этого большой архитектурной перестройки нескольких кварталов двух центральных районов Че была закончена профильным институтом «Челябгражданпроект». На бюджетные деньги.

А раз была закончена и всеми официальными лицами одобрена, то почему в последние годы, когда заговорили о безобразном лице заслуженного города – труженика, где решили проводить крупные международные мероприятия, власти это проект не достали и не воплотили хотя бы частично? Например, там есть просто идентичные одному из новейших предложений команды Дубровского решения в духе крытого бульвара-галереи. Вероятно, по той же причине, по какой это происходит и сейчас, и было до прихода во власть магнитогорских: временщикам – госменеджерам не важен результат, им главное деньги освоить, или, как говорил земляк- бизнесмен Караманов – ныне важный федеральный дядя, «бабоски».

Конечно, «Венец» был вычурным и пафосным. Изрядно лукавыми были и его драйверы: складывалось ощущение, что бордельно-торговый замысел населению пытаются выдать за досугово-просветительский. Но проект, даже с оговорками, казался эффектным. Таким же, как его придумщик Радик Ванунц.

Молодежь, наверное, уже не помнит, но работал в конце восьмидесятых – начале нулевых в городе такой деятель. Первую часть челябинской жизни он был просто Радиком Манукяном – уроженцем какой-то ужасно далекой от Урала армянской деревушки, шофером и автослесарем по основной специальности, руководителем специализированного транспортного предприятия по должности.

Во второй части (когда в очередной раз мир рушился «до основанья, а затем»), после 1991-го года, Радик Ваникович неожиданно сделался потомком княжеского рода – Ванунцем. Народ не сильно стебался. Тогда многие Борисы Михайловичи стали Борухами Пинхасовичами, Сарайкины обрели родовую иноземную фамилию Мюллер, потные плоховыбритые инженеры и бывшая душная советская номенклатура стали графами Шуваловыми и членами вновь учрежденного Дворянского Собрания, а бабушки-крестьянки оказались задвинутыми на чердак семейных ценностей.

Ну, и журналисты не особо веселились. У Радика Манукяна – Ванунца многие корры «тарасовского» пула числились дворниками: это была схема того мутного времени, когда квартиры работодатели уже не давали и купить их могли только владельцы «Хопра», а власть в лице мэра подобным способом – фиктивным рабочим местом в муниципальном учреждении – заботилась о симпатизирующих СМИ.

Тогда Ванунц руководил колонной «Челябспецтранса», что дислоцируется в начале Комсомольского проспекта. Хороший, кстати, был руководитель: это при нем в городе появились очистительные и поливальные машины, и Че начали намыливать и чистить системно и повсеместно.

Позднее, вежливый восточный человек чуть-чуть предал своего многолетнего покровителя Тарасова – ушел под более высокую административную крышу – губернатора Сумина, возглавил тогдашнее Главное управление дорожного хозяйства области (современное Министерство инфраструктуры и дорожного строительства).

И, к слову, начальником опять же оказался толковым: добился перевода в Че из Уфы управления областным сегментом трассы М5. Это уже не говоря о том, какую конфетку он сделал из страшной типовой панельной многоэтажки на Елькина, где размещалось его управление – чего стоит только одна надстройка краснокирпичной мансарды! А какие борщи и котлеты, лаваши и пироги были в реформированной новоиспеченным князем столовой управления – пальчики не то, что оближешь – съешь, особенно за ту мизерную цену.

Но, интриги, как в любимом анекдоте Юрия Никулина, не позволили Ванунцу долго просуществовать в кукушкином гнезде Сумина. Исчезнув на короткое время в Москву (он и сейчас обитает в столице – возглавляет там, кроме всего прочего, какую-то ассоциацию шашлыковедов, а еще развивает бизнес в родной Армении), Ванунц в последний мэрский срок Тарасова снова объявился в Че. И представил изумленной публике проект по преображению унылых кварталов вблизи своего прежнего управления.

«Венец» мог бы стать достойным продолжением усилий армянского уральца по облагораживанию территории, где он волею судьбы оказался на ПМЖ. Мог бы, да не смог, как говорит один малоартикулированный персонаж медийного пространства Че…

Эти картинки из газеты «Уральский курьер» от февраля 2002-го года дают лишь некоторое представление о проекте. Уверена, куда более детальные варианты сохранились у многих разработчиков «Венца». Так, к слову, называлась и строительно-инвестиционная компания Ванунца, созданная конкретно под этот проект.

По сути, Ванунц хотел в комплексе зданий в Советском районе создать микс из архитектурно-культурных «западных» и «восточных» прелестей, которые в начале века (да и сейчас) могли «живьем» увидеть и попробовать на вкус, цвет и удачу далеко не многие южноуральцы. «Венец» был задуман как фееричная смесь Дисней Лэнда для взрослых, Лас-Вегаса, Елисейских полей, Метрополитен-музея, Ла Скалы и азартных заведений Монако.

В новом районе должны были появиться японские, китайские, кавказские, французские и итальянские ресторанчики. Театры. Фонтаны (Тарасов же сидел на троне). Отели. Бутики. Художественны галереи и музеи. Казино. И много еще всякой всячины под разными архитектурными и культурными соусами. Так сказать, национальные драгоценности в миниатюре на бесконечном (полтора километра) и широченном (почти 40 метров) пешеходном бульваре, где славянские кварталы должны были сменяться грузинскими и армянскими, а те, в свою очередь пекинскими и парижскими. Освещение по форме должно было напоминать аутентичное, но, как сказали бы сейчас, на основе нанотехнологий. Часть эклектичного города предполагалось накрыть стеклянными конструкциями в духе миланских старых кварталов и небьющегося американского конструктивизма.

Никто не возражал, ибо площади в районе Елькина и примыкающих к ней улиц по большей части – какие-то страшные склады и гаражи за высоченными заборами.

Земли мечтателю-практику выделили щедро – почти 40 гектаров.

«Венец» ограничили: с запада – улицей Елькина, с Востока – Цвиллинга, с юга – Курчатова, с севера – Карла Либкнехта. Разработчики впихнули в новую идею Драмтеатр и парк имени Пушкина, десяток имеющихся офисных зданий и жилых домов, не забыли даже о танковом институте – он тогда еще функционировал. На дворе стояли 2001- 2003 годы.

Разработчики обещали вот такую всемирную, хотя и карликовую ляпоту.

В парке Пушкина должны были появиться уютные – под старину – аллеи и копии древнегреческих скульптур. Тарасов особо настаивал на греческих: мол, с римскими не разберешься, «был я в Летнем Саду – с виду приличный бюст, прочитаешь табличку – Нерон…» А еще в парке (все в том же – имени Пушкина) хотели создать Площадь искусств, где, вероятно, нашел бы себе пару установленный при другом мэре Венер. Ибо эту площадь предполагалось «заселить» скульптурным творчеством авангардистов.

Площадь эту должны были «открывать» Врата Рая – фантазийный все-таки мужик был бывший командир мусоровозов! Врата эти – обычная, только крошечная Триумфальная Арка любого более менее продвинутого европейского города, – вели бы в Русский квартал. Его Ванунц мыслил миксом сталинского ампира и древнеримского градостроения. В этом пафосном месте планировали пешеходную зону для художников всех мастей – от живописцев и певцов до студентов «кулька».

Элеватор хотели превратить в Музей, с площадью и зеленым сквером, отчасти напоминающим планировку парка Русского Музея в Питере.

Следующий за Русским – Кавказский квартал вместо блинных должны были забить экзотическими восточными лавочками, чебуречными и прочими колоритными штучками. Его «венцом» стала бы площадь Согласия – символ мира и взаимообогащения Европы и Азии с сияющей сферой – образом (не много – не мало) самой Солнечной Системы! А также гостиница «Европа – Азия». Причем, европейская часть «хотеля», вы удивитесь, должна была стать мини-Кремлем, а восточная – неумолимо напоминать Пагоду.

Кавказский квартал неорганично перетекал во Французский с имитацией «Мулен Руж», кофеен и даже Версаля! А еще – 50 метров точной копии Башни Эйфеля со смотровой площадкой. Варьете и опять казино! Ну и, не удивлюсь, если разработчики умолчали, дабы не шокировать челябинских бюргеров, о домах терпимости, куда бы разгоряченные челябинские мачо и туристы отправлялись после канкана «девушек в трико» или топлесс, предварительно проиграв или выиграв в рулетку кругленькую сумму. Французский квартал с куда большим смыслом мутировал в Итальянский со всеми необходимыми клише – Ла Скала, Дворец Дожей. Немножко выставок, а по большей части – опять игорные заведения.

Италия неожиданно заканчивалась объединенными (нет, не Эмиратами) Пекином и Токио. С центром Тибетской медицины, садом камней или икебаны. Не исключены, по умолчанию, гейши, но Ванунц и К об этом тоже особо не распространялись. В любом случае, этот квартал – единственное тихое место – тишина и медитация, взрываемые небоскребами Манхэттена – копией знаменитых урбанистических решений, что должны были в следующем за Восточным – Американском квартале во всей красе продемонстрировать западный образ жизни с его алчными и привлекательными институциями и метафорами: Биржей, Бродвеем, боулингом, Биг Маками, торговыми центрами и Музеем современного искусства.

Пространственно-архитектурное решение, как видно даже из этих рисунков, предполагалось многоступенчатым. Под всей бульварной зоной должна была кипеть подземная сервисная жизнь: обслуживающие здания коммуникации, автостоянки и мастерские. Здания непосредственно на пешеходной зоне предполагали сделать максимум в четыре (стилизованных под определенную эпоху и страну) этажа. За ними пронзали бы небо высотки.

Еще разработчики должны были детально модернизировать транспортную сеть, во всяком случае, в центре мегаполиса. Например, улицу Курчатова предполагалось существенно расширить. Модернизации подверглась бы и улица Орджоникидзе, что связала бы красивой сложной петлей улицы Цвиллинга и Елькина. В общем, удобнее и симпатичнее стал бы именно тот район, где имели городское жилье «три слона», на которых держался замысел этого «Венца» – Ванунц, Тарасов, Исупов.

Если бы эта идея была воплощена (даже с допущениями на путан с кальянами), городской центр, может, и не стал бы оригинальным, но однозначно жить относительно молодой части горожан было бы интереснее. Темп и цвет городской среды стали бы динамичнее и ярче. Концептуально поменялась бы атмосфера. Тем более, что сами по себе, назначенные к перепланировке, серые и скучные кварталы уже давно не соответствовали всем генпланам по преображению центра города, что должен быть жилым и обитаемым, а не гаражно-складским. В принципе, на тот лакомый земельный кусок посягали многие, но не все, как Ванунц, предложили проект и не все получили «за компанию» административный ресурс для решения вопросов с имеющимися собственниками нежилого фонда.

Первые куски, что оттяпал «Венец», – перекресток, призванный соединить Елькина с Орджоникидзе, и ветхоаварийный жилой квартал Елькина – Шаумяна. Тут не только должен был появиться «квартал мечты», но, и расселены жители утлого жилого фонда…

Ванунц и Исупов с Тарасовым тогда таинственно говорили, что вот есть заинтересованные отечественные и заморские банкиры. Архитектор Семейкин создал коллектив из десятков архитекторов, инженеров, дизайнеров разных направлений. Проект должен был состоять из пазлов – дескать, полное воплощение – это десятки миллионов не рублевой валюты, так что предложим инвестору на выбор – пусть в первую очередь возводит то, что понравится.

Не построили ничего! Хотя окончание этого практичного и культурного Облака-Рая планировали на 2012- 2015 годы… Как вы знаете, ни кварталы- фантомы не появились, ни пустыри не исчезли, разве что институт танковый ликвидирован (ну, а с путанами в Че никогда проблем не было). А деньги-то на проект – освоены!

Вдобавок к этому подробному воспоминанию добавлю еще несколько не созданных в ЧО и Че фетишей, на которых чудо-менагеры опять же освоили миллиарды бюджетных денег. Это недостроенное при Сумине метро (именно этот деятель обещал довести идеею до результата), несозданную Агломерацию (а сколько треньканья-то было административного!) и т.д.

Очень может быть, что эти не вполне однозначные и дорогие проекты и не стоило воплощать. Как сейчас под большим вопросом эффект от будущей ВСМ (как же – станет она с таким жидким пассажиропотоком органичной часть магистрали Москва-Пекин!) или Конгресс-Холла.

Но, дорогие земляки! Деньги-то отечественные – наши налоги – на эти цели потрачены и тратятся. С согласия на все согласных местечковых властей всех ветвей (и с этими тоже никогда проблем не было): исполнительных, законодательных, городских, областных, районных органов.

Никому не интересно лишь наше мнение. Пора, как мне кажется, эту порочную гнилую практику менять. Начать с депутатов (возможно, всех поменять), а там и исполнителей заставить (при несговорчивости – переизбрать) помпезные проекты за большие бобоски с электоратом согласовывать. В конце концов, деньги эти вы, дорогие мои, для этих деятелей зарабатываете – за очень скромное во всех смыслах вознаграждение (в плане жалованья, среды обитания, культурного досуга и т.д. и т.п.).

В общем, как там, говорится, в талантливом народном стихотворении по случаю надвигающегося праздника и перманентно бестолкового течения дел в Отечестве: «1 Мая – праздник труда, пьяный проспится, дурак – никогда».

Челябинск, Элеонора Шниперсон

Челябинск. Другие новости 28.04.18

Безработица в норме. Спецпроект РИА Новый День «Экономика для чайников». / В Челябинске журналисты привели полицию в штаб Навального. / 28 апреля ожидаются следующие события – Челябинск. Читать дальше

Отправляйте свои новости, фото и видео на наш Whatsapp +7 (901) 454-34-42

© 2018, РИА «Новый День»

В рубриках