российское информационное агентство 18+

Расследования "Нового Дня"

Подпишись на каналы
NewDayNews.ru

Четверг, 22 августа 2019, 21:06 мск

Темы дня, Новости дня, Новости кратко, Анонсы, Экспертиза, Спецпроекты, Простыми словами

15 лет без любви и согласия: общественно-политический бэкграунд Южного Урала

13 апреля челябинскому отделению РИА «Новый День» исполнилось 15 лет. За это время мы «пережили» трех губернаторов и не без любопытства наблюдаем за топ – менеджерскими усилиями четвертого «номинанта» на эту должность.

Как нам кажется, юный полуюбилей – повод оценить масштабы увечий, нанесенных местечковой властью южноуральским городам и людям и постараться сделать работу над прежними электоральными «ошибками», чтобы по осени выбрать того, кого надо, а не того, кого в очередной раз прислала «на царствие» федеральная власть.

Патамушта уже просто неприлично ошибаться на 86-м году жизни (85 стукнуло Челябинской области зимой 2019-го) с выбором спутника этой самой жизни. Анализ предыдущих «брачных союзов» южноуральцев и чиновников провела наш постоянный читатель и автор Элеонора Шниперсон.

«Хоть собой неказист, да на миру речист»

Новый День: 15 лет без любви и согласия: общественно-политический бэкграунд Южного Урала

Челябинский кластер НД появился в регионе, когда тот вошел в фазу самого неприятного и длинного периода суминской Реставрации – Застой. Усталость населения от руководителей – комсомольцев суминского призыва в 2004-м году вылилась в смену власти в региональном центре – вместо правившего 13 лет Вячеслава Тарасова город выбрал Михаила Юревича.У которого в карьерном анамнезе было многое, за исключением хоть одной ступеньки советской карьеры.

Не исключено, что на прямых выборах народ сместил бы и совсем одряхлевшего (не в силу возраста, а в силу ментальности и нездоровья) Сумина, сделав выбор в пользу «молодых и рьяных», но очень разных и отличных от Сумина и друг друга (и тем интересных) Гартунга, Гришанкова, Панова или того же Юревича, которым тогда вообще « попёрло».

Но на тот момент, выбирать губернатора народу уже запретили. И править оставили все того же, ранее избранного «дорогого» и сильно больного Петра Ивановича – демагога и популиста на словах, слабого переговорщика и драйвера на деле. Одна из самых знаковых его цитат дословно звучала так: «Пусть далеко не все граждане все понимают, но движение идет в верном направлении!» При этом сам спикер довольно плохо разбирался в текущих процессах, не говоря о тенденциях.

Собственно, частично именно поэтому, при всем пиаре и самопиаре Петра Сумина, сегодня можно сказать, что «народный» губернатор (как называл его основной идеолог той парадигмы Андрей Косилов) с успехом продолжил «антинародную» политику своего предшественника Вадима Соловьева. С той лишь разницей, что экс-комсомолец и экс-коммунист Сумин, в отличие от такого же двойного «экса» Соловьева, не ратовал за правый буржуазный курс, а кричал, что «не пустит в область мародеров» и про прочую социальную справедливость. При этом, при Соловьеве расцвели буйно и ярко «свои» олигархи, типа, Аристова, Комарова, Гартунга, Панова, Братишкина и пр., а при «леваке» Сумина в регион как раз и вошли Алтушкин, Дерипаска, Усманов и иже с ними. Ну и «своим пацанам» от областного пирога доброго дедушки Петра Ивановича досталось по кусочку: это именно «оттуда» у чиновника Дятлова строительный бизнес, у чиновника Косилова «Равис» и агробизнес, у Сербинова банк «Снежинский» и т.д.

Всем остальным «братьям и сестрам» народного губернатора – почти трем миллионам жителей ЧО его правление ничего хорошего не принесло, если судить по размеру зарплат южноуральцев и уровню безработицы, уродству городов и экологической опасности. С коррупционной составляющей у «народного» тоже все было «в порядке» – Дело Продкорпорации, Дело Тимашова, Дело Радиоэкологии и пр.

Загадкой остается лишь нерушимая симпатия приблизительно 20% процентов населения региона, что дважды все-таки проголосовали за этого человека. Какие-то старушки жалели «болезного», отдельные пролетарии верили, что он реальный борец с олигархами. Некоторые болельщики радовались его вниманию ХК « Трактор», где активно продвигали одного из самых заурядных игроков – вратаря Алистратова, губернаторского внука.

И все равно, это не объясняет веры в того, кто говорил одно, а потворствовал другому. Так что, как ни крути, но вина за то, что Челябинск при Сумине на 13 лет застрял в махровом, приблизительно 1971-м году (когда комсомольский вожак с ЧМЗ Петр Сумин носил за героем Соцтруда Панфиловским урну с родной землей, что должны были увезти на Северный Флот новобранцы), лежит и на этих фанатах «дорогого Петра Ивановича»…

«Не урод, так и красавец»

Новый День: 15 лет без любви и согласия: общественно-политический бэкграунд Южного Урала

Следующий губернатор – до этого госдеп и мэр, макаронный магнат, а еще раньше – коммерсант в сфере ритуальных услуг Михаил Юревич взлетел на трон как патрончик из обоймы ненадолго назначенного президента Дмитрия Анатольевича. Но поскольку ружьишко того президента дало осечку, то и «наш» патрончик не доработал даже до конца первого губернаторского срока.

Тем не менее, когда Юревич только – только взошел на региональный престол, народ встрепенулся. Объявили дорожную революцию. Пообещали «зеленый свет» коммерсантам не только высшей, но и второй лиги. Дамы пёрышки почистили: все-таки после дедушки Сумина импозантный, в самом расцвете сил Юревич внушал надежду на модернизацию, гламуризацию и прочие «нано» излишества.

Однако деревья вырубили, трассы проложили таким методом, что они и летнего сезона не простояли. Бизнес обложили несусветной данью в «фонд Юревича», а потом и вовсе отжали лакомые и даже прогорклые куски в «свой котел». С репутацией тоже все не заладилось: буквально в первые дни спалился фельдшер Илюша Пруцких – «природоохранник» с фальшивым дипломом доктора. Потом последовало медицинское дело…

Хоронили, правда, тогда в городе и, в целом в регионе, культурно: как выходец из кладбищенского бизнеса, Юревич знал законы этого рынка и порядок навел железный. Да и культурная жизнь поднялась на ступеньку: симфонические гастроли, фестиваль маститых исполнителей под патронажем мировой знаменитости. И с гламуром дело двинулось: чего стоит только вторая супруга губернатора – «студентка Кристина»…

Однако, уже к моменту падения метеорита южноуральцы поняли: и этого начальника ЧО им тоже « не надь». Поэтому, когда ВВП отставил Юревича и, в соответствии с появившемся трендом «Тагил рулит», назначил своим номинантом на соискание челябинской губернаторской галеры топ-менеджера Уралвагонзавода, выходца «с Магнитки» Бориса Дубровского, электорат принял этого мрачного любителя гирь с распростертыми объятиями.

И, не особенно вникая в саму суть магнитогорской ментальности, довольно дружно сбегал на выборы и (поверив любимому президенту) проголосовал за путинского кандидата: Лишь бы медведевский Мишка со своим «жидким льдом» и повальной обдираловкой свалил отсюда подальше.

«Нет паренька – отдашь за пенька»

Люди же не знали, что к моменту, когда выбор пал на фигуры, типа, Холманских или Дубровского, вертикаль уже выкосила креативных и честолюбивых. Остались одни исполнительные, правда, жадные и туповатые. И, тем не менее, нужно было включить мозги перед голосованием и хоть немного приглядеться к скверно артикулированному магнитогорцу, который знал только одно длинное слово – «компетенции» и одно современное – «кластер», а в остальных случаях обходился тремя- четырьмя буквами «Все на сдачу ГТО», « ГОК от РМК – круть» и т.д. и т.п.

И подручных себе этот компетентный в кавычках человек набрал таких же. Сеничева, что обматерил родной регион на первом же месяце госслужбы. Тефтелева, о речах которого даже вспоминать больно. Не то, что цитировать.

Магнитогорская форма полностью соответствовала содержанию деятельности Дубровского и К: замешанная на чиновном чванстве командная система, целью которой было не процветание населения и территорий, а дальнейшее «богатение» магнитогорских семей, что Дубровский распихал по всем структурам, либо, как личной фирме «Синай», отдал на откуп все стоящие региональные заказы. То есть с беспардонной упертой наглостью обеспечил перетекание бюджетных средств в личные карманы его друзей, родных и «нужничка».

К населению все эти дивные люди относились с усталым пренебрежением местечковых царьков.

Все города и дороги области, где появились «дубы» из дубравы нового губернатора стали тонуть в грязи по осени и весне, в снегу по зиме, и заливаться летом. НМУ поселились в регионе навсегда.

Вся олигархия получила безусловную поддержку Дубровского, которую он неуклюже демонстрировал, например, «почитанием» как гражданина Че свино-спирто- ферросплавного магната Аристова в наиболее неудачный период отношения социума к этому персонажу: когда тот заставил платить четыре ляма работягу – виноватого, но слишком бедного для подобного приговора.

Строительная сфера (в любых масштабах) стала напоминать историю про домик Тыквы из социально-заостренной сказки «Чиполлино».

Диалог с людьми, не пожелавшими видеть под носом города – миллионника такую темную лошадку, как Томинский ГОК, вылился в невиданное доселе в Челябинске пронунциаменто.

Дубровского стали презирать даже местные, обычно весьма индифферентные ко всяким политическим пошлостям «академики» – и за продавливание «опорного вуза» в Магнитке, в том числе.

Короче, уход Дубровского стал для всего региона, исключая некоторую часть на юге, большим и светлым праздником. И вот опять таки на этой волне расставания с постылым начальником буйным цветом заистерили надежды, что люди, едва поздоровавшись, стали возлагать (а порой даже требовать их немедленного осуществления) с очередного путинского выдвиженца.

«Замуж выходи – в оба гляди»

Нет, я вовсе не призываю хамить – мол, мы еще посмотрим, что за кекс этот Текслер, и на что он нам тут сгодится и сгодится ли. Но – осмотрительность, раз уж разрешили выбирать – голосовать не помешает. Ибо есть опасения, что и этот «казачок засланный». Вон как лихо он разобрался с «Тракторным» и дорожным начальством, а про ГОК сразу ушел, уж извините, Алексей Леонидович, в кусты…

Вообще, конечно, все эти пятнадцать лет неумолимо свидетельствуют, что мы – население земли южноуральской и сами выбираем каких-то ненадежных персон и присылают нам «сверху» таких же. Регион похож на старую некрасивую невесту, которая согласна за любого. И так, извините, уже три, если не четыре раза подряд. Поскольку приданое тает, полагаю, стоит задуматься – а не заключать ли с очередным соискателем наших общих руки и сердца, а также подрядов на капитальный ремонт, строительство домов, вывоз мусора и, наконец, захоронения усопших брачный и даже добрачный договор?! Мол, мы тебя выбираем, если обязуешься, что ГОК под Челябинском строить не будут или возведут по стандартам, которым Алтушкину пришлось бы неукоснительно следовать в каких-нибудь Мюнхене или Ливерпуле.

И аналогичные пункты по загрязнению атмосферы. Градостроительной политике. Ремонту оперного театра. Тарифной политике, «и прочая, прочая, прочая…»

Потому что наш брак – неказистого региона с небогатыми жителями может, конечно, строиться на любви с очередным чиновником, но есть риски, как в той пословице: « не кормил, не поил, а целует». Нам бы нужно хоть разок попробовать по расчету, пусть будет «неуклюж, да дюж». А за хорошим мужем и образина – жена может расцвести миндальным деревцем. Тем более, что не такие уж мы и непривлекательные. Природа у нас красивая, солнечных дней как на Тенерифе, особенно в Троицке. Мы терпеливые и работящие.

Короче, нужно грамотно воспользоваться ситуацией. Отдать свои голоса и симпатии тому, кто хоть немножко и нас чумазых, если не любит, то хотя бы уважает и жалеет…

Челябинск, Элеонора Шниперсон

Челябинск. Другие новости 12.04.19

Николай Цуканов с супругой оказались владельцами байков, иномарок, заборов и складов. / Счетная палата: проектное финансирование ведет к подорожанию жилья на 20%. / Банк России обеспокоен: новая схема финансирования долевого строительства дает сбой. Читать дальше

Отправляйте свои новости, фото и видео на наш Whatsapp +7 (901) 454-34-42

© 2019, РИА «Новый День»

В рубриках