российское информационное агентство 18+

Ямал – Спецпроект

Подпишись на каналы
NewDayNews.ru

Среда, 19 декабря 2018, 08:20 мск

Темы дня, Новости дня, Новости кратко, Анонсы, Интервью, Слухи, Видео, Рабкрин, Уикенд

У американцев с идеологией получше, у нас – с гендером. А по секс-меньшинствам – весь мир пока не договорился. Омбудсмен рассказала студентам о Конституции

Сегодня уполномоченный по правам человека в Свердловской области Татьяна Мерзлякова прочитала лекцию студентам УрГПУ в честь 25-летия Конституции РФ, которое отметят на следующей неделе, 12 декабря. «Новый День» приводит самые яркие цитаты из выступления омбудсмена.

«Я работаю немного с другой аудиторией, не с такими послушными детьми, как придется работать вам, а, например, с теми, кого встречаю на митингах. Их приходится прятать и выцарапывать. Так случилось в сентябре ‒ а у меня были выборы, но было 32 ребенка на этом митинге, и я всех их вывела из-под удара, а ведь им могли испортить всю жизнь! Кстати, убежденных навальновцев я там не заметила, в основном, те, кто пришли поглазеть, или случайные ребята. Потом выяснилось, что среди детей оказался сын (телеведущего Иннокентия) Шеремета, и он мне сказал: «Больно вы с ними мягко». Я с ними потом встретилась, рассказывала про Конституцию России, а они мне говорили: «Мы понимаем, нам отсюда надо валить», ‒ рассказала Татьяна Мерзлякова.

Татьяна Георгиевна сообщила студентам, что считает российскую Конституцию лучшей в мире, потому что она опирается на Всеобщую декларацию прав человека. «Где-то мы ушли еще дальше. Например, в мире так и не приняты равные гендерные права, а у нас это есть. Простой пример ‒ в 2016-2017 году в Екатеринбурге собственниками автомобилей чаще становились женщины, а не мужчины ‒ 56 % против 44 %. Особенно автомобили высокого класса – там еще выше процент. Так что мы плакаться не должны, что права женщин сильно нарушены. Но следить за этим надо».

По ее словам, лишь дважды ЕСПЧ и Конституционный суд России не совпадали в своих позициях. «Первое дело – гражданина России, военнослужащего, который попросил уйти в декрет по уходу за ребенком, а ему не разрешили, и он обратился в европейский суд, который признал, что государство неправо. Конституционный суд же сказал, что в условиях, когда нацбезопасность ставится выше, военнослужащий тоже находится в особых условиях. И когда он подписывает соглашение, что идет служить государству, он отказывается от ряда привилегий равности, но ему и даются другие привилегии, например, более ранний выход на пенсию. Кстати, похожая история была в Каменске-Уральском. Там полицейский хотел посидеть в декрете, потому что у него жена ‒ успешный предприниматель, в четыре раза больше зарабатывала, так его полиция тоже не отпустила в отпуск по уходу за ребенком.

Второе дело – должны ли голосовать заключенные? В СИЗО, до суда, мы разрешаем. Есть государства, которые и этого не делают. А кто осужден, ограничены в правах. Конституционный суд РФ не полностью согласился с ЕСПЧ, но он настроил правительство России работать над этой темой. Те, кто уже осознал свою вину, могут начинать голосовать, юстиция работает над этим. Когда я рассказывала эту историю ребятам в политехнической гимназии в Нижнем Тагиле, они спросили меня: «У нас шесть колоний, если они будут голосовать, какого мэра мы выберем?». Посмотрим, на это есть государство, и оно думает».

По мнению Татьяны Мерзляковой, международное сообщество должно объединиться, чтобы устранить противоречия в документах, связанных с правами человека: «Свободы у нас хорошо прописаны, другое дело – есть противоречия. Например, есть свобода интернета, но есть и право на личную жизнь. Я каждый месяц имею по одному-двум обращениям ‒ и это страшно, когда человека просто травят в интернете. Уходит бухгалтер из организации, она крутой специалист, но ее руководитель научился уходить от налогов, а она росла в советской системе координат, и отказалась это делать, ушла от него. И чего он только о ней не пишет. Не хочу повторять ни одной фразы. И мы не можем ничего сделать, не можем найти концы ‒ он же не сам пишет. Это плохо».

По ее словам, есть противоречия и в том, что связано со свободой вероисповедания: «Мы против оскорбления чувств верующих. Вот как относиться к тому, что в Новосибирске ставят спектакль, в котором Христа помещают в бордель? Художник хороший, да. А как относиться к бабушкам, которые надели белые платочки, и вышли против этого? Они тоже люди, а наша пресса свысока смотрит на них. Но надо помнить, что корни, то, на чем мы стоим, ‒ без этого нельзя. Прогрессивно мыслящие ‒ не всегда прогрессивно чувствующие».

Студенты попросили сравнить российскую и американскую конституции. «Во многом они совпадают – в обеих не звучит отмена смертной казни. У них в 14 штатах есть даже смертная казнь для ребенка, а у нас ‒ мораторий. С другой стороны, мы сильно отличаемся: мы, например, права детей отдельно прописываем, а у них ребенок – это просто человек, нет отдельного понятия. Они не подписали Конвенцию по правам ребенка. Они и Сомали. А я считаю, что ребенок – это сын или дочь своих родителей. А если сирота – то ребенок государства. Я нашему губернатору всегда говорю: «Это ваши дети», ‒ заметила она.

Татьяна Мерзлякова рассказала, что главный российский документ часто называют несовершенным из-за отсутствия статьи о правах секс-меньшинств. «Мир не договорился на эту тему. Нет этого ни во всеобщей декларации, ни в правах третьего поколения. Все где-то на уровне морали или законов отдельного государства. Так на основании чего вносить поправки, если нет международного права на эту тему, как бы мы ни относились к этому ‒ да, есть люди со своими отклонениями, но говорить, что Конституция неполноценна по этому признаку – не стану».

В заключение лекции Татьяна Мерзлякова указала на важное различие между конституциями РФ и США. «У них прописана национальная идеология. Что-то должно людей объединять, и вот американцы подчеркнули особенность своего государства. Я была в США, мне звонит Маргарита Михайловна Ковалева (преподаватель УрФУ) и говорит: «Включи 13-ю кнопку». А там показывают, как бежит мальчишка, падает в лужу, плачет. Ему больно. А мама ему говорит: «Чего ты плачешь? Ты же американец». Я потом уже поняла, что в США никто не плачет, а только улыбаются. А мы, наоборот, только печалимся, никто не улыбается. Себя отношу к этой же категории. Мы идем к 100-летию Солженицына, к нему по-разному относятся, силовики вообще не воспринимают эту фамилию, многие говорят, мол, не зря сидел. Так вот Солженицын, будучи в США, сказал: «Я долго прожил и знаю, как страшно жить в государстве, где нет бесстрастного закона, правосудия и следствия». Но не менее страшно жить в государстве, где царит только закон и никто не пытается опереться на категории совести, нравственности, морали и справедливости. Эти сочетания должны быть. В нашей Конституции чуточку больше нравственности, но идеологии нет. Значит, будем искать дальше национальную идею. Попробовали через аэропорты – но что-то не увлекся народ. Я думаю, что не вовремя это было. Но что-то все равно должны искать».

Екатеринбург, Екатерина Норсеева

Екатеринбург. Другие новости 07.12.18

«Это новая открытость»: журналистов закрыли в зале избиркома, пока новый председатель не отошёл на безопасное расстояние. / Свердловчанка порезала сожителя во время ссоры. / У правительства Свердловской области дольщица устроила пикет против федерального закона. Читать дальше

Отправляйте свои новости, фото и видео на наш Whatsapp +7 (901) 454-34-42

© 2018, РИА «Новый День»

В рубриках