российское информационное агентство 18+

Раскол в РПЦ

Подпишись на каналы
NewDayNews.ru

Понедельник, 30 ноября 2020, 11:05 мск

Новости, Кратко, Популярное, Анонсы, Интервью, Слухи, Видео, Рабкрин, Уикенд

«Это не про спорт, а про мотивацию и преодоление». Как пройти половинку Ironman, когда ты не умеешь плавать и задыхаешься на бегу (ФОТО)

Екатеринбурженка Анна Вяткина год назад не умела плавать и не справлялась с утренней пробежкой. Но в сентябре она прошла Ironstar – это соревнования по триатлону, так называемая половинка от Ironman. Спортсмены плывут 1,9 км, затем проезжают на велосипеде 90 км, а после бегут 21,1 км. Это серьезная нагрузка, считается, что для новичков больше подходит дистанция в два и даже четыре раза короче, тем более, если начинать подготовку приходится с нуля. «Все окружение поделилось на тех, кто меня поддерживает и кто говорит: да зачем тебе это надо, ты больная?» – рассказала Анна. Что дает триатлон, зачем вообще ставить суперцели и как не сорваться на полпути – в интервью «Нового Дня».

– Давай с самого начала. Как ты решила пройти Ironstar? Чем ты занималась в тот момент, когда тебе в голову пришла такая идея?

– Прошлой осенью меня по работе отправили на учебу, там были люди со всех регионов страны, и мой коллега из Тагила Сережа. Нас учили дизайн-мышлению, новым подходам к созданию проектов, выступали интересные спикеры. В том числе был основатель соревнований Ironstar Андрей Кавун, у него была клевая презентация, и он сам по себе харизматичный, так зажигательно рассказывал. Он говорил, что Ironman – это не столько про спорт, сколько про мотивацию, про преодоление. А мне, видимо, скучновато стало – все спокойно в жизни, на работе нормально. Я со спортом вообще не на ты была – когда-то ходила в тренажерный зал, чтобы сбросить вес, пару раз в неделю. А на этом обучении по утрам организовывали пробежки. Я утром оделась, вышла, пробежала метров сто и сошла с дистанции – не могла бежать. На следующий день у нас спросили: ну что, кто зарегистрировался после вчерашнего выступления Кавуна? И я поднимаю руку. Мне все зааплодировали. А я не зарегистрировалась еще и говорю Сереже: надо регистрироваться, мне уже похлопали. Он отвечает: «Ань, ты, наверное, не очень понимаешь, что это». Он-то спортсмен, лыжами занимается, бегал марафон на Конжаке. Я предложила: «Давай не Ironman, давай половинку. Сразу зарегистрировалась и заплатила взнос. Мне кажется, я даже не смотрела, сколько надо проплыть, проехать и пробежать. Ну и что такое – проплыть два километра? Я тогда плавать вообще не умела.

– И когда настал момент осознания?

– За две недели до гонки. Я тогда уже год тренировалась и пыталась все это сделать, и у меня были провальные соревнования с меньшей дистанцией. Я помню, просыпаюсь среди ночи и думаю: «Ух ты ж, ***! Ну ладно проплыть, догребу как-то. Ну ладно велосипед, хотя 90 километров... Но потом еще и бежать!"

– А что тренеры? Как отреагировал тренер по плаванию, когда ты сказала, что плавать не умеешь, но хочешь в триатлон?

– Я сменила двух тренеров, потому что они на меня смотрели как на сумасшедшую. Я на самом деле плавать не умела, ну как-то по-собачьи барахталась, а у них во взгляде читалось: ну какая тебе половинка, если ты дышать не можешь и 25 метров не проплываешь? А я такой человек, если в меня верить, я горы сверну. И потом мне девочка, которая составляет расписание, сказала: «Я тут познакомилась с парнем, он будет у нас преподавать, он сертифицированный тренер по «Айронмэну». Я к нему ушла, его зовут Андрей, он сразу же как-то в меня поверил, хотя не на сто процентов, конечно, я понимаю. Но виду не показывал.

– А бег? «Здравствуйте, я не могу пробежать стометровку, подготовьте меня к триатлону»?.

– По бегу у меня сразу нормальная девочка была, она сказала: да научим. Другая проблема оказалась – у меня зашкаливал пульс, 180-195 был. Она объясняла, что надо бегать на пульсе около 145, а чтобы пульс снизить, надо два года заниматься. Андрей же сказал, что все индивидуально, стоит по самочувствию смотреть. И со временем все нормально стало, хотя по первости я умирала, конечно.

– Как ты вообще смогла выдержать тренировки? Ты сходила на первую, поняла, что ты не можешь, подыхаешь. И как решилась на вторую?

– Чисто физически я чувствовала себя последним лузером. Здесь, наверное, сыграло то, что все-таки был Сережа, с которым мы договорились, – что я была не одна. Ну а как? Мужика позвала, а сама сольюсь? Я даже хотела за месяц до гонок поменять дистанцию, когда я уже поняла, что это такое, когда один раз это все сделала по отдельности. Единственные старты, на которые я попала в августе, проходили недалеко от моего дома. И я на парковке встретилась с девочкой, мы разговорились. Ее Аня зовут, меня тоже. И она мне: «О, а ты Вяткина? Я работаю в школе I Love Supersport, это ты собралась на половинку?» И я поняла, что они всей школой обсуждают какую-то чудаковатую, которая пришла и сказала, что через год у нее будет половинка.

– Ты пробежала один километр, потом два, потом десять. Как быстро это получается?

– Вообще не быстро. Я помню, в начале года бежала свой первый забег, 5 километров. Я его за час пробежала, чуть не сдохла. На 10 километров я просила Сережу, чтоб он со мной бежал. Я когда одна бегу, мне прям так жалко себя становится, я могу устать, остановиться, я такая бедная-несчастная. А он мне говорит: «Да ты такая крутая! Ты никогда не сдаешься»! Когда такое сказали, уже невозможно остановиться, надо соответствовать. Но у меня были кризисы, когда я не могла заставить себя тренироваться. Один раз был кризис по бегу. Тренер поставил задачу пробежать 21 километр, это было летом, в августе. Я выходила, пробегала два километра и останавливалась. И так три раза. Три раза меня после двух километров стопорило. Я думала: надо что-то сделать, какие-то книжки читала. А потом, видимо, морально настроилась, поменяла маршрут, музыку и побежала – это была четвертая попытка. Я побежала вдоль озера Исетское, через какой-то лес, кладбище, очень романтично. Выбежала к воде, было красиво, и музыка у меня играла подходящая, и я смогла: сначала семь километров, потом 12, а потом 21.

– В день старта не было желания в лес убежать, пока все готовятся?

– Было очень страшно. У меня начался мандраж за неделю, а когда мы туда приехали, вообще кошмар! Я такой страх испытывала перед рождением детей, когда ты уже на девятом месяце и понимаешь, что тебе уже ничего с этим не сделать, что скоро ехать в роддом, но тебе очень хочется пойти на попятную и все отменить. Было такое же ощущение, я спать не могла. Меня подбодрили, коллеги записали ролик в поддержку, тренер написал: «Физически ты готова. Работай со своей головой». И эта фраза мне запомнилась.

А еще у меня был прецедент. Соревнования Uralman, дистанция вдвое меньше, и я ее не прошла. Я не пробежала десятку, я пробежала пять километров, просто посередине развернулась. Это было 23 августа, до Самары оставалось меньше месяца. Но мне это надо было. Мне как человеку надо сначала облажаться, чтобы сказать себе: «Вяткина, это что за фигня? Ты можешь лучше!".

Я хотела сойти. Реально, я перед стартом сойти хотела, а еще оказалось, что надо с баржи прыгать в воду, а я с большой высоты никогда не прыгала. Там стартуют по четыре человека, и я села, чтоб пониже было, – единственная, кто так сделал. Все прыгают, а я села на баржу и так тихонечко опустилась в воду.

Изначально на плаванье мне было адски страшно, сердце колотилось, я не могла его успокоить. Думала: сейчас инфаркт случится, и что я буду делать? И где тут спасатели, которые должны меня спасать? Думаю, поплыву к берегу. А потом понимаю: по берегу не дойти до того места где был старт, и что я там одна в гидрокостюме буду делать? У меня ни денег, ни телефона с собой. Как-то тупо. Смотрю – люди вокруг меня плывут. Вот когда я у нас в маленьких соревнованиях участвовала, меня демотивировало то, что я самая последняя была. Это очень тяжело, ты понимаешь, что ты последний лузер, и думаешь: сойду, потому что все равно самая последняя. А тут со мной мужичок плывет, такой старенький-старенький, лет под 70, седой, с бородой. Плывет неспешно. А что же я? Плавать уже умею, два километра плавала. И так: раз, раз, лицо в воду давай, лицо в воду давай; потом поплылось. А еще какая-то баржа проходила мимо, меня прям волной от этой баржи понесло в ту сторону, куда мне надо. Я думала: ну ладно, если даже я не уложусь по времени, то я доплыву, тем более раз плывется, опять же, надо как-то на берег выйти. А оказалось, что у меня еще полчаса в запасе. Я не спеша вышла и думаю, сейчас на велике отдохну.

– О чем ты думала, пока ехала? Это же долго.

– Я сама себя поддерживала, и мне так это помогало. Я еду и сама с собой: «Ты клевая, ты супер-баба». Очень классно ехать в потоке, тут меня обогнали, а там даже я обогнала. Какой-то мужик, который вечно меня обгонял, говорит: «Вы сегодня мой талисман». Я думаю – это потому, что ты меня в который раз обгоняешь. Но это здорово. Гонка организована так, что по всей дистанции стоят волонтеры, которые тебя подбадривают. Одна девочка просто стояла и улыбалась – классная работа у нее. Я просто считала круги и ехала. А еще девчонок в разы меньше, чем парней, я думала: «Триатлон мужской вид спорта, поэтому здесь только супер-девчонки».

– А потом у тебя был бег.

– Я боялась, что все побегут как супермены, но на самом деле нет, бег шел вдоль набережной, всех видно, и все бежали впритирку друг к другу. Самый сложный – первый километр, надо, чтобы ноги отошли, они после велосипеда как затекшие, неродные. Мне очень повезло, что у меня по самочувствию все было хорошо, мне кажется, это потому что я следовала рекомендациям тренера. Я видела, как бежал какой-то мужчина, ему так тяжело на финише было, и ему кричали: «Давай-давай, пока ты можешь дышать, ты можешь бежать». И мне эта фраза так запала, я ее весь последний круг повторяла. А на последних кругах было очень крутое ощущение, что вот эти все люди, они почти родными стали, ты их на велосипеде видела, некоторых на барже. Совместное преодоление настолько сближает!

– Ты говорила, что не хотела сначала больше никаких соревнований, а сейчас хочешь Ironman.

– Я поняла, что меня не вштырит уже половинка. Это как наркотик. Когда закончились соревнования, меня психологически отпустило от всего, я поняла, чего я хочу, что я делаю правильно, что не правильно, никаких тревог не осталось. Появилось ощущение, что у меня есть опора. Я читала, что спортсмены занимаются спортом, потому что твои спортивные достижения – это что-то неоспоримое. Это твое достижение, и оно сто процентов завтра не обесценится. Оно как сегодня крутое, так и завтра будет крутым, и всегда. Для меня это что-то невозможное, даже я до конца в себя не верила. Там же не только пройти надо, но еще и в лимит уложиться. Спортсмены укладываются. А у меня на тренировках по каждому виду спорта не выходило. Я не проплывала 2 км за 1:10, я не делала 90 километров на велосипеде за 4 часа, и в бег я не укладывалась. А тут я на соревнованиях уложилась, и у меня еще час остался. И для меня это прям нереальная победа над собой. И я хочу, чтоб меня вштырило еще раз так. Я как только вслух проговорила: «Четыре километра проплыть, 180 ехать и 42 бежать – это невозможно, этого обычный человек сделать не может», – как только произнесла вслух, я поняла, что я хочу.

– У тебя период отдыха или ты начинаешь сразу готовиться к дистанции?

– Сейчас у меня период восстановления еще идет. Мне тренер запрещает заниматься, он говорит: «Если ты сейчас начнешь, тебе зимой организм скажет «стоп» и откажет». Он еще попросил: «Только, пожалуйста, никуда сейчас не регистрируйся. Подожди, мы с тобой встретимся, я тебе объясню, что это такое. Потому что это не просто в два раза больше, это принципиально другой режим подготовки. Я тебе объясню, а потом мы вместе выберем старт».

– Ты не профессиональный спортсмен, у тебя есть работа, дети. Как все успеваешь?

– Иногда тренировки по четыре часа в день были. Бедные дети, надо отдать им должное, они у меня очень клевые. И когда мама шла на тренировку и пропадала на четыре часа, они сидели дома и играли друг с другом. Летом я много тренировок ставила на утро, начинала заниматься в четыре часа утра, потому что к девяти мне надо на работу. В четыре утра я переплывала озеро Исетское и выходила на работу уже бодрая, веселая. Человек, который с утра плавает в ледяной воде, не может быть грустным. Мне кажется, позже пяти утра я никогда не вставала. Иногда я тренировалась на озере, а тут же у меня ребенок бултыхался в воде.

– У тебя в жизни что-то поменялось из-за триатлона?

– С самого начала практически у меня все окружение поделилось на тех, кто меня поддерживает, и тех, кто говорил: да зачем тебе это надо, ты больная? Еще были те, кто считал: о, ты занимаешься, прикольно, но, ха-ха, у тебя ничего не получится. Были и те, кто прямо против был.

– Это единственная твоя сумасбродная вещь, которая тебе в голову пришла – покорить дистанцию? Или ты такая по жизни?

– Это самая сумасбродная. А еще я пою. Я с детства хотела, но мне не давали. А еще мы решили лыжами заняться. Мне Сережа сказал: «В марте мы должны пройти «Европу-Азию», я побегу 50 километров, а ты 35». Я ответила: «Отлично, я вообще не катаюсь на лыжах, к марту мне надо научиться кататься и пробежать 35 километров».

Фото с соревнований предоставлены героиней публикации

Екатеринбург, Светлана Загороднева, Семен Саливанчук

Екатеринбург. Другие новости 23.10.20

Уральский комбинат уличил депутата во лжи и отсудил денежную компенсацию. / Минобр предложил школам продлить каникулы на 10 дней. / Открытие «Эрмитаж-Урал» еще раз перенесли – теперь на апрель 2021 года. Читать дальше

Отправляйте свои новости, фото и видео на наш Whatsapp +7 (901) 454-34-42

© 2020, РИА «Новый День»

Подписывайтесь на каналы
Яндекс НовостиЯндекс Дзен YouTube

В рубриках