российское информационное агентство 18+

Новогодние гадания

Подпишись на каналы
NewDayNews.ru

Среда, 19 января 2022, 05:24 мск

Новости, Кратко, Популярное, Анонсы, Интервью, Слухи, Видео, Рабкрин, Уикенд

«Как доказать прошаренному ребенку, что ты настоящий?» Интервью с Дедом Морозом

До новогодних праздников осталось две недели, и подготовка к нему идет полным ходом: горожане наряжают елки, покупают подарки и, конечно, готовятся к встрече с Дедом Морозом. Но как же сам волшебник относится к празднику: любит Новый год или работает ради денег? «Новый День» поговорил с профессиональным Дедом Морозом Игорем Патрушевым, который каждый год приходит к детям в шубе и с бородой.

– Расскажите, какая главная боль Деда Мороза?

– Боль в том, что в этот образ я вкладываю всего себя, полностью перевоплощаюсь и сам в себя верю, но не все относятся к этому серьезно, для некоторых мы просто аниматоры, требующие большой оплаты. В мой костюм было вложено невероятное количество энергии и денег. Только внешний образ Мороза Ивановича стоит около 150 тысяч. Это натуральная борода из натуральных волос, парик, борода, брови. Костюм шился вручную, его моя бывшая супруга делала, когда мы вместе создавали этот проект. Каждый камушек и весь мех пришивался вручную. И когда она это делала, смотрела детские сказки советские и вдохновлялась. И вот весь этот образ пропитан настоящей сказкой и духом Нового года. Поэтому для меня это ценный образ.

Еще боль в том, что когда мы приходим к детям в первый раз, они уже в сознательном возрасте и Дедов Морозов навидались: и в садике, и в школе, и в торговых центрах. Но там, если говорить напрямую, это мужик в красном костюме с бородой на резиночке. Никакого погружения в образ нет, и из-за этого у детей ломается отношение к сказке, нам приходится его заново возрождать…

Какая еще боль? Хах, больно бороду снимать. У меня на грим уходит только 40 минут перед началом, все наклеивается, макияж наносится, румяна. Потом клеятся брови, усы, все держится, дети могут даже подергать. А потом это сложно все снимается, и лицо не всегда мне благодарно. Поэтому мы (со Снегурочкой, – прим. ред.) берем дороже, чем другие.

– Каков же ваш ценник?

– 30-31 декабря – 15 тысяч за 20-минутный визит. До и после – 12 тысяч. Если нужно ехать загород, то плюс еще транспорт. На корпоративах берем дороже, потому что со взрослыми работать сложнее, а с пьяными взрослыми вообще грустно.

– Что входит в 20-минутную программу?

– Мы вместе со Снегурочкой приезжаем домой к малышам, первой заходит Снегурочка, так как она более лайтовый, простой персонаж, знакомится с детками. Потом зовут Деда Мороза, он грозный, не Санта Клаус. Понятно, что все рассказывать не буду, но у нас всегда музыкальное сопровождение, программа вырабатывалась годами. И когда появляется Мороз Иванович, дети, как правило, в шоке, потому что у меня очень большой костюм – мех, камни, посох светится. Я меняю голос, меня не узнать. С детками знакомимся, играем, колдуем так, что холодный пар стелется по полу. Как только ребенок это видит, он попадает в сказку.

– Бывали случаи, когда дети скептически относились к Деду Морозу, не верили? Как действуете в таких ситуациях?

– Сейчас вообще дети очень прошаренные. У всех есть «Тик-ток», «Ютуб», «Инстаграм». Был у нас один мальчик, который на «Ютубе» вместе с папой ведет канал, у него два миллиона подписчиков, а ему лет восемь. Естественно, у нас знакомство началось с проверки на вшивость, настоящий ли Дед Мороз. Единственный способ доказать ребенку, что ты настоящий, – соглашаться с тем, что он говорит: «Это же сухой лед!» – отвечаю: «Да. А какой он еще может быть? Мокрый?» У ребенка перезагрузка, не удалось подловить.

Я говорю с детьми на одном языке и не пытаюсь разыграть какого-то персонажа. Я всегда делаю упор на то, что я настоящий живой человек, меня можно потрогать. Бываю теплый, но могу и заморозить. Когда у ребенка появляется связь с реальностью, не остается никакого скепсиса вообще. Бывает, что дети, глядя на своих родителей, полностью не раскрываются, потому что мамы и папы сами не принимают, что Мороз Иваныч настоящий, из-за этого и у детей сомнения.

– Как обстоят дела с подарками? Как действуете, если ребенок получает не то, что хотел?

– О таком родители обычно сразу предупреждают. Перед тем как приехать, я всегда спрашиваю: сколько лет ребенку, как зовут, любимая игрушка, любимое животное, что подарите, что просил, писал ли письмо. Подарки мне передают в подъезде. Если ребенок получает не то, что хотел, я аргументирую. Говорю, что закончилось, что это не то, что он на самом деле хотел. Но, на том, как ребенок вел себя, – плохо или хорошо, я никогда не делаю акцент, зачем травмировать детей? У меня у самого детская травма после Деда Мороза.

– Сохранилась ли традиция читать стишок на стульчике, от которой психологически пострадал не один ребенок?

– Я никогда не насилую детей. Помню себя с трясущимися коленками на этом самом стульчике. Мороз сидит поддатый, а я уже вижу самосвал, который мне должны подарить, но я ведь его уже заслужил. Но все равно пришлось пережить этот стресс со стишком, который я, конечно, в середине забыл. Детей это травмирует, поэтому творчество только по собственному желанию, если подготовили. Если нет, то просто поем песенку, и я вручаю подарок. Бывает, что родители выступают вместе с детьми. Или я там заранее спрашиваю, кто еще есть в квартире, имена бабушек и дедушек. Потом подхожу к бабушке, говорю: «Людочка! Мы с тобой так давно не виделись! Я тебя помню!» А Людочке 80 лет, смеется, плачет…

– Дети какого возраста уже не верят в Деда Мороза?

– Есть те, кто обращаются к нам уже на протяжении пяти лет, есть ребята, которым 12, 13, 15 лет, и они до сих пор ждут Мороза Ивановича, потому что он настоящий. Они верят, и я вижу это в глазах. И именно это заряжает. Даже взрослые, папы приходят обниматься и ждут с нетерпением следующего года. Так что ограничения по возрасту нет.

– Есть ли проблемы с алкоголем, когда родители после программы предлагают налить или отметить с ними?

– Много кто предлагает остаться у них, угоститься и выпить, но я очень строго и принципиально к этому отношусь. В работе с детьми ни курить, ни пить, никаких стимуляторов, только кофе. Приходится уезжать, потому что нас ждут следующие ребята. А еще в полном гриме невозможно существовать, это со стороны красиво, но изнутри тяжело, лицу тяжело, костюм тяжелый, очень жарко дома, есть невозможно через бороду. У меня с собой всегда трубочка, чтобы попить. Был случай, когда папа под впечатлением обнимался, разговаривал с нами после программы, сходил за коньяком, предлагал выпить. Но потом пил один, а мы просто общались. Потом он вызвал нам машину и пригласил на следующий год.

– Какие дни у Дедов Морозов самые загруженные?

– С 25 декабря по 1 января – самые загруженные дни, с утра до вечера. А так у нас с 12 числа начинается работа.

– У вас нет чувства потерянного праздника, когда вы работаете, не отдыхаете с друзьями?

– Такое случается, особенно под конец устаешь, но я сам не воспринимаю обычный праздник как праздник. Мороз Иванович – это часть меня, я уже праздную именно так. Обычный праздник для меня потерял ценность. Когда есть какой-то шум, музыка – я чувствую себя на работе. В Новый год я включаюсь через образ. Но в новогоднюю ночь я работаю только с теми, кто относится к Новому году так же, как и я, или за очень большие деньги. С детьми нравится больше, потому что они настоящие. У нас происходит энергообмен. А взрослые больше потребляют.

Фото предоставлены Игорем Патрушевым

Екатеринбург, Мария Зыкова

Отправляйте свои новости, фото и видео на наш Whatsapp +7 (901) 454-34-42

© 2021, РИА «Новый День»

Подписывайтесь на каналы
Яндекс НовостиЯндекс Дзен YouTube

В рубриках