российское информационное агентство 18+

Подпишись на каналы
NewDayNews.ru

Воскресенье, 18 августа 2019, 07:34 мск

Темы дня, Новости дня, Новости кратко, Анонсы, Интервью, Слухи, Видео, Рабкрин, Уикенд

«Пять месяцев ходила со сломанной челюстью». На Урале каждая четвертая становится жертвой домашнего насилия

Уже осенью Госдума может начать рассматривать закон о профилактике домашнего насилия, который призван нивелировать вред, причиненный законом 2017-го. Он, напомним, перевел побои и истязания родственников из уголовной в административную плоскость. Тогда за то, чтобы абьюзеров наказывали только штрафом, а не лишением свободы, проголосовали 380 из 450 депутатов Госдумы РФ. Как говорят уральские эксперты, у закона 2017 года были и положительные, и отрицательные последствия. Последних, конечно, больше. К тому же практика двух лет показала, что нужны более действенные меры по защите жертв домашнего насилия.

Официальная статистика утверждает, что с декриминализацией побоев все пришло в норму. «Мы не отмечаем, что случаев домашнего насилия стало больше в связи с декриминализацией. Число лиц, которые состоят на учете участковых полиции [из-за применения насилия в семье] примерно на том же уровне, что и прежде – около 1500 на Свердловскую область. С ними ведется адресная работа, ежеквартальные обходы квартир», – рассказала сегодня на пресс-конференции в Екатеринбурге заместитель начальника отдела организации деятельности подразделений по делам несовершеннолетних ГУМВД РФ по Свердловской области Лилия Будкевич.

По данным судебного департамента Верховного суда РФ, число уголовных дел, связанных с насилием в семьях, резко снизилось. В 2017-м их было 4240, а в 2018-м уже 1957. «Эта статистика не учитывает административные правонарушения, увеличилось ли их количество с уменьшением уголовных? Трудно сказать. Но точно снижается латентность домашнего насилия – то есть ситуаций, когда о совершенном преступлении не сообщается. Она всегда была высокая, а с 2017 года стало расти число сообщений о насилии в семье. Может, из-за этого кажется, что таких преступлений становится больше. Но объективно нет криминологического фактора, который увеличивал бы число таких преступлений. Мы проводим сплошные опросы в Екатеринбурге, цифры есть по Кировскому и Орджоникидзевскому районам, по домашнему насилию они не изменились по сравнению с тем, что было 6-7 лет назад», – объясняет доцент кафедры уголовного права УрГЮУ Данил Сергеев.

Но те, кто работает не с цифрами, а на передовой – с жертвами насилия – говорят совсем иное. Заместитель директора кризисного центра «Екатерина» для женщин и детей, переживших насилие в семье, Ольга Селькова указывает, что число обращений к ним увеличилось на 70% после декриминализации побоев в семье. «Люди не знают, что им делать, часто говорят о том, что выросло недоверие к правоохранительным органам. В ноябре прошлого года мы проводили исследования в ИК-6 в Нижнем Тагиле среди женщин, которые убили своих мужей или партнеров – таких нашлось 70 человек. Из них 60% подвергались домашнему насилию до убийства. Три женщины сказали, что в день убийства несколько раз обращались в полицию, но она не выехала на адрес с фразами: «Когда убьют, тогда приедем». Потерпевшие оставались один на один с преступниками. Например, одна ходила пять месяцев со сломанной челюстью, у нее все загнило, но она боялась обратиться куда-то, потому что еще ужесточится агрессия в ее адрес. Были нападения с ножами, удушения, история каждой связана с тем, что государство их не защитило. За прошлый год каждая четвертая женщина подвергалась истязаниям», – рассказывает Селькова.

К ужасной картине, в которой тысячи женщин и детей становятся жертвами агрессоров – как правило, все же страдают в семье именно от рук мужчин, – подталкивает само общество, осуждающее жертву, утверждающее, что она сама спровоцировала истязания или сама виновна в том, что согласилась жить под одной крышей с абьюзером. «Даже чтобы подать заявление, жертве нужно несколько случаев избиения, мне кажется, это не совсем нормально для общества. Их нужно «подкопить». Общество способствует тому, чтобы избиений было несколько», – говорит директор центра социально-психологической помощи детям и молодежи «Форпост» Юлия Дерягина.

Ее слова подтверждает кандидат юридических наук, председатель совета партнеров LOYS Денис Пучков. «Хотите пример? Новая Зеландия. Семейная пара. Маленький ребенок. Муж в подпитии начал ругаться с женой. Он не бил ее, но просто ударил сильно по стене. Она позвонила в полицию, объяснила ситуацию, к дому подъехало пять экипажей полиции, положили всех на пол, кроме ребенка и женщины, их вывели из дома и увезли, предоставили квартиру. Вы можете такое представить в России? В России следующее: если вас побили один раз, ничего страшного. Вызовет полицейский агрессора, составит протокол, выпишет ему штраф 5 тысяч рублей и отпустит домой, и тот целый год не будет бить жену, потому что знает, что будет привлечен к уголовной ответственности, а через год побьет еще раз. Какой итог? Женщины будут защищать себя сами. «Я не хотела умирать» – вы же видели? Как сделали девочки Хачатурян, которые сидят в тюрьме уже год. За что? За то, что отец их бил и насиловал. Поэтому закон нужен», – подытоживает Пучков.

Екатеринбург, Екатерина Норсеева

Екатеринбург. Другие новости 12.08.19

За три дня под колесами поездов погибли трое жителей УрФО. / «Это стратегический ресурс»: уральцу не дали увезти за границу чемодан красной икры. / С 20 августа в Екатеринбурге стартует запись в спортивные и художественные школы. Читать дальше

Отправляйте свои новости, фото и видео на наш Whatsapp +7 (901) 454-34-42

© 2019, РИА «Новый День»

В рубриках