российское информационное агентство 18+

Конфликт на Украине

Подпишись на каналы
NewDayNews.ru

Пятница, 12 августа 2022, 12:59 мск

Новости, Кратко, Популярное

Эрозия, расшатывание и сход лавины: новое мироустройство зависит от способности России устоять под давлением

Прежнее мироустройство перестает существовать, будущее еще неясно, но напрямую зависит от того, сможет ли Россия выстоять в условиях беспрецедентного давления. Такое мнение, как передает корреспондент РИА «Новый День», высказал главный редактор журнала «Россия в глобальном мире» Федор Лукьянов сегодня на пресс-конференции в Москве. По его оценке, в условиях украинской спецоперации Россия решает национальные задачи, связанные и с безопасностью, и с самоопределением.

«До событий 2022 года публичное предложение миру, которое звучало из Москвы, было многословным – это многополярность. То есть, отсутствие чьей-либо гегемонии. Это справедливое устройство в том смысле, что никто не извлекает неправомерных выгод. Это был такой пас в адрес того, что прежде называлось «третьим миром». Сейчас так называть не принято. В общем, тот незападный мир, который полагает, что и сегодня выгоды от мировой экономики распределены неравномерно. Мы говорили о праве всех развиваться согласно своим традициям, законам и обычаям… Мы последние лет 15 балансировали на грани провозглашения откровенно антизападного подхода, упаковывая это в набор тех постулатов, которые очевидным образом противоречили и противоречат западным принципам, но не провозглашая необходимость борьбы против западного. В некоторой степени это пользовалось спросом на международной арене по мере нарастания усталости от америкоцентризма и гегемонии западного взгляда», – полагает Лукьянов.

Эксперт обратил внимание, что сейчас Россия вступила в совершенно другой период, который «заставляет переосмысливать, в том числе, что мы можем, должны или не должны предлагать окружающему миру». «Россия постоянно говорила о необходимости укрепления принципов международного права и успешного, эффективного функционирования международных институтов, которые, как подразумевалось, под воздействием американского и западного доминирования деформируются, искажаются в сторону от того, как это было задумано когда-то в середине прошлого века. Действительно, эпоха после Второй мировой войны была, и она в угасающем виде продолжалась до относительно недавнего времени – до начала 21-го века – она была достаточно уникальной в мировой истории международных отношений, потому что в центре регулирования мировой политики стояли институты… Они действительно выполняли важную роль, и считалось нормальным, важным и необходимым реализовывать свои интересы именно через них», – отметил он.

«Сейчас мы вступили в период, когда говорить о функционировании институтов уже не приходится совсем. Их эрозия и расшатывание происходили довольно давно. 21-й век – это уже период ускоряющегося нарастания дисфункций институтов и, действительно, они перестали функционировать так, как были задуманы по вполне понятным причинам – потому что изменилась вся мировая ситуация. Но то, что произошло в этом году и российская специальная операция – это послужило таким толчком в горах, когда лавина сошла с вершины. И дальше мы живем вот в этой лавинообразной ситуации – не только Россия, весь мир. И говорить, находясь в этой лавине, что мы хотим ее каким-то образом структурировать и обустроить, просто бессмысленно. Из этого ничего не получится, не только у нас, но и у тех, кто традиционно обладал большими инструментами воздействия на международную систему, прежде всего, США… То есть, все мировые игроки, включая самых крупных, они в нарастающей степени действуют в ситуации сиюминутного принятия решений и реагирования на постоянно меняющиеся обстоятельства», – констатировал Лукьянов, назвав «чистой утопией» рассуждения о том, какой новая система должна стать.

При этом, как отметил эксперт, принципиально важно, чтобы «в части концептуального строительства» будущей России «наименьшим образом присутствовала внешнеполитическая составляющая». «Внешняя политика на протяжении последнего довольно длительного периода выполняла у нас несущую роль – в том смысле, что она заменяла многое другое. То есть, наши внешнеполитические сначала провалы, связанные с концом Советского союза и преодолением последствий, а потом успехи, когда преодоление было достаточно эффективным, во многом подменяли то, что необходимо было и остается, и будет на очень длительный период принципиально важно для развития страны, а именно – развитие страны. Развития страны как общества, как государства, как системы, способной созидать. И вот с этим, с решением национальных задач, собственно говоря, должна быть связана идеология. Она не должна отталкиваться от того, как нас видят в мире, как мы видим мир, – это важно и интересно, но это не первоочередное», – полагает он.

«Что касается событий нынешних, которые происходят сейчас в месте вооруженного конфликта, надо понимать, что Россия решает национальные задачи, отчасти связанные с геополитикой и безопасностью, отчасти, причем, вторая составляющая важнее, связанные с внутренним устройством и как раз самоопределением в идеологическом плане. Это наши национальные задачи. Ждать, что кто-то другой разделит их с нами, нет оснований, потому что они не адресованы миру, они адресованы нам самим. И выполнение этих задач необходимо для успеха России, выживания и для дальнейшего существования России вне зависимости от того, как их позитивно или негативно воспринимают те или иные субъекты международных отношений», – подчеркнул Лукьянов.

Говоря о будущем мироустройстве, эксперт отметил, хоть сегодня и непонятно, каким оно будет, ясно одно – оно будет зависеть от того, какой будет Россия. «Не как Россия будет строить мир, а какой будет она сама. Если Россия добивается успеха в выполнении своих задач, выстаивает под напором абсолютно беспрецедентного давления, которое мы сейчас наблюдаем, – это само по себе, сам факт этого сильно влияет на будущее мироустройство, а также на отношение к нам внешних партнеров, как наших противников, так и тех, кто присматривается и ожидает какого-то взаимодействия. И, наоборот, неуспех по всем этим направлениям означает, что дальнейшее мироустройство, как бы оно не складывалось, оно будет строиться с нашим сильно сократившимся или минимальным участием», – пояснил он.

«Мир перестал быть универсальным, и дальше он будет еще больше фрагментироваться по самым разным направлениям. А это означает, что мы сами должны определить, куда и что мы делаем, никому ничего не навязывая ни в коем случае. А все остальные будут на это ориентироваться, с точки зрения, как с нами строить отношения», – заключил Лукьянов.

Москва, Мария Соколова

© 2022, РИА «Новый День»

Подписывайтесь на каналы
Яндекс НовостиЯндекс Дзен YouTube

В рубриках