российское информационное агентство 18+

17 год. Образ Будущего

Подпишись на каналы
NewDayNews.ru

Понедельник, 11 декабря 2017, 23:59 мск

Алексей Мухин: Советская власть была оккультной … убийство царской семьи было ритуалом окончательного разрушения «старого мира»

Алексей Мухин: Советская власть была оккультной / … убийство царской семьи было ритуалом окончательного разрушения «старого мира»

Воинствующий атеизм советской власти является ярким подтверждением её оккультного характера. Такое мнение высказал генеральный директор Центра политической информации Алексей Мухин в рамках спецпроекта РИА «Новый День», посвященного событиям 100-летней давности и перспективам современной России. По его оценке, убийство царской семьи было ритуалом для установления новой формы правления.

Эксперимент большевиков «выродился»

Как считает Мухин, Октябрьская революция – неизбежный результат развития российской монархии. «Неспособность реформирования этого института привела к его дегенерации и вылилась в такую уникальную форму государственного развития. На 75 лет страна была погружена в очень серьезный социально-экономический эксперимент, который оправдался, но не смог в себе найти потенциала развития, и «выродился», точно так же, как «выродилась» ранее монархия», – сказал он.

По его мнению, предпосылки Октябрьской революции носили социально-политический характер. «Речь шла о государственном перевороте, а не о революции. Поэтому к экономике те события отношения не имели. Был социальный и идеологический хаос, и этим просто воспользовались определенные силы», – отметил эксперт.

При этом, как полагает Мухин, большевики смогли одержать победу, благодаря тому, что активно использовали средства «медийного воздействия». «Это воздействие на общество оказалось довольно эффективно. Газета «Правда», телеграфы – это то, что в первую очередь захватывали большевики, прекрасно владеющие тактикой, но не стратегией революционной борьбы», – уверен эксперт.

Между тем он также подчеркнул, что большевики достаточно быстро овладели стратегическими подходами к решению проблем, так как вскоре после разрушения «старого мира» в стране начались восстановительные процессы.

«Сначала это выразилось в новой экономической политике – НЭП, затем в резком огосударствлении экономики – пресловутая индустриализация и коллективизация, которые создали предпосылки для создания принципиально нового института, который мы знаем как Советский союз», – пояснил Мухин.

Еще одним фактором, которым смог успешно воспользоваться «отец мировой революции» Владимир Ленин и его соратники, стало то, что Временное правительство показало свою полную несостоятельность.

«Министерская чехарда и отсутствие харизмы у Временного правительства привели к тому, что более харизматические лидеры перехватили власть. Популярность председателя правительства Александра Керенского также была очень кратковременной. Она не подкреплялась конкретными действиями. Была явная неспособность принимать серьезные политические решения. Он был медийный продукт, который не сработал в тот момент», – считает эксперт.

«Грех гражданской войны лежит на обеих сторонах…»

После краха Временного правительства и прихода к власти большевиков начался один из самых страшных эпизодов истории России – гражданская война, ответственность за которую, как считает Мухин, неправильно возлагать только на одну сторону. «Грех гражданской войны лежит на обеих сторонах – на «белом» и «красном» движениях», – подчеркнул эксперт.

По его мнению, «белые» не смогли победить в этой войне из-за того, что у них не была выстроена централизованная система. «Трагедия «белого движения» – отсутствие единого центра. С большевиками они боролись, не доверяя друг другу. Это родовая травма, возникшая после Февральской буржуазной революции, когда страна разделились на монархистов, сторонников республики и сторонников Советов», – пояснил Мухин.

Чтобы победить в этой братоубийственной войне и «выжить», обе стороны, как считает эксперт, пытались использовать все возможные средства.

«Практически одновременно с так называемым «белым террором», был объявлен «красный террор». Здесь нельзя оправдать ни одну, ни другую сторону. Но понять можно. И «белые», и «красные», при всей условности этих терминов, пытались выжить. Это была классовая война, которая привела к громадному количеству жертв. И начало, и окончание «красного/белого террора» крайне условно. По щелчку это не происходило. «Красный террор» начался с момента формирования Красной армии и отнюдь не закончился после официального свистка сверху», – констатировал Мухин.

Внешние враги: кто воспользовался гражданской войной в России

Мухин подчеркнул, что во время гражданской войны ВКП (б) оказалась в крайне сложной ситуации. Наравне внутренним противостоянием в стране, на которое к тому же оказывали серьезное влияние британская и германская разведки, нужно было решить вопрос с участием России в Первой мировой войне, и в результате был подписан сепаратный Брестский мирный договор.

«К сожалению, попытка большевиков прекратить войну, попытка, которая была сделана из соображений самосохранения, была неудачной, потому что де-факто была признанием потерь территорий. Это оказало демотивационную услугу большевиками и в дальнейшем регулярно предъявлялось им в политическом смысле», – констатировал Мухин.

После выхода из войны большевики столкнулись с ещё одной угрозой – интервенцией США и стран Антанты, которая, по мнению Мухина, носила «чисто грабительский характер», несмотря на громкие лозунги о помощи в восстановлении конституционного строя страны.

«Интервенция стран Антанты – попытка наладить контроль над национальными ресурсами страны, ослабевшей от гражданской войны, под видом оказания где-то военной, где-то гуманитарной помощи. И хотя она не привела к закреплению на территории России иностранных военных сил, но увенчалась успехом с точки зрения вывоза национальных ценностей и части золотого запаса страны», – сказал Мухин.

«Убийство царской семьи носило ритуальны характер…»

Эксперт выразил уверенность в том, что большевики прибегли к убийству царской семьи в ритуальных целях – чтобы наглядно продемонстрировать крах «старого мира» и установить новую форму правления на территории Российской империи.

«Убийство царской семьи носило ритуальный характер, и должно было символизировать конец монархической эпохи. В этом был смысл глубоко сакральный. Значимость этого трагического акта в российской истории крайне велика, потому что с убийством царской семьи большевики оккультным образом получили право на установление новой формы государственного правления, как ни парадоксально это звучит», – считает Мухин.

«Я считаю советскую власть глубоко оккультной: пятиконечная звезда в государственной символике, партийные собрания и прочие атрибуты, – продолжил эксперт. – Уничтожение традиционных религиозных культов, а это происходило не только в отношение Русской Православной церкви. Воинствующий атеизм советской власти является доказательством её оккультного характера».

Советский госкапитализм и оболганный Сталин

После того как власть Советов была установлена, руководителям страны стало ясно, что коммунистическая идеология не способна решить ни экономические, ни многие социальные проблемы, считает Мухин.

«Коммунизм показал свою мертворожденность и неспособность производить жизнеспособные политические, экономически и социальные модели. Он был неэффективен с самого начала. Как идеология коммунизм работал: для этого необходимо было увлечь массы, чтобы они загорелись этой идеей, и Ленин это сделал. Но очень быстро стало понятно, что эта идея не жизнеспособна с точки зрения обеспечения необходимого экономического и социального уровня развития. Именно поэтому был объявлен поиск разных модификаций, как «социализм с человеческим лицом», НЭП, индустриализация и коллективизация. К коммунизму это не имело никакого отношения», – подчеркнул эксперт.

При этом он отметил, что никаких новых экономических моделей так и не было создано в советской России. «Просто Иосиф Сталин и его команда использовали государственный капитализм как основу, но обозвали это социалистической формой собственности», – пояснил свои слова Мухин.

Говоря о личности Сталина, Мухин также обратил внимание на то, что те жесткие меры, к которым он прибегал, на самом деле не характеризовали его как «абсолютного злодея», а были следствием работы устоявшейся карательной системы.

«Иосиф Сталин, безусловно, являлся элементом этой системы, но совершенно не определяющим. Об этом свидетельствуют его действия. Напомню, что и Ежов (Николай Ежов – Народный комиссар внутренних дел СССР, организатор массовых репрессий, «Большого террора»), и другие организаторы репрессий были в свою очередь репрессированы. При Сталине периодически объявлялось, что подобного рода акты недопустимы, и они порочат Советскую власть, и что это организуют чуть ли не враги народа», – подчеркнул Мухин.

Он также добавил, что все попытки Сталина уйти от репрессий были забыты впоследствии. «К сожалению, поздняя советская историография, историография 1960-х годов в ходе так называемой «оттепели», сформировала устойчивый образ Сталина как абсолютного злодея, что является искажением его истерического образа», – констатировал Мухин.

В то же время, по его мнению, несмотря на вышеупомянутые проблемы, экономическое наследие Советского союза оказалось достаточным для того, чтобы Россия до сих пор могла его использовать. «Об экономической несостоятельности эксперимента говорить не стоит. Но элементы деградации, конечно, были. Речь идет о социально-политическом устройстве, которое не поспевало за экономическими реалиями во всем мире», – уверен эксперт.

Современные вызовы России и консолидация общества

По оценке Мухина, сегодня перед Россией стоят очень серьезные вызовы. «Есть очень серьезные угрозы. Они носят внешний и внутренний характер. Извне нам угрожают, как стране, которая не подчиняется американскому диктату, – это факт, который нельзя игнорировать. Внутри нас раздирают собственные противоречия, но они не так серьезны, потому что под влияние внешних факторов российское общество консолидировалось и сосредотачивается для решения социально-экономических проблем. Во всяком случае, хочется в это верить», – сказал эксперт.

Мухин выразил уверенность, что если государственные институты будут и дальше работать в мобилизационном ключе», то через пять лет в России будет «относительно устойчивая экономика, одна из сильнейших в мире».

«Если мы расслабимся и опять радостно вольемся в глобализационный мир с его либеральной идеологией и обществом потребления, то все вернется на круги своя к началу «нулевых» годов. Наша экономика будет полуразрушена, как на Украине и в Молдавии», – заключил он.

Москва, Мария Вяткина

Москва. Другие новости 18.01.17

Андрей Максимов: Для Запада большевизм в 20 веке был такой же угрозой, как сейчас радикальный исламизм. Нынешние коммунисты в России уже не те, КПРФ стала второй «партией власти». / Дмитрий Фетисов: Повторение Октября-1917 невозможно – у «левых» нет достойных лидеров. / Константин Калачев: Россия не выучила страшный урок Октябрьской революции. Читать дальше

© 2017, РИА «Новый День»

В рубриках

Новости партнеров