российское информационное агентство 18+

Расследование Ивана Голунова

Подпишись на каналы
NewDayNews.ru

Вторник, 25 июня 2019, 21:17 мск

Венесуэла, Россия и Турция создают новую картину мира

Фото: eluniversal.com

Развитие событий вокруг политического кризиса в Венесуэле свидетельствует, что Каракас, Москва и Анкара готовы к созданию новой политической картины мира. Об этом в авторской колонке для РИА «Новый День» пишет политтехнолог, специалист по политическому PR и массовым коммуникациям на территории Ближнего Востока и Южного Кавказа Денис Коркодинов.

Система международных отношений Венесуэлы, наряду с Сирией, Ираком, Ливией и Иорданией практически всецело зависит от колебаний цен на нефтересурсы. Чем больше спрос на нефтяное сырье, тем выше уровень политических притязаний ее лидеров и тем больше давления на эту страну оказывает международное сообщество и США, прежде всего.

Конъюнктурные внешние изменения de facto предопределяют те политические метаморфозы, которые вынужден переживать официальный Каракас в современной истории. Когда цены на «чёрное золото» были относительно стабильными, это приводило к формированию устойчивых стратегий регионального доминирования. Впервые такая стратегия нашла широкое применение в период президентского срока Ромуло Бетанкура и достигла своего апогея при Уго Чавесе.

В свою очередь, существенное сокращение мировых цен на нефтяное сырье или снижение объемов поставок нефти на мировом рынке, как, например, во время президентства Рафаэля Кальдера и Николаса Мадуро оказывало на политическое развитие Венесуэлы крайне негативное воздействие, делая ее чрезвычайно уязвимой для иностранного участия.

Казалось бы Николас Мадуро должен бы следовать путем своего предшественника, делая Каракас центром регионального влияния в Карибском регионе. Однако новый венесуэльский лидер в результате обрушения цен на нефть был вынужден, пусть даже и нехотя, ограничить рост политических и экономических связей, тем самым, поставив свою страну на грань необходимости скорейшего восстановления независимости, в том числе, за счёт России и Турции, претендующих на роль надёжных международных партнёров Венесуэлы.

В течение последних двадцати лет Каракас начал осуществлять целый спектр взаимосвязанных действий, рассчитанных на привлечение международного внимания. По причине того, что нефтяная отрасль является системообразующей в государственном развитии Венесуэлы, роль основного генератора политических процессов была отведена энергетической компании «Petróleos de Venezuela». Второе место в иерархии генерирующих элементов государства занимает доминирующая Социалистическая партия «Унидо-де-Венесуэла», тогда как непосредственно глава государства, будь то Уго Чавес, Николас Мадуро или Луис Эррера Кампинс, всегда оказывался на второстепенных ролях и не имел особого влияние на политику страны.

Идеологическим фундаментом любого президентского срока в Венесуэле является представление лидеров государства о национальном будущем, которое практически всегда радужнее, чем есть на самом деле. Эта особая надежда на скорое светлое социалистическое будущее, где не будет места всеобщей несправедливости и нищеты. В этой связи, Венесуэла представляет собой пример марксистской борьбы за государственное выживание, где лидер государства подобен вождю мирового пролетариата, ведущего народ к «светлому, доброму и жизненно необходимому».

Поэтому неудивительно, что Каракас в системе международных отношений как бы подсознательно тяготеет к государствам с аналогичной судьбой: испытывающим давление со стороны «загнивающего Запада», находящимся под санкциями и демонстрирующим свой уникальный статус угнетаемого субъекта мировой политики. Россия как продолжательница советского наследия оказалась в этом числе, поскольку так же, как и Каракас, испытывает стремление к избавлению от прессинга западного империализма и хочет объединить под своей эгидой такие же угнетаемые государства, как и она сама.

Такое представление об уникальном пути политического развития нашло свое отражение и в Конституции Венесуэлы 1999 года. Так, она существенно отличается от своих западноевропейских аналогов, представляя собой образец так называемой «ведущей демократии». В частности, Каракас официально закрепил в Основном законе страны принцип двойного гражданства и защиты своих граждан от выдачи иностранным государствам. Иначе говоря, фундаментальный принцип «из Венесуэлы выдачи нет» делает эту страну весьма притягательной для целевой аудитории и ставит ее особняком против государств Запада.

Таким образом, официальный Каракас посредством своей Конституции как бы недвусмысленно сообщает, что будет рад всем, кто разделяет его ценности и настроен оппозиционно к США как главному врагу венесуэльского мира без опасения быть выдворенным из страны по мотивам антиамериканской деятельности. И, если, к примеру, Эдвард Сноуден не избрал бы в качестве места политического убежища Россию, а Джулиан Ассанж – территорию Эквадора, то они вполне могли быть желанными гостями Венесуэлы, которая рада всем, кто выступает против Вашингтона.

Согласно статьи 322 Конституции Венесуэлы, безопасность и защита нации является неотъемлемой обязанностью государства. Поэтому Каракас считает своим долгом ставить вопрос суверенитета и гражданского спокойствия на первый план. Парадокс состоит в том, что ради достижения этой цели государство может пойти даже на самые радикальные меры, включая целесообразность военных действий против условного противника как внутри, так и за пределами Венесуэлы.

В настоящее время Россия и Турция стремятся активно привлечь на свою сторону Каракас, который важен не только в экономическом, но и военном плане. Москва рассчитывает сдержать растущую агрессию США и создать новое геополитические альянсы в Латинской Америке и Африке. И поскольку Венесуэла сама не против развивать отношения с Россией, то это является краеугольным камнем их сближения.

Что же касается Турции, то она намерена посредством своих экономических связей укрепить свой статус геополитического гегемона, для чего внимание со стороны официального Каракаса играет весьма благоприятную роль, поскольку позволяет Анкаре диктовать свои условия не только на Ближнем Востоке, но и в пределах Карибского бассейна. Это импонирует туркам и наделяет их надеждой на возрождение османского величия, с которым вынуждены считаться все страны мира и Венесуэла, в том числе.

Таким образом, современная система международных отношений Каракаса создаёт уникальные возможности для того, чтобы образовать новый геополитический центр, объединяющий не только Ближний Восток (Турция), Евразию (Россию) и Латинскую Америку (Венесуэла). Такой союз имеет в качестве основополагающего мотива необходимость противостояния США. Обстоятельства свидетельствуют, что такой союз может быть жизнеспособным и иметь в перспективе создание новой картины мира, где Каракас может стать не просто региональной державой, но и крупным актором мировой политики, наряду с Москвой и Анкарой.

Москва, Денис Коркодинов

Авторская колонка. Другие новости 22.01.19

Меньше народа – больше кислорода. Спецпроект РИА Новый День «Политика для чайников». / Турецкий план по Сирии оказался под угрозой. / Предел прочности. Спецпроект РИА Новый День «Политика для чайников». Читать дальше

© 2019, РИА «Новый День»

В рубриках