российское информационное агентство 18+

Ямал – Спецпроект

Подпишись на каналы
NewDayNews.ru

Воскресенье, 16 декабря 2018, 18:05 мск

Новости дня, Новости кратко, Украина, Молдова, Приднестровье, Балтия

Молдова сегодня: без Приднестровья и президента, но с деньгами гастарбайтеров Страна, которой не везет…

Молдове не везет. Ровно 8 лет назад ее власти упустили шанс помириться с Приднестровьем, а в 2009 году здесь случился бунт, разрушивший вертикаль коммунистической власти. Побывав в республике, где больше двух лет не могут избрать президента, корреспондент издания «Коммерсант – Власть» Владимир Соловьев обнаружил, что без властной вертикали этой стране живется ненамного хуже, чем при ней.

22 ноября министр иностранных дел России Сергей Лавров в ходе визита в Кишинев не отказал себе в удовольствии напомнить, как восемь лет назад, в ночь с 24 на 25 ноября 2003 года, руководство Молдовы упустило шанс объединить страну, отказавшись подписать документ об урегулировании конфликта с Приднестровьем, напоминает «Ъ».

Российский министр имел в виду план федерализации РМ, более известный как «меморандум Козака». Его подготовил тогдашний заместитель главы администрации президента РФ Дмитрий Козак. Если бы молдавский коммунист Владимир Воронин, в то время работавший президентом, подписал документ, сейчас в республике все могло бы быть иначе.

«Но он дрогнул под давлением Запада и собравшихся под окнами его резиденции толп оппозиционеров, радостно сжигавших портреты Владимира Путина. Вместе с подписанием меморандума был сорван и тщательно подготовленный визит Путина в Кишинев: он планировал прилететь в Молдову, чтобы лично благословить историческое примирение враждующих сторон», – отмечает «Коммерсант – Власть».

«Меморандум Козака» теперь история. Историей стало и долгое правление коммунистов. Сейчас бывший президент Воронин в оппозиции. Он называет происходящее в стране хаосом и нестабильностью. Пришедшие же к власти либералы, напротив, говорят о торжестве демократии.

Стабильность, которую с ностальгией вспоминают молдавские коммунисты, правившие республикой восемь лет подряд, кончилась солнечным апрельским днем после парламентских выборов 2009 года. Неприятностей ничто не предвещало. По итогам голосования правящая Компартия получила хоть и не конституционное, как прежде, но все же большинство – 61 место в парламенте из 101.

Это позволяло без особых проблем провести операцию «преемник» и избрать нового президента вместо Владимира Воронина, отработавшего положенные законом два срока (по молдавской конституции президента выбирает парламент). Сам Воронин планировал пересесть в кресло премьера или спикера и продолжить править страной, опираясь на отстроенную вертикаль власти, пронизывавшую все – от политики и бизнеса до СМИ, пишет Владимир Соловьев.

«Но выяснилось, что перспектива прожить ближайшие 4 года при прежнем руководстве привлекает в Молдове далеко не всех. После обнародования итогов голосования на улицы Кишинева вышли тысячи несогласных. Объявив, что выборы украдены коммунистами, они легко смяли полицейское оцепление и разгромили здания парламента и администрации президента. Хотя спонтанный бунт не перерос в революцию и утих сам собой, коммунисты дрогнули и согласились на требование оппозиции пересчитать голоса», – напоминает «Ъ – Власть».

Пересчет обесценил победу партии власти, которой уже не хватало депутатских мандатов для избрания президента. После двух бесплодных попыток коммунистов провести своего кандидаты в главы государства в стране прошли досрочные выборы, и парламентское большинство оказалось у партий либерального толка, объединившихся в альянс «За европейскую интеграцию!» (Либеральная, Либерально-демократическая и Демократическая партии, а также Альянс «Наша Молдова»). А когда и они не смогли избрать президента, осенью 2010 года в Молдавии снова прошли выборы. Коммунисты опять потеряли голоса избирателей и сейчас контролируют в парламенте лишь 39 мест.

Но либеральные силы и по сей день не могут договориться о кандидатуре главы государства. Очередная попытка провалилась на позапрошлой неделе. Тем не менее, не все видят в затянувшемся политическом кризисе только минусы, отмечает московское издание.

«Недавно я был в родной деревне и общался с родственниками,– рассказывает директор кишиневского Института общественной политики Аркадий Барбэрошие. – Так вот, одна из родственниц мне сказала: «Ты знаешь, живем мы, конечно, плохо – хаос и прочее. Но сейчас я чувствую себя свободной, а до 2009 года у меня такого ощущения не было». Меня ее слова поразили. Но на самом деле именно этот хаос и то, что у власти нет какой-то одной политической силы, привели к значительно большей свободе».

Барбэрошие признает, что проблем с критикой не было и при коммунистах. Вот только критиковать было негде: национальное телевидение и другие влиятельные СМИ полностью контролировались властью. Теперь ситуация изменилась – молдавские СМИ переживают бурный расцвет. Это видно невооруженным глазом: новые интернет-ресурсы и независимые конкурирующие телеканалы появляются один за другим.

И достается от них всем политикам без исключения. В недавнем докладе возросший уровень свободы слова отметила и организация Freedom House, которая констатировала, что ситуация в СМИ Молдавии «значительно улучшилась». Политолог Анатол Цэрану объясняет это тем, что в республике больше нет единоначалия: «Журналисты получили свободу легко и неожиданно. Была бы здесь устойчивая власть – прессу поставили бы в стойло. А так на СМИ никто не давит. Вообще, простые люди вряд ли заметили бы отсутствие президента, если бы в прессе не было шума на этот счет».

Журналистка Корнелия Козонак, возглавляющая Центр журналистских расследований, признает, что новая власть не давит на СМИ. Но от этого не легче. «Нашей работе не чинят никаких препятствий, – говорит Козонак. – На телевидении сплошь и рядом прямые эфиры, дебаты, разные мнения. В телевизоре можно увидеть любого политика. При коммунистах такого не было. Но при всем при этом власти вообще не замечают громкие скандалы. Наш центр занимается журналистскими расследованиями. Пишем про коррупцию и нарушения прав человека. Но на наши публикации крайне редко реагируют, уголовные дела не возбуждаются».

Кроме свалившейся на Молдову свободы слова, других отличий нынешней либеральной власти от прежней коммунистической почти не заметно. Республика все так же разделена на две враждебные стороны по реке Днестр, по-прежнему возглавляет рейтинг самых бедных государств Европы и замыкает пятерку самых коррумпированных европейских стран, уступая только России, Украине, Белоруссии и Косово. В этом отношении здесь как раз стабильность, продолжает Владимир Соловьев.

«С коррупцией у нас все хорошо: все как было, так и осталось, – говорит заместитель директора молдавского Центра стратегических исследований и реформ Елена Горелова. – Это большая головная боль. Проблема ведь не в том, что не избран президент, а в том, что элиты не могут договориться друг с другом, причем не из-за разных взглядов и программ, а из-за того, что не могут попилить власть, которая является инструментом зарабатывания денег. Не могут поделить остатки экономики.

В этом году в Молдове участились случаи проверок крупных по местным меркам предприятий силовыми структурами. Силовики проводили выемки документов то на одном заводе, то на другом. На некоторых предприятиях после таких визитов менялся менеджмент. Так произошло с крупнейшим в республике хлебозаводом Franzeluța, где после громкого скандала с участием премьера страны Влада Филата появился новый директор.

«Силовые структуры используются в политических целях – для борьбы с оппонентами и «крышевания» бизнеса, – уверен Аркадий Барбэрошие. – В этом смысле все осталось так, как было при коммунистах.

Разница, впрочем, есть. Состоит она в том, что если при коммунистах силовики подчинялись одной партии, то сейчас контроль над ними делят три формально союзные, а на деле противостоящие друг другу партии альянса «За европейскую интеграцию!». Между ними и распределены руководящие должности в МВД, Генпрокуратуре и Центре по борьбе с экономическими преступлениями и коррупцией (ЦБЭПК). Полицией руководит назначенец либерал-демократов, ЦБЭПК и прокуратуру возглавляют люди, поддерживаемые Демпартией, а должность главы Службы информации и безопасности досталась либералам.

Такой плюрализм только осложняет положение предпринимателей, которым приходится откупаться сразу от нескольких структур. «Дела у нас обстоят так, что отсутствие плохого – уже хорошо. Что касается поборов со стороны властей, то напрямую деньги никто у бизнеса не просит, – рассказывает управляющий партнер группы Vivaki in Moldova Алла Малиновская. – Просят, как правило, поддержать тот или иной проект, направить ресурсы в какой-либо фонд. Конкретно нам, моей компании, стало работать проще, поскольку наш бизнес рекламный, мы имеем дело со СМИ, а интерес к телевидению заметно вырос. Но есть опасения, что, как только власть стабилизируется, она возьмется за бизнес. Люди, которые находятся во власти, стоят прежде всего на страже собственных интересов.

Предприниматель Виталий, занимавшийся поставками в Молдову сжиженного газа из России и попросивший не называть его фамилию, смотрит на происходящее без оптимизма: «Проверяющие органы действуют так: посылают проверку, находят мелкие недостатки и начинают давить. А дальше у тебя два пути: или оперативно выставить бизнес на продажу, или к тебе придут и предложат купить его – правда, за цену в разы ниже реальной стоимости актива – во избежание дальнейших проблем. Я лично в конце концов продал. Мы с партнером были рады выйти из бизнеса, до того нас довели.

«Бизнесу приходится нести во все стороны, а не по одному адресу, как раньше», – подтверждает Анатол Цэрану. Из-за неснижающейся коррупции и политической неопределенности приток инвестиций в страну заметно снизился. По словам президента Ассоциации предпринимателей и работодателей Молдовы Вадима Дрелинского, зарубежные инвесторы учитывают фактор нестабильности, пишет «Ъ».

«Несколько наших серьезных проектов по открытию в республике промышленного производства было заморожено из-за всей этой ситуации, – говорит Дрелинский. – Собирались строить завод, но не стали. Инвесторы сказали: сначала разберитесь с политикой. Цена вопроса была 100 млн. евро».

Алла Малиновская указывает и на другие риски: «Если неопределенность продлится долго, последствия будут плачевными. Лучше, когда у страны есть план развития и бюджет. Самые большие опасения связаны с тем, что именно бизнес будет расплачиваться за пустующий бюджет. Уже сейчас власть собирается поднять налоги, отменить нулевую ставку подоходного налога и установить ее с нового года на уровне 12%. Закон об этом обсуждается непрозрачно».

Молдавские бизнесмены говорят о необходимости срочно менять предпринимательский климат и предотвратить отток населения. «Нужно, чтобы наши люди возвращались в страну и открывали здесь бизнес, платили налоги. Это лучше, чем выносить горшки из-под итальянских старушек. Но для этого нужно, чтобы политика перестала быть бизнесом», – размышляет Вадим Дрелинский.

Пока же все наоборот. За последние два года, указывает Дрелинский, из страны выехало почти полмиллиона человек в возрасте до 30 лет. Елена Горелова оперирует похожими цифрами. По официальным данным, говорит она, за границей трудится около 300 тыс граждан Молдовы, а реально – 600 тыс.

Чтобы понять, куда от средней зарплаты около 300 долларов в месяц бегут молдаване, достаточно посетить вокзал или аэропорт Кишинева, описывает ситуацию Владимир Соловьев. Столичная автобусная станция удивляет причудливой географией рейсов. Едут отсюда в основном на юг. Причем на юг России. Судя по табло, самые популярные направления – это курорты Краснодарского края: Геленджик, Красная Поляна, Адлер, Сочи. Автобусы туда, а также в Москву и Санкт-Петербург отправляются ежедневно.

Российское Черноморское побережье стало популярным с тех пор, как началась масштабная подготовка к сочинской зимней Олимпиаде 2014 года, на стройки которой и стремятся попасть трудоспособные жители Молдовы. Желающих так много, что в мае местная авиакомпания Air Moldova открыла прямое сообщение Кишинев – Сочи. Другое востребованное направление – Италия, где трудится несколько сотен тысяч молдаван.

«Гастарбайтеры в год переводят на родину более 1 млрд евро. Молдова в позапрошлом году была по этому показателю на первом месте в мире, – говорит Горелова. – Как только стала восстанавливаться западная экономика, оживились и трудовые мигранты. Они получили работу и стали посылать на родину больше денег. Это, в свою очередь, стимулирует внутренний спрос – традиционный фактор развития экономики».

За годы независимости Молдовы гастарбайтеры превратились в главный ресурс республики. Это ее нефть, газ и уголь. До тех пор пока они продолжают уезжать за границу и слать на родину заработанные деньги, молдавские политики могут себе позволить не особенно думать о реформах. Так было при коммунистической вертикали власти, так продолжается и сейчас. Хуже от этого не становится. Потому что хуже некуда, пишет в заключение «Коммерсант – Власть».

Москва – Кишинев, Марат Бубновский

Москва – Кишинев. Другие новости 28.11.11

Главную елку Украины изготовили в Тернополе. / Гражданин России покидал Украину с 3 кг марихуаны. / Европейские биржи открылись в плюсе. Читать дальше

© 2011, NR2.Ru, «Новый Регион», 2.0

В рубриках