российское информационное агентство 18+

Как на Урале нашли первую нефть

Подпишись на каналы
NewDayNews.ru

Воскресенье, 15 декабря 2019, 05:37 мск

Новости дня, Новости кратко, Интервью

Архив
Ответственность за развал СССР может быть рассмотрена в уголовном порядке, – мнение экспертов

Сегодня исполняется 15 лет со дня подписания Беловежских соглашений, которые заключили главы государств и правительств трех советских республик: Борис Ельцин и Геннадий Бурбулис (РСФСР), Станислав Шушкевич и Вячеслав Кебич (Белоруссия), Леонид Кравчук и Витольд Фокин (Украина). Этот документ констатировал прекращение существования СССР как субъекта международного права и декларировал образование Содружества независимых государств. Эти события, серьезно повлиявшие на ход истории, до сих пор вызывают неоднозначную оценку. РИА «Новый Регион» представляет мнения известных российских политологов о том, что произошло 8 декабря 1991 года в Беловежской пуще и к чему это привело.

Руководитель исследовательской группы «Меркатор» Дмитрий Орешкин:

– У меня ощущения такие, что с течением времени распад СССР воспринимается все более болезненно, и при этом более вульгаризировано. Напомню то, как было на самом деле. Проходит 17 марта референдум с абсолютно лукавой формулировкой. В одном вопросе было сразу три тезиса: согласны ли вы сохранить Союз, согласны ли вы его сохранить обновленным, и считаете ли вы, что там должны соблюдаться права человека. Каждый отвечал по-разному. Шесть республик не принимали участия в референдуме вообще. А Украина добавила пункт: поддерживаете ли вы декларацию украинской республики о суверенитете. В этой декларации были прописаны ориентация на взаимодействие с Европой, суверенитет государства во внутренней и внешней политике и сохранение договорных отношений с союзными республиками. После референдума готовился новый союзный договор. 21 августа произошел путч, а уже 22 августа региональные лидеры вдруг начали чувствовать себя независимыми. Де-факто они давно в Москве не нуждались. Они боялись только силового воздействия, но 21 августа стало понятно, что КГБ из себя ничего не представляет. В тот же день секретарь туркменского комитета партии Ниязов объявил о переходе всей собственности Советского Союза в ведение Туркменистана. А 24 августа на Украине Верховный Совет принял декларацию о независимости, то есть де-факто заявил о выходе из СССР. Никто в мире не принял их, как независимые государства. И пан Кравчук на 1 декабря назначил второй референдум, о котором у нас не любят вспоминать. 90% граждан Украины высказались за независимость. И когда 8 декабря три исторических персонажа встретились в Беловежской пуще, у Кравчука в руках было легитимное решение о независимости.

Крушения Союза можно было избежать, если бы было подписано соглашение о конфедеральном государстве. Но не согласились, потому что не было достаточной гибкости. В результате союз был похоронен. И был похоронен объективно, просто потому, что Москва проела свой лидерский потенциал. Она стала пустым местом.

Какие уроки из распада? Была потеряна способность адекватно оценивать ситуацию. Если люди у власти из элиты попадают под влияние собственных идеологических мифов, то это чрезвычайно плохо. Товарищ Сталин ни на секунду не верил всем этим лозунгам, которые были написаны на знаменах. Он всегда говорил, что марксизм – это религия рабочего класса и во имя этой религии можно было идти на любые жертвы. Эта религия рухнула, потому что она была в явном противоречии с повседневными реалиями жизни. Начиная с 1970-х годов, было понятно, что коммунизм – это сказка, а элита была не готова к кризису. Сегодняшняя наша проблема в том, что мы опять строим мифологию. Всем хочется восстановить Союз. Мне тоже хочется, чтобы после воскресения, была опять суббота, а не понедельник…

Для меня главный вывод: элита может врать населению – иногда это приходится делать, но себе врать не надо. Это самое важное. Надо добросовестно и спокойно оценивать то, что произошло тогда.

Заместитель директора Института стран СНГ Владимир Жарихин:

– Мне бы хотелось поспорить с утверждением, что именно подписание Беловежских соглашений поставило точку в существовании Советского Союза. Это очень распространенная легенда в юбилейных передачах на ТВ и статьях в прессе, мол, три мужика собрались и развалили СССР. Это может быть многим выгодно, прежде всего, тем, кто голосовал за ратификацию соглашения. На самом деле точку в существовании Советского Союза поставили депутаты, через два дня ратифицировав соглашения. Причем против голосовало 6 человек. Сейчас примерно половина Верховного Совета СССР претендует на то, чтобы быть среди тех шести.

Тогда такое единодушие было не случайно. В тот момент политическое противостояние сконцентрировалось по географическому принципу. То есть, на самом деле, на союзном уровне как бы присутствовал осторожный реформаторский центр, а политические края сконцентрировались на уровне Российской федерации. Это Ельцин со своими подвижниками – радикальные либералы, которые даже не надеялись на то, что они смогут получить власть в Советском Союзе в целом. С другой стороны, были коммунисты, стремящиеся к реваншу после поражения путча в августе 1991 года. Проигравшие понимали, что на общесоюзном уровне возможностей у них мало. Поэтому было стремление развалить Советский Союз. Поэтому кивать сейчас на Кравчука, тех националистов в союзных республиках, которые были в общем-то в тот момент на периферии процесса, неправильно. Будем говорить прямо и откровенно, в первую очередь, Советский Союз развалила Россия.

Безусловно, распад СССР был геополитической катастрофой, которая привела к очень серьезным последствиям. Это событие повлияло на весь мир, который за время многодесятилетнего блокового противостояния отучился быть в состоянии мира в более сложной комбинации. Сейчас мир очень мучительно с огромным трудом приходит к многополярной модели.

Для России последствия распада СССР ощутимы, но менее серьезны, чем для других бывших республик. Если в РФ остались традиции большого государства, то превращение региональных политических элит в элиты независимых государств идет мучительно сложно, и мы видим, какие ошибки они совершают. Для России это не критично, в нашей стране есть запас мощности, а в небольших государствах, чем они меньше, тем искусней должна быть внешняя политика. А получается наоборот.

Директор Института политических исследований Сергей Марков:

– Мне представляется, что распад СССР не был предопределен. Это большей частью сказки. Это произошло в результате суммы неблагоприятных факторов. Конечно, был предопределен откол от центра ряд республик, таких как Латвия, Эстония, возможно, Армения, Грузия. Союз мог продолжаться на других условиях, и в этом случае в Латвии и Эстонии русские бы не оказались людьми второго сорта. Были бы определены условия получения независимости, которые бы не привели к созданию режимов на основе русофобии.

Я согласен, что СССР был развален российской элитой, руководством, прежде всего, России. На РФ главная ответственность. Видимо, не имеет смысла рассматривать это в уголовном порядке, хотя это в принципе возможно.

Распад СССР является важнейшим событием для нескольких поколений. И мы должны извлечь урок из этой катастрофы и неудавшейся реформы. Кризис распада СССР не был результатом упадка Союза. Это был кризис развития. В СССР наблюдались интенсивные темпы экономического роста, которые требовали абсолютно других форм хозяйствования, значительно больше свободы и переход к рынку. Советский человек стал более образованным, на порядок более мыслящим, и он уже не терпел той жесткой авторитарной политической системы, которую представлял из себя Советский Союз. Этот советский человек – средний класс – потребовал свободы. Экономика потребовала более гибких форм хозяйствования. Это типичный кризис развития, с которым не справилась тогдашняя элита.

Пока как нация, мы не сможем понять причины катастрофы, которая с нами случилась, не сможем извлечь уроки из этой катастрофы, мы не изменимся. Не изменившись, мы не сможем обеспечить будущей реформы, создать нормальной политической и экономической системы, основанной на конкуренции, что принято называть демократией и рынком, и предотвратить будущую катастрофу.

Генеральный директор Института региональных проблем Максим Дианов:

– На самом деле, те люди, которые участвовали в подписании Беловежских соглашений, никогда не признавались в том, что они разваливают Советский Союз. Их посыл – мы сохраняли государство в виде СНГ. Говорилось, что пройдет 2-3 года и СНГ будет крепче СССР – цитирую Бориса Николаевича.

Никто не просчитывал последствия распада СССР, что будет с Россией, другими республиками и СНГ. Оценки произошедшего менялись временами с точностью до наоборот. Например, в 1999 году, когда Кравчука награждали за неотдачу Крыма России, он, выступая с ответной речью, сказал, что его большой заслуги в этом нет, Ельцин был готов пол-России отдать, чтобы скинуть Горбачева. То есть Кравчук пытался переложить ответственность.

В большей степени в 1991 году распад СССР повлиял не столько на Россию, сколько на мировую политику. В этот день были порушены все Хельсинкские соглашения и в первую очередь о нерушимости тех границ, которые существовали с 1976 года. Последствия ощущаются до сих пор, и еще очень долго будут ощущаться, пока не будет установлена новая система международных договоров.

Генеральный директор Агентства политических и экономических коммуникаций Дмитрий Орлов:

– Я хочу напомнить, на отпечатанном на машинке и достаточно коротком тексте, который был подписан в Беловежской пуще, не говорилось о прекращении существования СССР. Речь шла о том, что эти субъекты объявляют о прекращении существования СССР как геополитической реальности. С правовой точки зрения этот документ ничего не означал. Никто в мире не признал глав России, Белоруссии и Украины руководителями суверенных независимых государств. Это произошло позже после завершения процедуры ратификации.

С моей точки зрения, распад СССР был неизбежен и носил объективный характер. Советский союз был замкнутой системой, что позволяло достигать больших успехов, но, тем не менее, для граждан она была несвободной и несправедливой. Будучи закрытой, страна не могла воспринять инноваций. По данным даже советской статистики, в 1982 году экономический рост в стране прекратился. Система была самоедской и мало эффективной.

То, что произошло в 1991-1993 годах безусловно было революцией, причем буржуазной. Однако она произошла без буржуазии, как пролетарская в 1917 году без пролетариата.

Директор Всероссийского центра изучения общественного мнения Валерий Федоров:

– Проблема демонтажа СССР появилась не сама по себе, или по воле руководителей страны. Эта модель перестала работать. В культуре с 1970-х годов никто не верил в советские идеалы, читали самиздат и слушали «Голос Америки». Система исчерпала себя в экономике. Кто в этом сомневается, прочитайте последнюю книгу Егора Гайдара. К нему можно относиться по разному, но там гигантский объем фактического материала, который показывает, что экономика Советского Союза с 1970-х годов строилась по принципу: нефть в обмен на продовольствие. Я не говорю уже о политике. Очевидно, что подавлять так жестоко, как это делал Сталин и Хрущев, было невозможно. Встала задача обновления, демонтажа государства. Элита, которая вырождалась, не смогла это сделать. Она была неадекватна той задаче, которая перед ней стояла. Прежний формат СССР утратил свою актуальность.

Если кто-то помнит себя 15-20 лет назад, может сказать, что одной из основных тем кухонных разговоров была тема: кто кого кормит, и зачем России Узбекистан и прочие республики. Сейчас такой дискус возвращается, хотя тяга к объединению все же остается.

Ссылки по теме:

ВЦИОМ: Россияне готовы поддержать объединение РФ с Белоруссией, Украиной и Казахстаном >>>

Москва, Анастасия Смирнова

Москва. Другие новости 08.12.06

Лукашенко: Россия может повторить судьбу СССР. / Активисты «России молодой» приковали себя наручниками к «Клубу на Брестской». / Белых и Жириновский на встрече с Путиным обвинили Бабурина в экстремизме. Читать дальше

© 2006, «Новый Регион – Москва»

Подписывайтесь на каналы
Яндекс НовостиЯндекс Дзен YouTube

В рубриках