российское информационное агентство 18+

Ямал – Спецпроект

Подпишись на каналы
NewDayNews.ru

Суббота, 15 декабря 2018, 02:59 мск

Станислав Бышок: Россия – «родина» слонов В нашем обществе укоренилось убеждение, что «все врут»

Пропаганда говорит не о том, что «на самом деле» – государство хочет, чтобы граждане оценивали актуальные события определенным образом. При этом за последние сто лет в методах российской пропаганды мало что изменилось, но общественное восприятие стало совершенно иным. Такое мнение специально для NDNews высказал политический аналитик CIS-EMO Станислав Бышок в рамках спецпроекта «Кремлевская пропаганда: что это такое?».

Когда я был маленьким, то есть не так давно, я очень удивлялся, когда уважаемые люди, профессора да эксперты, размещали у себя в фейсбуках ссылки на откровенно фальшивые новости с очевидно вральных ресурсов. «Как это возможно, – задавался я вопросом, – что такие умные люди могут верить вот в это во всё? Это же нелепо!» Но потом мне объяснили, что нелепа была моя вера в то, что те самые уважаемые люди всерьёз воспринимают ту чепуху, которую порой размещают в своих соцсетях. «Люди работают», – доверительно сообщили мне.

Если рассматривать такие «аномалии» в контексте украинского конфликта (а о чём ещё говорить?), то, на мой взгляд, сознательные фейки распространяют с одинаковой интенсивностью персоны, ассоциируемые с обеими враждующими сторонами. Другое дело, что аналоги воображаемых «распятых мальчиков», запускаемые представителями противоположного лагеря, как правило, не вызывают особо бурных протестов общественности. «Всем всё можно, а вам ничего нельзя, потому что вы – Рашка!»

Существует мнение, которое, парадоксальным образом, поддерживают и русофилы, и русофобы, что Россия – это родина слонов. В том смысле, что в нашей стране все глобальные процессы, происходящие с человечеством на протяжении всей его истории, либо не происходят, либо происходят с чудовищной задержкой лет в сто. К таким убеждениям относится, например, то, что государственная информационная политика, известная также как пропаганда, полностью искоренена в цивилизованных странах, оставшись только в России и иных странах Оси Зла.

По факту, конечно, государственная информационная (и любая другая) политика существует в любой стране, являясь одной из функций, отличающих государство от некоей территории, населённой некими людьми, занимающимися некоей деятельностью. Другое дело, что если в нацистской Германии было министерство пропаганды имени Геббельса, то в Великобритании есть ВВС. Почему-то принято считать, что эта вещающая на весь мир информационная сеть априори независима и чуть ли не питается Святым духом. На самом деле, формально являясь негосударственной, данная структура имеет сложную, малопрозрачную систему менеджмента, упирающуюся в английскую королеву. «Государство – это я».

Россия не является ни родиной слонов (сюрприз!), ни аномалией на теле мировой ойкумены. Начиная с царя Гороха, а то и раньше, у нас, как и у всех остальных, была информационная политика, а уж с изобретением сначала книгопечатного станка, а потом «ВКонтакта», эта сфера становилась всё более значимой для поддержания легитимности государственных институтов и национального единства, особенно в условиях внутренних нестроений или внешней угрозы. «Внешнюю угрозу придумала «кремлёвская пропаганда», на самом деле ЕС и США просто хотят, чтобы в России была свобода и демократия, а не это вот всё», – наверняка скажет оппозиционно настроенный креативный человек. Не пускаясь в дебаты, замечу лишь, что государственная информационная политика – она в первую очередь не про то, что «на самом деле», а про то, что государство хочет, чтобы граждане думали об актуальных событиях.

Разнообразие точек зрения по ключевым вопросам – это хорошо. Я искренне рад, что в России есть телеканал «Дождь», радио «Эхо Москвы» и портал «Слон». Я могу быть сколько угодно не согласен с высказываемыми их сотрудниками или гостями позициями, но, в конце концов, мир цветной, а не коричневый, так пусть расцветают сто цветов (каламбур)! В конце концов, на Украине после победы «Евромайдана» соответствующих информационных аналогов просто нет, разброс мнений по ключевым темам – минимальный. А вот о весе золотого батона Януковича поспорить можно. Особенно учитывая, что «золотой батон» – махровейший фейк.

Когда начались столкновения на Майдане, а затем вспыхнул конфликт на Донбассе, украинские и западные масс-медиа обвиняли российские СМИ в лживой или, в лучшем случае, однобокой подаче событий. Когда у стен Кремля был застрелен оппозиционный лидер Борис Немцов, западные масс-медиа стали обвинять российские СМИ в том, что они рассматривают «слишком много» вариантов смерти Немцова. «Но мы-то с вами понимаем, кому в первую очередь была выгодна смерть оппозиционера и кто отдал приказ стрелять», – почти явно проговаривалось на первых полосах британской The Guardian.

За последние сто лет в методах государственной (как и антигосударственной) пропаганды мало что изменилось за исключением быстрого Интернета. А вот общественное восприятие стало существенно иным – и здесь принципиальная разница между Западом и мысленно примкнувшей к нему Украиной, с одной стороны, и Россией, с другой. На Западе зрители более склонны верить своим СМИ на том основании, что они по умолчанию считают свои страны демократическими, а масс-медиа – неангажированными. В России же, напротив, есть глубоко сидящее убеждение «все врут». Это не значит, что на Западе все безоговорочно верят местным Дмитриям или даже Евгениям Киселёвым, а в России – нет. Верят все. Просто есть нюансы.

Украинский кризис затронул не столько российскую госполитику, сколько обнажил политическое или, глубже, ценностно-политическое разделение, уже существовавшее на момент «Евромайдана» в русском обществе. «Никакого раскола в обществе нет, его специально формирует володинская пропаганда. И вообще – Кремль отталкивает от России братский украинский народ», – снова возразит оппозиционно настроенный креативный человек. И в этот раз, не впадая в дебаты, замечу, что, согласно президенту Петру Порошенко и украинским учебникам истории, русские – это не только не братский украинцам народ, но – исторически враждебный. Исторически, а не «в связи с Януковичем». Что же касается разделения общества, то вспомните волну протестов в Москве 2011-2013 гг. Об Украине тогда почти никто не думал, кроме автора, выпустившего в марте 2013 г. книгу «Иллюзия свободы: Куда ведут Украину новые бандеровцы». Но я отвлёкся.

Как отгородить себя от вражеской пропаганды? Очевидно, шапочка из фольги здесь не подействует (хотя я не пробовал). Отсылка к чтению еженедельных геополитических обзоров американского STRATFOR'a или российского РИСИ тоже не помогут. Предложение выкинуть телевизор и оставить один Интернет, в котором содержится вся правда, вряд ли приблизит кого-либо к истине. Считается, что чем выше у человека уровень образования, тем выше и критичность к самому себе и к приходящей извне информации. Это так. Но тот же самый критически мыслящий человек может и совершенно сознательно игнорировать ту информацию, которая не вписывается в его картину мира, а то и сознательно распространять заведомый фейк. А с этого мы, собственно, и начали разговор о российской и антироссийской пропаганде. Круг замкнулся.

Москва, Анна Федорова

Москва. Другие новости 27.08.15

Андреас Умланд: «Кремлевская пропаганда» – это параллельная реальность. Рано или поздно она будет конфликтовать с реальной действительностью. / Лариса Михайлова: Кто говорит от имени Кремля, когда рупор президента засорен часами Пескова?. Против России ведется война, и мы должны защищаться. / Пламен Пасков: Нельзя подходить к «кремлевской пропаганде» с эмоциями. Следующий год станет самым критическим не только для России, но и для всего мира. Читать дальше

© 2015, РИА «Новый День»

В рубриках / Метки