российское информационное агентство 18+

Post Mundial

Подпишись на каналы
NewDayNews.ru

Среда, 15 августа 2018, 05:57 мск

Темы дня, Новости дня, Новости кратко, Анонсы, Экспертиза, Спецпроекты, Простыми словами

Эх, раз, еще раз… Бесконечный юбилей русского Крещения Авторская колонка Марины Краенко

С тех пор как последние пятнадцать лет у нас начали с размахом отмечать Крещение князем Владимиром Красное Солнышко Киевской Руси, я как-то запуталась во временах и нравах. Вроде бы 21 век на дворе, а ощущения продвинутости нет.

И духовные скрепы интерпретацией этой даты не скрепляются. Вроде и Крестный ход собирает народу больше, чем митинги против пенсионной реформы. И памятник князю Владимиру стоит. И не только в РФ: украинцы пять лет назад затеяли строительство целого православного комплекса в честь князя, аж с купелями, наподобие иорданских.

И Белоруссия аккуратно на 28 июля в Киев своих гонцов шлет – чиновных, культурных, а также служителей православного культа. Но не производит широкое празднование события 988-го года (юбилейные монеты, православные энциклопедии, документальны и художественные фильмы, фестивали духовной музыки) эффекта укрепления гуманитарных и межчеловеческих (общеславянских) связей.

Скорее, наоборот. С Украиной сами знаете, как ладим. А ведь еще на последнем (в 2013-м году) юбилее, ключевым гостем мероприятий в Киеве стал Патриарх Московский и всея Руси Кирилл. Да, к слову, с 1988 года День Крещения Руси, ежегодно отмечаемый 28 июля, глава РПЦ традиционно проводил в Киеве.

Частые визиты Кирилла и его предшественника Алексия на Украину многие эксперты даже связывали с продвижением концепции «Русского мира». Непризнанная УПЦ Киевского патриархата неоднократно заявляла, мол, перед Русской православной церковью в Кремле поставили задачу: через духовно-религиозную экспансию миллионов верующих республик бывшего Советского Союза вернуть эти народы под имперское влияние России.

Собственно, терки между филиалами и представительствами ПЦ меня (как и многих сограждан, а также прочих братьев-славян) мало волнуют. Но я тоже думаю, что духовного катарсиса, несмотря на пышные юбилеи и обычные отмечания 28 июля как Дня всерусского крещения, не происходит по банальной причине – со времен Красного Солнышка церковь наша выполняет не духовные, пусть и с религиозными ритуалами, функции, а четко идеологические.

Поэтому «вера есть, да верить нечему», а уж о фундаментальных вопросах, что призвана решать любая религия – основы бытия, отношение к смерти и т.д., гораздо больше сказала русская культура, часть представителей коей были в контрах с православием (или оно с ними, если вспомнить жутковатую историю со Львом Толстым). Но я, кажется, отвлеклась от темы.

Один за всех

Нескончаемые юбилеи (каждые пять лет) Крещения Руси заставляют, полагаю, многих сограждан искать ответы на разные вопросы. Например, на типичный (относительно отечественной вертикали «народ – царь»): почему религия, пусть даже в качестве идеологии для народа была выбрана одним-единственным человеком? Князем, но прямо скажем, не идеалом разума, добра и справедливости. Выбрана, кстати, через тысячу лет после смерти Учителя и Проповедника. Это уж точно была не история обретения Веры первыми христианами – сознательными мучениками личного духовно-религиозного выбора.

Более того, людям (я имею в виду подданных Владимира Красного Солнышка) толком ничего не объяснили: почему, зачем всех чохом крестят. Уверена, многие думали, когда их скопом загоняли в речки, что сейчас их не к благодати приобщат, а утопят (тоже по непонятной причине).

Ведь вплоть до 20-го века Россия была неграмотной страной: Библию верующие не читали поколениями – по причине элементарного отсутствия этого навыка. Священное писание полагалось текстом, понятным немногим избранным. Толкователи Библии из попов да дьячков, особенно в славянской глухомани, были разными, и опять же большинство – не «луч света в темном царстве». Так что, «народные» представления о православии были весьма запутанными, а не очевидными истинами.

Это языческие верования передавались из поколения в поколения посредством УНТ – устного народного творчества. Потому, собственно, и имеем в очередной юбилей Крещения (вот и Че приобщился – первая служба в главном кафедральном новострое приурочена к празднику 28 июля) историю, что произошла со мной накануне: таксист, вынимая что-то из бардачка, вывалил на меня окровавленную ватку. Тут же сунул ее обратно в ящичек: мол, пардон, утром кровь сдавал. На мое недоумение: отчего не выбросили в поликлинике, взрослый дядька всколыхнулся разумом младенца: да вы что, свою кровь и волосы нигде нельзя оставлять. Нужно собрать и сжечь. Удивительная дремучесть. Прямо: вперед в идолопоклонническое прошлое!

Нет, в других странах тоже происходили аналогичные нашему «владимирскому» выбору смены религии. Чего стоит один английский король Генрих VIII! Создал свою церковь, по сути, упразднив католическую. Заставил подданных присягнуть ему как иерарху новой англиканской церкви на том хлипком основании, что Папа не давал ему разрешение на развод, а монарх ужасно хотел жениться на Анне Болейн (между прочим, в Крещении Руси тоже не обошлось без «шерше ля фам», об этом – ниже)…

Но! Англичане к этому Тюдору относятся без пиетета. Памятники психически неустойчивому, кровожадному правителю в 21 веке не устанавливают. А фильмы и передачи о нем делают без всякой аффектации, не без иронии и содрогания, хотя и с учетом исторического контекста: мол, кроме всего прочего, требовалось закрепить абсолютную власть монарха. Я уж не говорю о том, что англичане по крупицам разбирают и анализируют версии и источники.

Мы же крайне плохо знаем историю решения и реализации идеи Владимира – принять православие. Однако именно с тех пор и в нашем государстве стал формироваться механизм абсолютизма. Причем, есть стойкое ощущение, что раз и навсегда.

Иван Грозный упразднил (читай – разогнал) Избранную Раду и учредил Опричнину. Большинство же служивших в его эпоху Митрополитов низверг по-зверски: от них даже могил не осталось.

Петру Первому не понравилась лапотная и бородатая Россия, которую он единолично «перезагрузил»: заставил пить кофей и рубить окно в Европу при довольно оскорбительном игноре ПЦ.

Павел Первый, запретивший подданным носить букли, челки и баки, произносить слова «Отечество» и «Гражданин», вообще объявил себя главой ПЦ, а еще хотел объединить ее с Католической, и стать к тому же Римским Папой. Как помните, именно при его потомках стала процветать неконструктивная идея «Православие, Самодержавие, Народность», которую в последние годы агрессивно навязывают и современному российскому социуму.

На смену царскому своеволию пришел единоличный выбор коммунистических вождей. Другой Владимир – уже атеист по мировоззрению – снес купола Православия, и на десятилетия инициации стали прерогативой партии, а не религии.

Пока очередной правитель не вернул все на круги своя, по сути, вторично крестив уже Московскую Русь, вытащив, словно языческий оберег, историю тысячелетней давности.

«Когда б вы знали, из какого сора…»

Чтобы разобраться, почему столь давнее событие и сейчас в идеологическом отечественном тренде, давайте вспомним события 988-го года.

Период развития Восточной Европы, связанный с крещением славян, на самом деле довольно хорошо «запротоколирован». Однако, что касается непосредственно славянских источников, то все они являются документами более позднего времени. По мнению большинства историков, первый большой славянский исторический памятник – это «Повесть временных лет». Но ее фрагменты, связанные с крещением Руси, переписывались. Это произошло при князе Ярославе, когда в 1037 году Русская церковь перешла под юрисдикцию Константинополя (до этого она была под юрисдикцией Болгарской автокефальной церкви).

Что же касается сведений из сирийских, антиохийских, арабоязычных, латинских, греческих документов, то важно заметить: согласно их авторам, 988 год – наименее вероятная из всех возможных дат. По всей видимости, крещение произошло на год или на два позже, а крещение самого князя Владимира – на год раньше, и не в Херсонесе, как предполагают у нас, а где-то в Киеве или в загородной резиденции князя.

Да это, в сущности, не так важно для юбилея. Куда важнее, что 1030 лет – это вообще никакой не юбилей. По историческому счету. Даже если принять за данность 988-й год, одно дело – праздновать тысячу лет, а другое дело – праздновать 1005, 1010, 1015, 1020, 1025 или вот 1030. Этим увлекаются персонажи, именуемые на церковном языке празднолюбцами, – те, кто устраивает праздники ради самих праздников. Это если отбросить бесконечные крещенские мантры государственного изготовлении: Русь наследовала Византии, православный выбор обозначил начало нового особого русского пути…

Вообще, если уж так хочется, то нескончаемым каскадом юбилеев можно отмечать куда более важную, более близкую дату в истории восточнославянского православия. В 1988-м, в год празднования тысячелетия владимирского крещения произошло судьбоносное событие в истории Русской церкви – ее освобождение от большевистского, тоталитарного гнета. 29 апреля 1988 года тогдашний патриарх Пимен и митрополит Филарет, бывший белорусский экзарх (а тогда он и вовсе возглавлял отдел внешних церковных сношений), были приняты Горбачевым. Генсек КПСС и Президент СССР даровал свободу Русской церкви. И вот эту дату церковникам, да и православным есть смысл праздновать, причем и на Украине, и в Белоруссии, и в России.

Впрочем, если делать из Крещения Руси мультикультурный праздник восточнославянского единства, то я – одной рукой за. Это может стать мемом примирения всех ныне не вполне ладящих друг с другом сторон. И это, в определенной степени, будет политкорректным. Части территорий и Украины, и Белоруссии, и России входили в состав древнерусского государства, формировавшегося и крещеного в те времена Владимиром – не важно, в каком точно году. Это наш общий праздник, или, точнее, важная дата.

Честно говоря, с целью примирения когда-то братских сторон, можно отпраздновать и юбилей в 1030 лет, хотя любой историк назовет подобную дату надуманной, высосанной из пальца, только чтобы собраться и попраздновать. Другое дело, что на данный момент историческое, не вполне внятное по целеполаганию, Крещение все оппонирующие на политическом уровне государства тянут в свои стороны. И это уже не имеет никакой духовной ценности. Ни для одного из насильно крещеных народов в 989 или 990-м году. Тем более что выбор восточно-христианского обряда для России, Белоруссии и Украины осуществлялся не на безальтернативной основе.

Были и другие сценарии этого исторического решения. Например, в то же время, что и князь Владимир в Киеве, крестился и его близкий родственник – конунг Олаф (в Норвегии). Историки не исключают, что правители влияли в этом решении друг на друга – они бесконечно обменивались визитами. Но! Конунг, и это представляется скандинавам вполне естественным, принял крещение западной инициации, так сказать, из рук римских епископов.

Христианская церковь в ту пору еще не была разделена, хотя между Римом и Константинополем уже шло серьезное соперничество. Несколько делегаций было направлено из Рима к князю Владимиру. Послы предложили креститься у римских епископов и, соответственно, войти в состав Римского патриархата. Владимир отверг этот план, и вовсе не потому, что совершал какой-то осознанный выбор веры. Большинство историков церкви – Голубинский, Шахматов, Карташов – называют историю о выборе веры, извините, глуповатой легендой. Это был вполне рациональный выбор, сделанный вовсе не потому, что князя сразила красота храма Святой Софии. Для Владимира, не исключено, крещение было актом внутреннего, личного обращения, на это есть указания.

Часть историков (церковных, понятно) утверждают, что когда князь думал о политическом будущем страны, то решил связать ее с культурным центром тогдашнего христианского мира. А, дескать, в конце X века культурным центром христианского мира был отнюдь не Рим, переживавший упадок, а Византия, она же Константинополь. И близость к Константинополю, якобы, очень поддерживала Владимира.

Говоря о выборе князем религии для себя и подданных, нельзя забывать и о матримониальном аспекте. И вот тут-то начинаются принципиальные расхождения в версиях. Активно продвигаемая нынешними идеологами (при поддержке ряда историков) версия пасторально и целомудренно, с определенным политическим пафосом повествует: братья Василий и Константин, управлявшие тогда константинопольским престолом, хотели опереться во внутриполитической борьбе на Владимира. Соблазняя Владимира на сотрудничество, братья обещали ему в жены свою сестру Анну. Для Владимира, конечно, было лестно породниться с едва ли не самой аристократической ветвью тогдашнего христианского мира. Вот он и крестился в православные. А вот академик Сергей Платонов писал, что согласно другой версии – о крещении Владимира в Пантикапее по византийскому обряду, обращение в православие было для князя еще и актом победителя: он пришел и принял веру от побежденных, самого себя утверждая как своего рода Цезаря.

Но, по мнению ряда церковных историков, в том числе Карташова, писавшего уже после Платонова и пользовавшегося, как говорят его коллеги, хорошими западными межвоенными исследованиями, нет сомнений, что Владимир пришел в Пантикапей уже будучи христианином. И пришел именно потому, что братья Анны – соправители Константинополя его жестоко обманули: пообещав, так и не отдали ему сестру. И не потому не отдали, что были недальновидными престолосидельцами, а потому что пожалели принцессу, которую рассматривали не только, как политический товар, а любили, как родную кровиночку.

Кто его знает, может, девица была в шоке от перспективы переезда из культурного Константинополя в дикую, варварскую Русь. Да еще в жены к отъявленному бабнику и кровавому убийце (это же все было известно в Константинополе) Владимиру. Обратился в христианство – отлично, но всего за три года до обретения православия, князь убил своего брата (кстати, христианина) Ярополка, да еще отобрал у него беременную жену – греческую монахиню... Вы бы за такого выдали сестрицу?! Если бы были просвещенными православными, каковыми и были воспитаны Василий с Константином?

Согласно этой версии, понятно, почему Анна не стремилась в Киев, и почему Владимир пошел войной на Пантикапей. Он завоевал город и вернул его грекам, образно говоря, как выкуп за принцессу. И, по версии историка Андрея Зубова, воины, вероятно, приняли обряд венчания Анны и Владимира за обряд крещения самого князя!

Слушайте, и вот эту неразбериху и аморалку нам уже который век выдают за обретение славянами единственной спасительно-утешительной религии. Дрожу, прямо как принцесса Анна, но не от страха – от возмущения.

Конечно, нельзя отрицать, что православие выполнило некие положительные «инфраструктурные» функции – например, упорядочило вступление славян в брак, фиксировало рождение и смерть. Ну, так и монгольское иго стабилизировало финансовую систему Киевской Руси – появилась налоговая система, выросшая из пресловутой «дани». И все же – идеологическая составляющая всегда была довлеющей чертой ПЦ на Руси – Древней, Имперской, Новейшей…

Поэтому и 28 июля никогда не станет по-настоящему великим праздником – света в нем маловато.

Челябинск, Марина Краенко

Челябинск. Другие новости 26.07.18

Чего мелочится: режим «черного неба» продлили сразу на 3 дня. / В Челябинске устроили облаву на «Яндекс.Такси». / Из питомника в пригороде Челябинска сбежал волк. Читать дальше

Отправляйте свои новости, фото и видео на наш Whatsapp +7 (901) 454-34-42

© 2018, РИА «Новый День»

В рубриках