российское информационное агентство 18+

Новогодние гадания

Подпишись на каналы
NewDayNews.ru

Суббота, 22 января 2022, 20:24 мск

Новости, Кратко, Популярное, Анонсы, Спецпроекты

Банальность как залог толерантности... Спецпроект РИА «Новый День» Язычник

Каждый оратор или автор – заложник сверхзадачи: стать популярным, оставшись оригинальным. Увы, как правило, судьба позволяет осуществить лишь один вариант развития событий. Хуже того, некоторым приходится жертвовать оригинальностью, дабы расширить аудиторию. Это не всегда связано с жаждой славы, иногда это чисто коммерческий расчёт.

И всё же. Мечта каждого пишущего – 100%-ая суггестивность текста. Это дар, который сродни гипнозу. Ибо суггестия в частом виде – внушение. И если читатель с первой страницы поверил автору как себе, проникшись эмпатией к герою и его идеям, погрузился в фабулу, как в самую привлекательную реальность (забросив реальные дела и отбросив заботы) – это большая творческая удача. Или психологический трюк. Если, конечно, не божий дар – увлекать словом, не рационализируя процесс писания.

В большинстве же случаев, авторы используют разные приёмы воздействия на читателя, пытаясь либо его настроить на свою волну, либо уловить массовые читательские флюиды. Один из способов стать читателю родным – применять трюизмы (это слово иногда пишут в транскрипции – труизмы, да чаще всего так и произносят, потому что термин происходит от английского true – «правда, истинно» и т.п.)

Трюизм – это, проще говоря, избитая истина, которую все знают. Банальность, если «по-нашему». Или еще жёстче – банальщина. Впрочем, последний вариант не совсем годится для сегодняшнего культурного разговора. Поскольку имеет ярко выраженную негативную коннотацию. А Язычник в определенном смысле приветствует трюизмы в тексте. Но об этом чуть позже.

Трюизмов немало и в устной речи, и в литературе. Но в текстах СМИ и рекламных слоганах – их просто тьма.

Как ни странно, трюизмами грешит народная мудрость. Пословицы и поговорки в подавляющем большинстве изначально были банальностями, ну, или стали со временем (из-за неумеренного употребления). Судите сами:

Что посеешь, то и пожнёшь – а есть альтернативные примеры?

Жизнь пройти – не поле перейти – тоже никто не сомневался.

Делу время – потехе час – так выстроен даже здоровый детский график.

Лучше быть богатым и здоровым, чем бедным и больным – это прямо троллинг человеческих предпочтений. Из той же серии:

Не родись красивой, а родись счастливой.

Но встретив в тексте эти и подобные вербальные формулы мыслей, с которыми все согласны, мы воспринимаем их как собственное мнение. Особенно удачные трюизмы – из классиков – даже заучиваем, не слишком отдавая себе отчёт, что мастера художественно слова облекли в красивую форму избитые истины.

Чеховское утверждение: «В человеке все должно быть прекрасно: и лицо, и одежда, и душа, и мысли» – чистой воды трюизм.

Также, как и пафосное резюме тургеневского Базарова: «Природа не храм, а мастерская, и человек в ней работник». Или банальность от того же автора (из произведения «Холостяк»): «Брак, основанный на взаимной склонности и на рассудке, есть одно из величайших благ человеческой жизни». При этом мало кто скривится прочитав подобное у классиков, большинство почувствует себя конгениальным знаменитому автору. Который, собственно, частично, этого и добивался – «законнектиться» с читателем.

Трюизмы великих иногда (или частенько?) подсознательно формируют этику и эстетику читателей. Больше всего здесь преуспел Фёдор Михайлович. И доставалось Достоевскому за банальности, наверное, больше других. От придирчивых современников, в основном. Да и от коллег следующих поколений. В общем, кто только не припечатал ФМ – от Глеба Успенского (Белинского, Толстого) до Владимира Набокова. И ведь за дело. Повсюду у ФМ разбросаны героини «со следами бывшей красоты на лице». Хотя этот штамп ненавидели критики еще предыдущего поколения. Впрочем, ровно таким же приёмчиком начинает и Тургенев своё «Дворянское гнездо», кстати, не огребая за это, в отличие от ФМ.

Следующий трюизм от великого Д – телесная «конституция» его персонажей: все положительные герои – «худощавые», все отрицательные – толстые или «слегка жирноватые». В этом смысле преемницей психофизики ФМ вполне можно считать Ксению Анатольевну, перманентно третирующую жирненьких. Или – куда более авторитетную персону – Юрия Олешу с его тремя толстяками-диктаторами и массой «стройных, как Никулин Валентин» бунтарей.

Но вот ведь какая штука. Благодаря этим банальностям, читатель верит ФМ как родному, погружается в его текст, как в омут. Это, кстати, верно, и в отношении Олеши.

Ровно такая же способность есть у некоторых политиков. Как тут не вспомнить Василия Шандыбина или Бориса Немцова, не говоря уж о картавом до нечленораздельности Ульянове-Ленине. Ничего сложно-философского в их речах и близко не было: зато какое знание аудитории – «нужной» (им) части общества, конечно, но очень большой.

А есть и провальные примеры: когда еще неизвестные ораторы или писатели хотят с первых слов «наотмашь» поразить слушателей – читателей своим умом и образованием.

Как Анатолий Собчак: пиджачная пара в духе Хлестакова, термины вроде «нонсенс» – от Плевако нового времени, в результате, нормально не смог досидеть даже один выборный срок – так его «культурная» столица невзлюбила за высокомерную оригинальность.

Вот и некоторые, особенно начинающие авторы (иногда намеренно) демонстрируют своё превосходство над читателем или аудиторией. А зачем это читателю? Он мгновенно считывает, что его держат за обывателя, середнячка, серость и на уровне инстинкта хочет тут же не согласиться с автором или собеседником. Он уязвлен тем, что его заставили почувствовать себя глупцом. И тянется – сердцем и душой – к другому деятелю и за другой книжицей. И если у того, другого, мысли понятны, а убеждения совпадают со взглядами читателя – слушателя – человек рад. Потому что взаимопонимание – понятие паритетное.

Кстати, такого, уже прикормленного трюизмами читателя – слушателя можно со временем загрузить и более тяжелыми и сложными материями. Не забывая время от времени поощрять банальностями: от себя лично и, в случае литературных текстов, из уст персонажей (чей характер тоже следует подавать с расширяющейся амплитудой неоднозначности, начав с тёплой, но такой человеческой банальности).

Трюизмы – вещи скучные. Но техничные. Увы, другого камертона, чтобы настроить мозг каждого для позитивной коммуникации, нет. Зато, если научиться пользоваться этим инструментом, постепенно можно создать действительно толерантное общество. А потом уж переходить к оригинальному самовыражению индивидов во всех проявлениях.

Москва, Эмма Прусс

Отправляйте свои новости, фото и видео на наш Whatsapp +7 (901) 454-34-42

© 2021, РИА «Новый День»

Подписывайтесь на каналы
Яндекс НовостиЯндекс Дзен YouTube

В рубриках / Метки