российское информационное агентство 18+

Как на Урале нашли первую нефть

Подпишись на каналы
NewDayNews.ru

Среда, 23 октября 2019, 20:44 мск

Новости дня, Новости кратко, Интервью

Архив
Сергей Шаргунов: Силы похабства восторжествовали, но политическая весна наступает

Писатель Сергей Шаргунов, который хотел стать депутатом Госдумы, но не стал им «по воле Первого человека», прогнозирует «политическую весну» и возрождение национальных сил.

Он считает, что пришло время новых лидеров, новой элиты России, «и не столь важно кто будет у рычагов социального влияния – яблочник Яшин или «левак» Удальцов – главное, чтобы пришли свежие творческие силы».

«Такие люди могут быть красными или белыми, они могут драть друг другу волосы и душить друг друга за глотки, но при этом – это люди, вырабатывающие смыслы, как муравей вырабатывает сок. Это люди, устремленные к тому, чтобы общество как-то менялось», – заявил Шаргунов в интервью «Новому Региону».

СИЛЫ ПОХАБСТВА ВОСТОРЖЕСТВОВАЛИ

«НР»: Полгода назад ты должен был стать депутатом Госдумы, однако в итоге остался простым русским писателем. Как ты считаешь: повезло?

СШ: Повезло, потому что само мое отношение к процессу, который назвали «выборами» за это время не поменялось. У меня была задача прорваться туда, чтобы не давать этим роботам спокойно костенеть, железной рухлядью захламлять кресла. Дрыхнуть я бы им там спокойно не дал. Был бы народным депутатам – защищал бы гонимых. Но, хотя один в поле воин, понятно, что Госдума в нынешнем виде не является полем реальной борьбы. Я считаю, что в итоге больше приобрел, чем утратил. Такое формальное поражение на метафизическом, экзистенциальном уровне выковывает личность. И тут очень важно не сломаться. Я не сломался, работаю. У меня выходит две новых книги. Одна – публицистическая «Битва за Воздух Свободы», в ней, в частности, рассказывается вся эта история с Госдумой, и выходит роман, художественная вещь «Птичий грипп», затеяна литературная полоса «Мечтатели» в «Независимой Газете», начинается мой новый проект на одной FM радиостанции. Самое главное направление для меня – творческое, и сейчас я думаю, что попадание в Госдуму сократило бы мои возможности для чтения и писания. А я все-таки считаю себя человеком, предназначенным реализоваться и в искусстве. Сегодня я пишу больше, и, смею надеяться, лучше.

«НР»: Если возвращаться к драматичным событиям, связанным с твоим изгнанием из федеральной тройки «Справедливой России», то когда ты лично осознал, что тебя сдадут?

СШ: Я понял, что сдадут примерно 4-5 октября. Вся эта история, при всем ее так называемом драматизме, не может вызывать ничего, кроме здорового смеха. Несмотря на этот формальный политический взлет, я и без него всегда был самодостаточным человеком, чтобы не соотносить себя с координатами некоей партии. Примерно в начале октября последовал ультиматум – и со стороны государственных чиновников, и внутрипартийный: надо сдаваться, иначе будет худо. Я ответил отказом. Был такой напряженный месяц. Когда все оказалось на тревожных весах. Я не отступал от своей позиции давлению наперекор. Было непонятно, что случится в следующую минуту. Это было такое интереснейшее, полное приключений время. Время соблазна купиться и капитулировать. Но в конечном итоге силы похабства восторжествовали, раздался еще один окрик из Кремля и дрожащая рука верного царедворца не могла не чиркнуть нужную резолюцию.

ПИСАТЕЛЬ НЕ ДОЛЖЕН СИДЕТЬ В ПЫЛЬНОЙ КЛЕТКЕ

«НР»: Ты попал в тройку «СР» в качестве символа молодой, творческой составляющей этой партии. А как ты думаешь, сам Миронов, перед тем, как включить тебя в этот список, читал твои произведения?

СШ: Конечно, Миронов открывал мои книги, и получал их от меня в подарок. И я горжусь своими книгами. Если говорить о тех омерзительных доносах, которые вытуживал из себя Борис Якеменко, то ясно, что все это жалкая ложь и ничтожное передергивание. Да, я русский писатель и горжусь этим званием, горжусь своими лирическими сюжетами и произведениями. Роман «Ура!», за который мне вручили Государственную премию столицы, это попытка создания позитивного героя. Люди из Администрации Президента мне прямо говорили: «Мы бы твои книги раздавали на улицах. Зачем ты пошел в политику, попер против нас?». Да и вообще – искусство свободно и только свободное имеет смысл. Впрочем, ключевая, да и единственная претензия ко мне была другая: оппозиционность, конкретнее – выпады в адрес властей. Как человек самостоятельный, не бегавший к ним за советами, критически настроенный к их системе, я был для них угрозой. Тут были все средства хороши.

«НР»: Но ведь ты, по сути, хотел сам влезть в эту систему, которая по твоим словам является насквозь фальшивой, лживой и циничной…

СШ: Систему? Какую систему? Ворваться в Думу? Правильно, что хотел! Политика – это борьба за власть, не позерство, а сражение за реальные рычаги возможностей. Что касается участия в конкретном партсписке… Я рассматривал эту партию как силу, способную расколоть элиты, как неоднородную структуру, имеющую большие шансы на вменяемую оппозиционность, и по-прежнему не собираюсь кидать в нее комья грязи. Я люблю улицу, мне доставляло удовольствие строить свое отдельное движение «УРА!», которое было, кстати, крайне автономно и наглядно оппозиционно.

Мы сражались с молодыми штурмовиками из «Единой России», например. Я лично был абсолютно последователен во всех своих взглядах и жестко обличал политический монополизм.

А что до совмещения литературности и общественного дела… Писатель не может просто сидеть в пыльной клети. Писатель, как правило, имеет дело с реальностью, а реальность почти всегда неприглядна. Я менял реальность, не только книгами, но и действиями, это было здорово. Но на каком-то этапе такая эффективность столкнулась с государственной системой, которая почуяла угрозу. Система начала урчать, бурчать, задвигались маховики, последовали звонки и окрики, было донесено лично до Первого человека. И разыгралась известная трагикомедия.

НАС ЖДЕТ ПОЛИТИЧЕСКАЯ ВЕСНА

«НР»: Как ты считаешь, смогут ли нынешние яркие молодые политические лидеры, заявляющие о своих амбициях – ты, Илья Яшин, Сергей Удальцов и другие стать реальной политической силой? Или же система не допустит их проникновения в свою «большую игру» и бал будут править серые Роберты Шлегели?

СШ: Я думаю, что история в России строится по трогательному принципу качелей. Сначала прессуют инакомыслящих, потом инакомыслящие оказываются на волне. И я прогнозирую скорый социальный расцвет тех, кто оказался сегодня вытеснен, зашельмован, отодвинут в сторону пресловутыми серо-стальными роботами.

«НР»: То есть по твоему мнению тот же Удальцов все-таки окажется в Госдуме?

СШ: Я не исключаю, что Сергей Удальцов – человек одаренный, хороший уличный организатор, неглупый парень, потомок известного исторического деятеля, именем которого названа даже одна из московских улиц, – проявится в реальной, в большой политике. Такие люди могут быть красными или белыми, они могут драть друг другу волосы и душить друг друга за глотки, но при этом – это люди, вырабатывающие смыслы, как муравей вырабатывает сок. Люди, устремленные к тому, чтобы общество менялось. Я уверен, что нас ожидает непременное потепление и смена климата. Для меня будущее уже наступило. Нас ждет политическая весна. Оттепель означает возрождение национальных сил. Принцип оттепели – широкая полемика, возможность публично высказывать и отстаивать свою точку зрения. Это может быть либерал Яшин, при всей его позерской заносчивости, это может быть левак Удальцов, но самое важное, то, что впереди должны оказаться лучшие силы народа. Творческие силы. Россия строится на личностях – сие есть аксиоама.

«НР»: Кстати, по поводу творческих сил. Если взглянуть на полки книжных магазинов, то несложно увидеть, что лучшие места на них занимает весьма своеобразная народившаяся генерация молодых писателей, которых сложно заподозрить в нелояльности к режиму. Я имею в виду и Сергея Минаева, и Эдуарда Багирова, и некоторых других. Как ты считаешь, насколько закономерен такой прорыв этой группы и насколько правомочны их амбиции определять лицо современной русской литературы?

СШ: Я бы не хотел негативно отзываться о своих коллегах-писателях. Я не думаю, что можно говорить о рыночном успехе отдельных чиновников в плане протежирования определенной литературы. Но выстроить русскую литературу, как колонны движения «Наши», невероятно! Сегодня есть замечательные поэты, такие, как Всеволод Емелин, Андрей Родионов, Евгений Лесин, они популярны, их аудитория – широка и свежа. Есть целая плеяда новых прозаиков, выпускают сильные книжки – Роман Сенчин, Дмитрий Быков, Захар Прилепин, Анна Козлова, Василина Орлова, Герман Сайдуллаев. Живет и дышит гуманитарная среда. И эта среда не обязательно должна быть яро политизирована. Но по определению она вольнодумна и отрицает всяческое давление. Отношение у этой среды к власти, к той системе, которая сформировалась в недавние годы – крайне негативное. Таков факт. Поэтому никакая заказуха этой вольной и веселой волны не перебьет… А в плане политики – готовьтесь к новым временам больших общественных возможностей.

Москва, Денис Фрунзе

Москва. Другие новости 20.06.08

Московский инкассатор получил 6 лет за кражу 11 млн рублей. / Бурбулис поддержал Шаймиева: выборы губернаторов необходимо вернуть. / Агафья Лыкова угрожает популяции хакасских медведей (продолжение истории, ФОТО). Читать дальше

© 2008, «Новый Регион – Москва»

Подписывайтесь на каналы
Яндекс НовостиЯндекс Дзен YouTube

В рубриках