Воскресенье, 24 сентября 2017, 17:02 мск

российское информационное агентство 18+

,

«Погодный Апокалипсис»: что происходит и к чему готовиться? Профессор МГУ Владимир Гончаров о холодном лете 2017-го и климатических перспективах

«Погодный Апокалипсис»: что происходит и к чему готовиться? / Профессор МГУ Владимир Гончаров о холодном лете 2017-го и климатических перспективах

Нынешнее лето наверняка многим запомнится чрезвычайно холодной погодой. На вопросы о том, что происходит с климатом, возможны ли глобальные катастрофы космического масштаба, от чего это зависит и покупать ли шубу на лето – в интервью РИА «Новый День» ответил профессор, доктор биологических наук, заместитель декана факультета почвоведения МГУ Владимир Гончаров.

Новый День: ''Погодный Апокалипсис'': что происходит и к чему готовиться?

Владимир Гончаров

«Новый День»: Что творится с климатом на планете? Ожидают ли нас какие-то климатические катастрофы?

Владимир Гончаров: Да, лето нас не радует. Но если вспомнить, то в целом до мая все было в пределах нормы, и только в мае мы стали недовольно ворчать на погоду. Но холодное лето бывало и раньше. Помните, даже фильм есть замечательный «Холодное лето 1953 –го»? Правда, холодным, как я слышал, по метеонаблюдениям, был 52-й. Так что ничего сверхъестественного сегодня не происходит.

В сегодняшней ситуации, как утверждают климатологи, виноват мощный атлантический антициклон с высоким давлением. А по его северной границе сформировался циклон, который несет холод и дожди из Арктики, т.к. в европейской части России перенос воздуха поменялся и идет с севера на юг, а не с запада на восток.

Если наблюдаемое сегодня мы будем видеть каждый год в течение длительного времени, тогда мы сможем говорить об изменении климата, уменьшении межсезонной амплитуды и о том, что средняя температура летом уменьшается.

Некоторое время назад в Москве была летняя жара и очень теплые зимы, когда на Новый год практически не было снега несколько лет подряд. Правда, потом все переключилось и стало нормальным. А пока мы видим, что да, начало лета холодное и не очень приятное.

Сейчас сложно говорить и делать какие-либо предположения, что еще можно ожидать. Все наши недовольства и рассуждения относятся в основном к прогнозу погоды, а для построения долгосрочных гипотез необходимы фундаментальные исследования климата.

Климат – это многолетний (порядка нескольких десятилетий) режим погоды. Погода, в отличие от климата – это мгновенное состояние.

«Новый День»: А как быть с весенне-летними пожарами в Сибири и на Дальнем Востоке? Это результат глобального потепления?

Владимир Гончаров: Пожары – это, в первую очередь, засушливая погода и разгильдяйство человека, а порой и преступление. И уж никак не закономерность климата.

Возьмем весенние возгорания, которые начинаются от сжигания прошлогодней травы. Это глупость человеческая – для экономии бензина и солярки поджигают прошлогоднюю стерню, чтобы легче было потом пахать. А весной-то очень хороший ветерочек дует, который быстро все раздувает до катастрофических размеров.

Я уж не говорю о таких преступных действиях как специальный пал леса. После этого дается разрешение на разработку лесных гектаров, и пошла прибыль. Это уже компетенция правоохранительных органов. И это не только в нашей стране происходит. Я когда-то был в Греции – там тоже большие лесные массивы выгорали, и «освобождалась» территория. И было мнение, что пожары возникали неслучайно. Как к этому относиться? Это просто преступление.

Конечно, погода засушливая. Но тогда наше отношение к природе должно быть чрезвычайно осторожным. Мы должны понимать, что даже любая непогашенная спичка, хоть это и звучит банально и со школы известно, может привести к катастрофическим явлениям. Тысячи гектар леса горят, люди гибнут. Это уже культура человека, культура отношения к природе и к самому себе в частности.

«Новый День»: Кто вносит решающий вклад – человек или сама природа? Выбросы в атмосферу или активность Солнца – что сильнее влияет на планету?

Владимир Гончаров: Климат Земли зависит, прежде всего, от активности Солнца. Она определяет температуру на поверхности Земли. Ведь даже само слово климат переводится как «наклон»– угол падения солнечных лучей. А эта активность характеризуется солнечными циклами с различными периодами – 11, 22, 80-90, 210, 2300 и 6000 лет.

Знание этих циклов позволяет объяснить климатические изменения на Земле.

Чем больше у нас научных фундаментальных знаний о формировании климата, тем более оправданы будут наши погодные ожидания.

Да, в последние годы мы наблюдаем резкие климатические скачки. Человек в последние сто лет вносит существенные изменения в природную среду, а, следовательно, и в климатическую обстановку планеты в целом. Природная среда и атмосфера уже не успевает отрабатывать, возвращаться к некому балансу.

Как результат, возникают нетипичные или экстремальные погодные события, и их с каждым годом становится все больше и больше.

«Новый День»: Можно ли сказать, что нагнетаются страсти?

Владимир Гончаров: Я считаю, что порой наблюдается неоправданное нагнетание, которое особенно хорошо ложится на недовольство текущими погодными условиями. Но опять же – погода это сиюминутное состояние, а в целом...

«Новый День»: Глобальное потепление все-таки происходит? Или мы наоборот замерзнем, как некоторые климатологи обещают?

Владимир Гончаров: Хотите понять, покупать шубу или продавать?

Как утверждает Всемирная метеорологическая организация при ООН, сегодня по сравнению с доиндустриальным периодом (в конце 19 века) температура на Земле выросла на один градус Цельсия, Это значительное изменение.

Многие путают глобальное потепление с парниковым эффектом. Оба явления означают повышение средней годовой температуры Земли.

Однако в случае парникового эффекта установлена причина повышения температуры – рост в атмосфере Земли концентраций парниковых газов (углекислый газ, метан, водяной пар и т.д.).

Это самая популярная на сегодняшний день гипотеза.

Пополнение атмосферы углекислым газом происходит из различных источников. Среди природных наиболее мощным являются вулканы. Их газы состоят, в основном, из углекислого газа и паров воды. Или океан – многие водные организмы создают свои скелеты, поглощая углекислый кальций. Затем, при отмирании, образуются пласты известняков, которые при растворении также становятся источником углекислого газа. Также наблюдается эмиссия из почвы при разложении органических веществ, карбонатов и др.

За последние годы в атмосферу поступает все больше углекислого газа в результате индустриальной деятельности человека, но этот источник не является основным. Например, одно извержение вулкана дает такие выбросы, что в сравнении с ними вся борьба с антропогенными выбросами СО2 – ничто.

Поэтому пока на явления космического и планетарного масштаба мы повлиять не в состоянии.

«Новый День»: Некоторые ученые утверждают, что наступает «малый ледниковый период». Так это или нет?

Владимир Гончаров: «Малым ледниковым периодом» называют резкое похолодание с 13 по 16 век и с 16 по 19 век, которое описано в хрониках или написано художниками.

Но, как выясняется, среднегодовое снижение температуры во время этого периода было на 0,5 градуса, а не на 1. При оледенении же средние температуры на Земле падали на 8 градусов. А периоды холодной погоды были связаны не с глобальными климатическими изменениями, не с понижением активности Солнца, а с извержением вулканов.

Поэтому климатологи сомневаются в существовании «малого ледникового периода». А уж мнение о его возвращении совсем непонятно на фоне повышения температуры на 1 градус в последние сто лет. Некоторые, наоборот, связывают рост температуры на Земле сегодня с окончанием этого «периода».

«Новый День»: Стивен Хокинг прогнозирует, что Земля станет раскаленной Венерой. Однако, по его словам, мы можем предотвратить катастрофу, «если начнем действовать сейчас». Можно ли сказать, что он несколько «загнул»?

Владимир Гончаров: Думаю, что да. Я говорил о скачкообразном характере климатических колебаний, потому что не успевает за три года природная атмосфера возвращаться к исходному балансу – в этом, конечно, есть влияние человека. Но еще раз повторю – ни о каких глобальных изменениях климата, мне кажется, сейчас говорить не надо.

Что касается долгосрочных прогнозов, то ими занимаются ученые, работающие с моделями общей циркуляции, основанными на гидродинамических уравнениях. Для этого нужен сценарий, как будет меняться, в частности, содержание СО2 в атмосфере. Нужны хорошие фундаментальные исследования.

Еще раз скажу, что планета Земля – достаточно стабильная система. И готовиться к каким-то глобальным катастрофам космического масштаба, наверное, все-таки пока рано.

«Новый День»: России будет хорошо или плохо от глобального потепления?

Владимир Гончаров: Пока есть негативное влияние на сельское хозяйство, на урожай. Будь то жара или вот такое дождливое лето...

Если глобальное – оно будет касаться всей Земли. И говорить тогда уж нужно будет не о территории нашей страны, а про всю планету в целом.

Здесь опять хочу сказать о цикличности климата, планета Земля проходила похожие периоды сотни или тысячи лет назад. Мне кажется, это повод всему научному сообществу сейчас задуматься, как с минимальными потерями пройти то, что готовит климат Земли. Если предстоит очередной цикл со сложными климатическими условиями для человека, нужно попытаться смоделировать эти негативные климатические изменения, сделать верный прогноз. Для этого действительно все научное сообщество должно консолидироваться для решения задач планетарного масштаба.

Москва, Ольга Ветрова

Москва. Другие новости 12.07.17

В Сергиевом Посаде памятник выпускникам 1941 года лишится эротичности. / Некорректно, неисполнимо, жестоко: советник Путина и «ВКонтакте» против введения огромных штрафов за ложь в соцсетях. / Россельхознадзор грозит Турции молочным эмбарго. …под ограничения может попасть и продукция из Новой Зеландии.

© 2017, РИА «Новый День»

В рубриках

Новости партнеров