российское информационное агентство 18+

17 год. Образ Будущего

Подпишись на каналы
NewDayNews.ru

Среда, 13 декабря 2017, 04:47 мск

Революция-1917 и Казахстан: большевики победили по праву сильнейших, а Сталин создал почву для распада СССР Казахстанский историк Радик Темиргалиев о событиях начала ХХ века

Революция-1917 и Казахстан: большевики победили по праву сильнейших, а Сталин создал почву для распада СССР / Казахстанский историк Радик Темиргалиев о событиях начала ХХ века

В современном Казахстане историческая роль «вождя мировой революции» Владимира Ленина скорее оценивается положительно: по сути он официально создал республику, которая 25 лет назад смогла получить независимость. Но в целом 1917 год и революция были катастрофой, сказал казахстанский историк Радик Темиргалиев, отвечая на вопросы корреспондента РИА «Новый День» в рамках спецпроекта, посвященного революционным событиям 100-летней давности.

«Новый День»: Как вы оцениваете историческое значение революции 1917 года для России и Казахстана?

Радик Темиргалиев: Для России 1917 год был катастрофой. Закончилась поражением почти выигранная война, страна понесла большие территориальные потери. Следствием революции стала самая кровавая гражданская война в русской истории. А еще обнищание населения, разруха, голод, эпидемии, разгул преступности и прочие явления постреволюционного периода.

90-е годы XX века, которые для наших современников кажутся периодом самого тяжелого кризиса, были просто временем счастливой и безмятежной жизни, по сравнению с тем, что довелось пережить населению Советской России в годы становления нового государства. Падение уровня жизни было настолько колоссальным, что по ряду показателей социально-экономического развития понадобилось несколько десятилетий, чтобы достигнуть уровня 1913 года.

Казахский народ в полной мере испытал все беды, которые принесла Октябрьская революция. В 1917-1922 годах в результате боевых действий от голода и болезней погибли сотни тысяч казахов. А потом была самая страшная трагедия в истории казахского народа – коллективизация, которая, безусловно, была следствием Октябрьской революции. В ходе политических репрессий была практически полностью истреблена сформировавшаяся в досоветское время национальная интеллектуальная элита.

Но революция сыграла в казахской истории и позитивную роль.

Во-первых, был приостановлен процесс массового переселения крестьян в Казахстан и изъятия земель у коренного населения. Этот процесс в начале XX века шел так интенсивно, что с подачи какого-нибудь умника дело вполне могло закончиться казахскими резервациями.

Во-вторых, революция дала казахам полноценные гражданские права. В Российской империи после реформ 1867-1868 годов вершиной служебной карьеры для казаха была должность волостного правителя. За редкими исключениями, недоступна была и военная стезя. Естественно, что никакой речи о каком-то казахском государственном образовании в Российской империи и быть не могло.

Конечно, это была заслуга не только большевиков. Уже сразу после Февральской революции Временное правительство назначило комиссаром Тургайской области самого яркого общественно-политического деятеля в казахской среде – Алихана Букейханова. Ряд представителей казахской интеллигенции, ранее преследуемых имперскими властями за свою деятельность, вошли в состав различных органов власти, таким образом, получив возможность отстаивать интересы своего народа. Была организована национальная партия «Алаш», принявшая участие в выборах в Учредительное собрание и получившая немало мест.

Советское руководство пошло еще дальше, создав национальную автономную республику, в органы управления которой стали активно привлекаться представители казахского народа. Впоследствии при Сталине она была преобразована в полноценную союзную республику, формально провозглашаемую суверенным государством с правом выхода из СССР. Таким образом, советское руководство, само того, конечно, не желая подготовило почву для последующего обретения Казахстаном независимости.

Таким образом, если сравнивать колониальный и советский период истории, с точки зрения интересов казахского народа, можно сказать, что советская эпоха принесла больше как минусов, так и плюсов.

«Новый День»: Можно ли говорить, что Среднеазиатское восстание 1916 года одной из предпосылок революции 1917 года? Почему?

Радик Темиргалиев: Восстание 1916 года, как и другие события, предшествовавшие революции, безусловно, внесло свою лепту в рост общего недовольства правящим режимом, закончившегося свержением царя. Российские либералы и общественные деятели из национальных меньшинств критиковали правительство за жестокость карательных акций. Консерваторы в свою очередь винили власть за слабость и нерешительность. Все это способствовало укреплению в обществе мнения о некомпетентности власти.

В то же время переоценивать влияние восстания не имеет смысла: неудачи на фронте или другие резонансные события в европейской части империи играли куда большую роль в процессе дестабилизации.

«Новый День»: Какие основные ошибки царского и временного правительства по отношению к Казахстану вы бы выделили?

Радик Темиргалиев: Я не знаю, есть ли смысл винить правительство Российской империи и царя в сохранении существовавших порядков и отношений, таких, к примеру, как статус «инородцев» и ограничение их прав. Это был, что называется, Дух времени. Правда, времени уже уходящего, что понимали большевики.

Кстати, нельзя сказать, что консерватизм во власти был тотальным. Там тоже велись дискуссии, высказывались различные мнения. К примеру, военное ведомство в 1915 году подготовило законопроект о призыве «инородцев» на военную службу. Но политическое руководство так и не решилось дать им оружие. Потому что в таком случае появлялся бы новый и довольно серьезный риск для империи. Вернувшись с фронта, «инородцы» могли применить полученные военные знания и боевой опыт в борьбе за независимость своих народов.

В итоге было принято решение о призыве коренного населения Центральной Азии на тыловые работы, чем еще раз был подчеркнута его неполноценность.

Естественно, что при таком отношении трудно было ожидать лояльности. Обозленная лишением земель значительная часть казахского населения, если не большинство, желала поражения России в войне и симпатизировала Османской империи. И призыв на тыловые работы вызвал большое восстание. А всего через двадцать пять лет, те же самые казахи не желавшие рыть окопы для русских солдат, героически защищали Москву.

«Новый День»: Как вы считаете, можно ли было предотвратить революционные события октября 1917 года?

Радик Темиргалиев: Не уверен. Конечно, можно говорить, что какие-то варианты развития событий могли помешать триумфу большевиков. Но большевики показали себя не только в ходе Октябрьского переворота. Они выиграли настоящую войну в сложнейших условиях. На мой взгляд, с точки зрения эффективности действий, большевики были умнее, талантливее, энергичнее своих противников и победили по праву сильнейших.

«Новый День»: Какие особенности можно выделить в контрреволюционных движениях в Казахстане?

Радик Темиргалиев: Антибольшевистское движение в Казахстане было достаточно слабым. Казахское население в основной своей массе не испытывало симпатий к какому-либо из лагерей в этом противостоянии. Всего несколько тысяч казахов воевали на стороне белых частей. Многие были рекрутированы против своей воли и не отличались особым рвением, при возможности дезертируя в родные аулы. Среди русских крестьян царили похожие настроения.

Относительно серьезное сопротивление большевикам на территории Казахстана оказывало лишь казачество, свергшее Советскую власть во многих населенных пунктах весной-летом 1918 года. Но местные казаки предпочитали драться рядом со своими станицами, игнорируя приказы белого командования о передислокации в другие регионы. После разгрома Колчака осенью 1919 года, казачьи формирования уже не смогли сдерживать натиск красных.

Последней серьезной попыткой свергнуть власть большевиков в ходе Гражданской войны стали крупные восстания, начавшиеся в конце зимы и весной 1921 года в Северном и Западном Казахстане, в ответ на продразверстку. Основной силой этих восстаний было русское крестьянство, казачество и частично казахское население. Но довольно быстро это движение также было подавлено.

«Новый День»: Алихан Букейханов провозгласил Алашскую автономию – автономное государство казахов, но после 1919 года алашординцы были вынуждены пойти на компромисс с большевиками. Как вы считаете, это было оправдано или существовали реальные альтернативные варианты развития событий?

Радик Темиргалиев: Алиханом Букейхановым и другими руководителями Алаш-Орды были испробованы все варианты. Они вели переговоры с КОМУЧем, Сибирским правительством, Директорией, Колчаком, но всюду получали различный по форме, но одинаковый по смыслу ответ: Россия едина и неделима.

В Белом движении никто не желал официально признавать Алашскую автономию и право казахского народа на собственное государственное образование. А большевики с самого начала декларировали право народов на самоопределение. Разумеется, все автономии должны были находиться под полным контролем РКП (б), но вместе с тем большевики были готовы сотрудничать с руководителями и членами партии Алаш и правительства Алаш-Орда, и вовлекать их в процесс строительства национальной республики. Поэтому никакого реального выхода кроме варианта предложенного большевиками, на тот момент, не было.

«Новый День»: Известный лидер большевиков Турар Рыскулов сообщал в Наркомат национальностей Туркестана: «Многотысячное население до сего времени мало понимает, что такое Советская власть, и его мало коснулась агитация». То есть, можно сказать, советская власть так же, как и царская в свое время, снова пренебрегла национальными окраинами и насаждала свою власть силой, вместо того, чтобы объяснять людям, суть происходящего?

Радик Темиргалиев: Я уже отмечал, политика центрального руководства Советского государства власти в национальном вопросе кардинально отличалась от политики предшествующего режима. Того же Ленина, можно упрекать в чем угодно, но он действительно был последовательным интернационалистом. Не берусь утверждать наверняка, но мне кажется, что он был даже первым руководителем такого уровня, максимально свободным от расовых и национальных предрассудков, во всемирной истории. Главы других крупных государств в то время точно не стеснялись публично высказывать мнения о неполноценности или превосходстве какого-то народа.

Но на местах, в региональном руководстве, многие товарищи не отличались подобным прогрессивным сознанием, саботируя установки Центра или даже активно противодействуя им. Поэтому, особенно в первые годы, по отношению к казахскому населению многие советские чиновники ничем особенным не отличались от своих предшественников.

«Новый День»: Ленина часто называют создателем национальных республик в составе СССР. Насколько обосновано это утверждение по отношению к Казахстану?

Радик Темиргалиев: Прежде всего, необходимо отметить, что большой вклад в образование казахской автономии внесли многие казахские общественно-политические деятели. Если бы они не отстаивали упорно свою идею, кто знает, как и в какой форме все могло быть реализовано. Как справедливо отмечают наши историки, даже образование Киргизской АССР и Туркестанской АССР произошло в точном соответствии с предшествовавшими формами государственных образований. То есть большевики, ликвидировав Алашскую и Туркестанскую автономии, взамен создали практически то же самое, но под своим контролем.

Большая работа была проделана казахской элитой и в ходе долгих переговоров с большевистским руководством по данному вопросу. Но всегда главная ответственность возлагается на людей, принимавших решения, и главная заслуга также должна принадлежать им. Решение по этому вопросу принимал лично Ленин, он же вместе с Калининым подписал декрет «Об образовании Киргизской (Казахской) АССР» и соответственно его роль была определяющей.

«Новый День»: Как изменилось отношение к революции 1917 года в Казахстане после развала СССР? Как воспринимается это событие на официальном уровне и среди граждан сегодня?

Радик Темиргалиев: Октябрьская революция была главным столпом советской идеологии, культ Ленина в СССР носил тотальный характер. Разумеется, что в новом независимом государстве, ориентированном на строительство рыночной экономики, такое положение не могло сохраняться. В то же время какой-то массированной критики Октябрьской революции в Казахстане тоже не было.

Сейчас в исторических трудах события той эпохи чаще всего описываются нейтрально. Причем сам Ленин зачастую оценивается скорее положительно. Его вклад в образование Казахской АССР, к примеру, специально подчеркивается на страницах пятитомной «Истории Казахстана», подготовленной силами ведущих казахстанских историков. Из личного общения также знаю, что многие казахстанские историки достаточно позитивно оценивают роль Ленина в истории казахского народа. Для примера скажу, что сталинистов, к тому же открыто афиширующих свои взгляды, среди отечественных историков можно встретить крайне редко.

Власть, кажется, относится к данной исторической эпохе схожим образом. Основную часть бесчисленных памятников «Вождю мирового пролетариата» с улиц и площадей убрали, но небольшое количество все же оставили.

Что касается места Октябрьской революции в историческом сознании общества, то я не располагаю какими-то конкретными данными в виде, например, социологических опросов. По субъективным ощущениям многие люди старшего поколения, чьи представления об истории были сформированы в советский период, до сих пор, относятся с пиететом к фигуре Ленина. Молодежь, в основном, имеет довольно смутные представления о том периоде. Для нее Октябрьская революция это уже далекое прошлое, а Ленин едва ли не современник Наполеона.

Москва, Мария Вяткина

Москва. Другие новости 09.12.16

Михаил Погребинский: Параллели на тему «1917 – 2017» некорректны. Но трагический украинский опыт является хорошим предостережением. / История повторяется? К революции 1917 года привели экономический кризис, война и зависимость России от иностранного капитала. / Революция 1917-го имела лицо молодежи и национальных меньшинств. Читать дальше

© 2016, РИА «Новый День»

В рубриках

Новости партнеров