Среда, 16 августа 2017, 20:30 мск

российское информационное агентство 18+

Дмитрий Фетисов: Повторение Октября-1917 невозможно – у «левых» нет достойных лидеров

Дмитрий Фетисов: Повторение Октября-1917 невозможно – у «левых» нет достойных лидеров

Всемирное значение Октябрьской революции 1917 года было гораздо большим, чем для самой России. Такое мнение интервью РИА «Новый День» высказал директор консалтингового агентства NPR Group Дмитрий Фетисов , посвященного событиям 100-летней давности и перспективам современной России. По его оценке, сейчас в России такие события невозможны, поскольку на левом политическом фланге нет лидеров, способных реализовать на практике коммунистические идеи.

«Новый День»: Каким на ваш взгляд было всемирно-историческое значение революции?

Дмитрий Фетисов: Значение этой революции было именно всемирное, несмотря на то, что события 1917 года кардинальным образом изменили жизнь страны. Важно понимать, что в результате появилась империя, режим которой послужил примером для многих стран. В частности, в Латинской Америке «новые» государства создавались именно по образцу СССР. Всемирное значение – огромное. Оно гораздо значимее, чем последствия для России.

«Новый День»: Для России это был необходимый этап, или можно сказать, что это была трагедия, которая остановила развитие страны?

Дмитрий Фетисов: По данному вопросу эксперты до сих пор не могут прийти к компромиссу. Во-первых, Николай II был слабый правитель, который не справлялся с управлением страной. Во-вторых, Российская империя в начале 20 века по многим показателям значительно опережала ведущие мировые страны. Можно понять, почему бунт вспыхнул, начиная от революции 1905 года, можно понять те слои населения, которые хотели изменить свою жизнь, которых не устраивала существующая ситуация, и почему люди вышли на улицу с оружием в руках. Но при этом, эта несомненная трагедия привела к тому, что, не говоря уже о больших человеческих потерях, мы даже сейчас, спустя 100 лет ощущаем отголоски тех событий – в обществе до сих пор остается раскол при оценке того периода.

Неоднозначно и отношение к Ленину – одни считают его великим государственным деятелем, другие – немецким агентом. Это касается и остальных государственных деятелей того исторического периода. Из последних примеров – установка мемориальной доски Колчаку (Александр Колчак – адмирал «белой» армии) в Санкт-Петербурге. Это было несколько месяцев назад, тогда в обществе снова разгорелся спор о том, достоин ли он этого, надо ли уважать его заслуги перед Россией или он все-таки был предателем. Последнее скорее позиция коммунистов, которые обвиняют его в «белом терроре», но не нужно забывать, что был и «красный террор». Эти споры продолжают возникать и мы понимаем, что выводы из событий тех лет мы так и не сделали. Любая гражданская война – это зло и страшная трагедия, понимать и принимать все стороны которой современное общество так и не научилось.

«Новый День»: Вождь мировой революции Владимир Ленин воспринимал гражданскую войну, как необходимый этап становления власти Советов, почему для него было необходимо провести этот «разрыв гражданского мира»?

Дмитрий Фетисов: Большевики изначально рассматривали революцию в России как начало всемирной революции и ждали передела всего остального мира. Сейчас мы понимаем, что это абсолютно утопическая идея. Но и тогда было понимание того, что будет гражданская война: не все население страны поддержало революцию и, естественно, протест был ожидаем.

Нужно понимать, что в ходе гражданской войны были задействованы не только разные слои общества, но было и вмешательство иностранных государств – это и последствия Первой мировой войны, и желание влиять на ситуацию в России, когда одни страны поддерживали большевиков, другие – борьбу против них, так называемое «освободительное белое движение». Ленин понимал, что гражданская война будет, и будет непростой, но все равно пошел на это.

«Новый День»: По вашему мнению, был ли возможен приход к власти большевиков без Февральской революции?

Дмитрий Фетисов: Октябрьская революция стала возможна, потому что назрел протест среди рабочего класса, а большевики опирались на пролетариат и вели определенную работу по пропаганде и подготовке переворота. Октябрьская революция все равно случилась бы, но, возможно, анархия в управлении государством, которая возникла после Февральской революции, помогла ускорить последующие события. Скорее всего, большевики смогли бы прийти к власти, но уже не в результате Октября, а значительно позже.

«Новый День»: Вы говорили об «иностранном вмешательстве», в 1918 году началась интервенция в Россию. Какова, по вашему мнению, была конечная цель интервентов – стран Антанты и США?

Дмитрий Фетисов: Однозначно – одна из целей была в том, чтобы добиться возвращения прежней власти, хотя они уже понимали, особенно после того как семья Николая II была расстреляна, что будет тяжело вернуть на престол Романовых. В этих условиях их задача состояла в том, чтобы максимально ослабить позиции большевиков, так как они опасались, что «пламя революции» действительно перебросится на Европу и пойдет дальше, в том числе в США. Это было не столько желание восстановить юридическую справедливость в России, это, конечно, были их собственные интересы. Но по сути «помощь» ограничивалась ресурсами в виде вооружения и небольшой финансовой подпитки. Нельзя сказать, чтобы была оказана существенная поддержка в виде войск и людских ресурсов.

«Новый День»: Вы упомянули «красный террор», который официально длился 1 год с осени 1918 до осени 1919 года. Как вы считаете, когда в действительности завершился этот период?

Дмитрий Фетисов: Минимум в 1922 – 1923 годах, до конца гражданской войны. Несмотря на то Красная армия и большевики установили власть Советов, в азиатских республиках все равно происходили восстания. Многие части Красной армии были направлены туда для их подавления. Та же банда басмачей (панисламистское партизанское движение, возникшее после развала Российской империи, которое ставило целью отделение Туркестана от СССР) существовала вплоть до 1925-1927 года.

«Новый День»: Идея «мировой революции» так и не была воплощена в жизнь. Часть экспертов считают, что Иосиф Сталин «свернул» этот проект, и называют его «контрреволюционером». Как вы считаете, мировая революция в реалиях того времени была возможна?

Дмитрий Фетисов: Сталин прекрасно понимал, что страна находится в разрушенном состоянии, видел усиление Германии и настроения в Италии. Он понимал, что они могут стать союзниками. Все эти пятилетки и срочный курс на возрождение экономики…

Важно вспомнить, какова была при Сталине ситуация на дипломатических фронтах. Когда заключались всевозможные соглашения о ненападении, Сталин всячески пытался оттянуть время, понимая, что будет война, возможно, не желая признавать, что она будет так скоро. Когда Сталин пришел к власти, он вряд ли задумывался о мировой революции. Все показывает, что его задача была в том, чтобы удержать СССР хотя бы в тех государственных границах, которые сложились к 1939 году.

«Новый День»: То есть тогда был взят курс на «построение социализма в отдельно взятой стране»?

Дмитрий Фетисов: Да. Вряд ли это могло зайти дальше. Сталин при всех своих жестких методах руководства видел, какой срок необходим для восстановления экономики страны, для создания базы для ведения военных действий. И он должен был отдавать себе отчет: чтобы следовать идеям большевиков, которые затевали Октябрьскую революцию 1917 года, ему нужно не одно десятилетие, поэтому он оставил идею мировой революции.

«Новый День»: По вашему мнению, накануне столетия Октябрьской революции, идеи коммунизма могут пережить новое «рождение», или сейчас можно говорить о смерти коммунистической идеологии?

Дмитрий Фетисов: Окончательно о смерти коммунизма говорить нельзя. Коммунистические идеи достаточно популярны в обществе, не сказать, что это большая часть общества, но определенный процент есть.

Но любая революция требует своих лидеров, однако таких людей, способных занять активную коммунистическую позицию в публичной политике – нет, и вряд ли они появятся. Поэтому, несмотря на некоторую популярность этих идей, их реализация практически невозможна.

«Новый День»: Какой исторический период, на Ваш взгляд, сейчас переживает Россия?

Дмитрий Фетисов: Понятие «Путинская Россия» уже прочно вошло в историю, учитывая тот срок, который Владимир Владимирович находится у власти. Даже если Путин в 2024 не будет выдвигаться на выборы президента, и будет стоять вопрос о преемнике, скорее всего, этот курс, направленный на возрождение страны после 1990-х будет продолжен: наращивание экономики и мягкий патриотизм без радикальных настроений...

Москва, Мария Вяткина

Москва. Другие новости 11.01.17

Константин Калачев: Россия не выучила страшный урок Октябрьской революции. / Евгений Минченко: В 1917 году политическая элита воткнула нож в спину России. Следующий подобный «взрыв» в стране возможен на почве национал-социализма. / Царю «выкалывали» глаза: у Николая II не оказалось профессиональных «пиарщиков».

© 2017, РИА «Новый День»

В рубриках

Новости партнеров