российское информационное агентство 18+

Как на Урале нашли первую нефть

Подпишись на каналы
NewDayNews.ru

Среда, 23 октября 2019, 21:24 мск

Новости дня, Новости кратко

В Севастополе «расстреляли» маршала Румынии На фестивале документального кино презентовали новые картины

Фото: Минобороны РФ

Фестиваль документального кино «Победили вместе», который в эти дни проходит в Севастополе, акцентировал внимание на одном из главных парадоксов 21 века – чем больше доступ к информации, тем сильнее сужается реальность. Корреспондент РИА «Новый День» увидел четыре реальные истории, обозначившие «вечные» вопросы, которые позволят выйти за рамки привычного круга интересов и посмотреть на события настоящего и прошлого под другим углом.

Право имеем?

Румынский кинорежиссер Раду Жуде на фестивале документального кино «Победили вместе» презентовал фильм «Две казни маршала» – о расстреле румынского военного и государственного деятеля Йона Антонеску и его ближайших соратников. Картина представляет собой нарезку из документальной хроники 1944 года и сценами с современными актерами, которые «дублируют» события того времени.

Сюжет максимально прост – арестованных причащают. Антонеску отказывается от причастия, потому что «недостоин прощения». Их ставят у столбов, завязывают глаза, расстреливают. После первого залпа в упор добивают пистолетом. Затем крупным планом показаны лица мертвых.

Интересно, что во время показа «разыгранные» сцены смотрят практически все, а вот документальные кадры заставляют зрителя отворачиваться. Такой художественный прием обнажает вопрос, как человек воспринимает грань между реальностью и вымыслом. Даже при великолепной актерской подаче, зритель точно знает – это «игра», это «не по-настоящему», даже сопереживая героям повествования, мы сохраняем ощущение иллюзорности. Так постепенно любая трагедия «замыливается» – мы забываем, что герои и злодеи прошлого были реально существовавшими людьми, а не картинкой на экране или строчкой в книге.

Другая игра разума заключается в том, что спокойствие, с которым арестованные принимают смерть, поневоле заставляет проникнуться к ним уважением. Тревога в глазах, их неловкие движения вызывают жалость – то, как один из приговоренных снимает с головы шляпу и озирается по сторонам, пытаясь положить её куда-то, а затем, пронзенный мыслью о бессмысленности своего действия, бросает её рядом – вызывает сострадание.

Напомним, Румыния во время Второй мировой войны поддержала нацистскую Германию. В 1941 году по приказу Антонеску было убито 25 тысяч жителей Одессы, проводились этнические чистки, а в общей сложности было замучено более 300 тысяч человек.

Сейчас, конечно, хотелось бы вернуться к фразе про уважение и зачеркнуть её. Но, возможно, именно это чувство противоречия между действиями человека и наказанием за них, которое возникало раз за разом в разных ситуациях и у разных людей, привело к тому, что современный мир почти отказался от смертной казни. Вопрос, который остается после просмотра этой картины, – имеет ли кто-то право отнимать человеческую жизнь?

Родовой «крест». «Око за око»?

Продолжение темы о преступлении и наказании можно найти и в другой картине, представленной на фестивале – «Бог только может» кинорежиссера Гади Айсена.

Фильм-расследование повествует о судьбе еврея Цви Штельцера, которого власти Германии и Израиля при жизни отказались признать жертвой Холокоста, так как он не предоставил доказательства своего преследования в годы войны.

Штельцер жил в Польше. Во время войны немецкие солдаты оккупировали его деревню. Всех евреев, живущих поблизости, согнали в гетто, расстреляли или отправили в лагеря, но Штельцеру, его младшей сестре и брату сначала удалось спрятаться. Затем кто-то из их соседей «сдал» девушку, фашисты нашли ее и застрелили. Несколько часов она умирала на руках у брата, но не позволила ему вызвать помощь, так как побоялась, что его убьют. Перед смертью девушка попросила отомстить своим предателям. Штельцер позже написал «исповедь», признавшись, что после войны действительно убил женщину, которая рассказала немцам, где пряталась его сестра.

«Я сошел с ума из-за этого. Я не хочу рассказывать о том, что случилось», – пояснял сам Штельцер, почему он отказался предоставлять властям доказательства того, что он является жертвой Холокоста.

Его потомки до сих пор пытаются узнать, что произошло более 70 лет назад, ищут родственников тех, кто когда-то предал их семью, кому отомстил их дед. В киноленте представлен фрагмент разговора внука Штельцера с другом.

– Ты сказал, что ищешь плохих людей. Зачем? Развязать новый круг ненависти?

– Нет, я никого не обвиняю. Я хочу постучать в дверь внуков.

– А что сказать?

– Сказать привет, я внук Штельцера, ваша бабушка «продала» сестру моего дедушки, поэтому мой дед пришел и убил вашу бабушку.

– Их правда, должно быть, сильно отличается от твоей.

– Тогда мы скажем им правду.

– Я не думаю, что им это интересно...

Можно ли понять людей, которые отказывали евреям в помощи, боясь расстрела? Да. Можно ли понять отчаяние и злость молодого человека, который в 23 года лишился всей семьи, находился в бегах под чужими документами, отрицая свою национальность? Да. Можно ли понять тех, кто предавал знакомых и друзей, надеясь на то, что «война все спишет»? А тех, кто взял на себя право судить и карать?

Вера в исключительность. Кто дает право убить?

Итальянский режиссер Вильма Лабат в фильме «Арривидерчи, Сайгон» рассказывает историю женской группы La Star. Четыре молодые девушки, некоторым из которых на тот момент не было еще 18 лет, три месяца провели в «тылу» американцев во время вьетнамской войны.

«Все эти годы никто нас не спрашивал, что было во Вьетнаме», – сказала одна из участниц La Star в начале фильма. В ходе повествования, становится понятно, почему.

«Повсюду был смрад падали. Ужас охватил меня, когда мы сошли с самолета. Я не поддерживала Америку, выступала ради ребят (американских солдат). Мы повидали много гробов. Часто видели, как ребята плакали. У них на базе было все, что нужно, но их глаза говорили, что что-то не так. Это глаза 18-летних ребят, которые летели «бить вьетконговцев». А потом самолеты возвращались с телами ребят, которым мы посвящали свои песни...» – говорят участницы группы.

Героини фильма рассказали, что там же – в американской армии – они столкнулись с расизмом. «Было видно, что афроамериканцы всегда были первыми, их отправляли первыми», – отметили они.

Напомним, что в 50-х годах Соединенные Штаты не признали правительство Северного Вьетнама и выступили в войну на стороне Юга. С марта 1965 года США проводили регулярные бомбардировки страны, к 1968 года войска США во Вьетнаме уже насчитывали 543 тысячи человек.

Сегодня можно с уверенностью сказать, что безнаказанность американской армии, которая использовала во время военной интервенции Вьетнама химическое оружие, сыграла значительную роль в современной истории. Насаждение демократии по-американски потом испытали на себе и Ливия, и Ирак, и Сирия.

«Местная компартия осудила за то, что мы поддерживали американцев. Родители решили, что лучше молчать. Мы пытались это забыть. Не говорили об этом 50 лет. Всегда чувствовали себя виноватыми», – сказали экс-участницы La Star.

Корни проблемы. Почему мы тупеем?

Еще одна из тем, которую обозначили на севастопольском фестивале документального кино, – формирование системы ценностей. Киргизский режиссер Ибадулла Аджибаев представил фильм «Учитель». Главный герой вернулся в родное расположенное в горах село Кен-Суу, где нет ни электричества, ни связи, ни дорог. Он организовал в своем доме школу, где учил детей с первого по четвертый класс.

«На таких людях мир держится. Жизнь – есть строгий учитель, она не прощает ошибок. А учителя нужны, чтобы помогать нам эти ошибки не совершать. Мой герой учит не только знаниям, но поведению, культуре, доброте. Своим отношением поступками учит детей», – сказал Аджибаев в интервью РИА «Новый День».

К сожалению, сегодня таких примеров для подражания становится все меньше. В России учителя завалены отчетами и бюрократией, им не до духовного воспитания детей, отсюда нарастающие проблемы с подростковой преступностью, отсюда – и нравственные проблемы общества.

«После развала Союза молодежь сейчас совсем другая. Сейчас Интернет, глобализация – все вникли туда. Не хотят читать книгу, тупеют. Все хотят информацию получить быстро, легко. Общение потеряли. А в Интернете – куча мусора», – констатировал Аджибаев.

Севастополь, Мария Вяткина

Севастополь. Другие новости 13.05.19

В Киеве похвастали, как много лет водили за нос российских морских пограничников. / В Израиле украинских нелегалов будут выявлять русскоязычные контролёры. / Не готовы: в Крыму перенесли сроки перехода на цифровое телевидение. Читать дальше

© 2019, РИА «Новый День»

Подписывайтесь на каналы
Яндекс НовостиЯндекс Дзен YouTube

В рубриках