российское информационное агентство 18+

(Не) стать самозанятым. Реальные истории.

Подпишись на каналы
NewDayNews.ru

Понедельник, 24 февраля 2020, 02:08 мск

Новости, Кратко, Популярное, Анонсы, Интервью, Слухи, Видео, Рабкрин, Уикенд

Ручной дележ в масштабах страны: почему Москва заливается жиром, а регионы просят подачек (ФОТО)

В четверг в Екатеринбурге прошла лекция экономиста, доктора географических наук, профессора МГУ Натальи Зубаревич. Она рассказала об одном из самых животрепещущих вопросов современного налогового устройства в России – когда изменится принцип, по которому регионы отдают большую часть денег в Москву, а столица принимает решение, каким из субъектов отписать побольше, а каким – поменьше. «Новый День» приводит выдержки из выступления Натальи Васильевны и ее ответов на вопросы екатеринбуржцев. О том, почему Москва ищет, куда бы еще потратить сотню-другую миллиардов, а регионы выживают, какой губернатор в наше время – хороший, а какой нет, – читайте в материале агентства.

Почему Москва – не Россия?

«Даже совестливые москвичи уже считают, что ситуация зажравшаяся. И вот вопрос – это свободный выбор или следствие политических институтов? Во-первых, это следствие экономических законов. Во-вторых, следствие политических институтов. Есть понятие агломерационных эффектов, они дают преимущество. Чем больше фирм в городе, чем больше видов и возможностей производить товары и услуги, чем разнообразней выбор, тем выше выгоды потребителя – вы точно найдете, что вам надо. И народу в это место, стало быть, притекает больше. Это классический круг. Он работает во всех агломерациях. Эффект масштаба и в том, что удельные издержки на одного жителя меньше. И эффект разнообразия. Это нормально.

Но в чем наше ноу-хау? Москва и так бы развивалась быстрее, потому что не бывает вообще равномерного развития, есть преимущества, которые стимулируют развитие территории. Первое – это или от Бога, или от Аллаха, – природные ресурсы, хорошее географическое положение. А есть преимущества, созданные людьми. И еще человеческий капитал. Но есть и издержки: инфраструктуры – грубо говоря, когда не проедешь, и экологическая, потому что высокая концентрация людей порождает мусор, и вообще нечем дышать. Но наша фишка в том, что мы – страна, живущая на нефтяную ренту. Приговор народного суда такой – когда один субъект дает больше четверти всех доходов в бюджет, это Ямал за счет налога на добычу, когда три субъекта РФ дают половину доходов в бюджет страны, появляется место, куда все стягивается и откуда потом все распределяется. Формируется большое перераспределительное государство. Оно себя не обижает. Оно платит чиновникам, силовикам, и вся госмашина сконцентрирована в Москве с их зарплатой. Поэтому средняя зарплата по столице в среднем вдвое выше, чем по стране. Вы не расстраивайтесь, у вас еще хорошо. По сравнению с Орлом – в три раза.

Как это лечить?

Трудно. Мы – страна сверхкрупных экспортных компаний и госкорпораций. И где будут сидеть их штабы? В Москве, если в Санкт-Петербург не сослали. Куда они будут стягивать налог на прибыль? Понятно, да. Значит, до тех пор пока доминирует рентное государство с хитрым распределением и пока доминирует крупняк и госкомпании, Москва будет получать не только нормальные преимущества, но и дополнительную дельту от вертикализации и сверхукрупнямса. До тех пор, пока не будет условий для малого и среднего бизнеса. Но я это сказала в воздух. Про это говорить – толку ни малейшего. Лично отнять у собянинской Москвы кусок бюджета… Вы же знаете, чем индивидуальные раскулачивания заканчиваются? Сначала одних, потом других – эта игра без правил распространяется на всех. Так что не стартуйте, хуже будет для всех.

Есть другой способ – Сергею Семеновичу [Собянину] делают предложения, от которых он не может отказаться, просят – то Севастополю 4 миллиарда подкинуть, то в Кострому сошлют автобусы ненужные, то одному из коллег скинут в его территории три миллиардика. Это ручками все делается. По просьбам трудящихся, очень высоко трудящихся. Я бы сказала – рабов на галерах. Это перераспределение по понятиям.

По какому принципу одним дают, а другим – нет?

ХМАО 90% отдает в федеральный бюджет, десяточка себе осталась. ЯНАО примерно так же. А у подавляющего большинства регионов 80% у себя на месте остается, потому что они не зарабатывают нифига. И как тогда должны распределяться средства? Это моя любимая история. 80% уровень дотационности – это Ингушетия и Чечня, 70% – Дагестан. Еще есть наши экономические дистрофики в Сибири – Тыва и Алтай. И Республика Крым с Севастополем – очень хочется им помочь, ну очень хочется.

Посмотрим на Крым – там все набирается ручками, через субсидии, субвенции – миллиардные, по 15-20 в год. И они «именные», а не данные по принципу «за что-то». Почему? Так решили. Вам нравится? Мне – нет. Но так договорились. И так будет до тех пор, пока работает выравнивающая понятийная система. У каждого есть ведомственные нормативы. Вы слышали про них? Я типа экономикой занимаюсь – и не слышала. Это все внутри структур принимается. Например, больше всего сельхозсубсидий получает Брянская область. И тут все вспомнили слово на букву М – «Мираторг». Все понятно, да?

Хороший губернатор, плохой губернатор

В самой системе заложен антистимул – ты не работать, а правильно выбивать должен. Лучший выбивальщик на букву К в республике Ч. Но регионы не могут развиваться в понятийном формате, потому что у них нет стимула.

А теперь им еще зафигачили KPI. Посмотрим, как будет, мне дико интересно. В старом индикаторе администрации президента было 13 критериев. Так по десяти из ним ни один регион не мог ответить, потому что базовым критериtм был валовый региональный продукт. Но вот к вам [в регион] пришла компания «Новатэк». И что, Михельсон и Тимченко будут с губернатором договариваться? Для крупняка роль губернатора близка к нулю. Крупняк решает в трех местах вопросы – или за белой, или за красной стеной, или в здании на Старой площади.

Почему Москва жирует?

Не стреляйте в Собянина. Он защищается и бьется, чтобы его не раскулачили, а попыток изъять быстро растущие доходы у Москвы было немало, но все они требовали изменений в Бюджетный кодекс, а это непросто. И начались игры. Первая – надо делиться. Вторая – как можно быстрее все потратить, чтобы нечем было других искушать. В Москве на январь-ноябрь профицит бюджета был примерно 240-260 млрд рублей. Теперь вы поняли, как будет ускоряться реновация? Надо тратить. И себя не обидеть желательно в процессе заключения договоров. Но это не так важно, главное – потратить надо, а не мозолить глаза ни регионалам, ни федералам. Системно раздеть этот город не получится. Политический вес Собянина не так мал.

Отсюда и благоустройство Москвы. Это самый быстрый оборот денег. Тротуары, плитку, деревца раскидал по правильным подрядчикам – и вот у Бирюковых восемь квартир на Цветном бульваре. Мы пришли в эпоху позднего Юрия Михайловича [Лужкова], когда одни заливаются жиром, и не знают, куда еще потратить, а остальное подавляющее большинство как-то не очень.

Что бы было в нормальной стране, где представлен голос регионов? Это обсуждалось бы в палате регионов. Ну и? Я имела несчастье туда сходить, показать эти все графики, но там нет дискуссий. Ты говоришь, а следом выбегают бывшие главы северокавказских республик и говорят, что это все неправда, что мы растем, а у вас коммунистические идеи. Такого комплимента я никогда в своей жизни не получала. Это бывшие главы субъектов Федерации! Не думаю, что они ничего не поняли. Думаю, просто не захотели. Тебе ж денег наваливают.

Почему нельзя децентрализовать налоги?

Для нас нет простого решения, пока мы страна сверхкоцентрированной нефтяной ренты. Пока не слезем, так и будет. Для нас первый шаг – навести порядок в перераспределительной политике. Это вопрос чисто политических и институциональных решений. Но если вы это сделаете, что потеряете? Крючок, на котором всех держите. Кто ж на это пойдет? Эта проблема не имеет решения в существующей политико-экономической системе.

Второй шаг – надо помогать крупным городам помимо Москвы. Более развитые регионы, те же Свердловская и Челябинская области, Красноярский край, вы свои подушевые видите? Чем вы хуже Белгородской или Калужской области? География тут не работает. Трутнев сидит на Дальнем Востоке – и Чукотка получила в два раза больше трансфертов. Это истории частных решений и договоренностей.

Из зала: «Может, нам Кадырова позвать?»

Вы же помните Росселя – хотел пугнуть, и что вышло? Пугать надо правильно. Не с фигой в кармане, а с ресурсом. Вы обратили внимание, что и Татарстан не спешит делать резкие шаги, они поняли правила игры. Муфтия взорвали – и больше не происходит ничего. Можно только Кадырову. Остальные молчат. Татарстан продемонстрировал рост рисков исламского экстремизма. Но быстро пришла ФСБ – и напрочь все прекратилось. Это, конечно, мои домыслы. Я шучу. Но 40 тысяч вооруженных нукеров, которые считаются работниками Росгвардии и оформлены в ее состав, есть только в одном месте. Прекрасный ресурс. Рекомендую вашему губернатору поработать над этим.

Почему протестовать в территориях – не вариант

Ну, вышли вы. Вас потом снесли с завода. Вам где в небольшом городе альтернативно заработать? Нигде. Потому на кухнях сидят и матерятся. Большая часть России выживает. Для людей в больших городах больше веер возможностей по поиску работы, они не так боятся потерять работу, у них формируется запрос на голос при принятии решений. Это эволюция. Ее можно затормозить – поставить Росгвардию. Но остановить нельзя. Но можно и в мирное русло перевести – если научитесь договариваться.

И есть еще одна эволюция – поколенческая. У нас баланс будет смещаться в сторону старших возрастов при снижении доли молодежи. А у кого запрос на помощь государства больше? Понятно, у старших. Молодежь меняется, она выросла в крупных городах в иной мере уважения к себе, родители меньше орут, некоторые даже договариваются, у нас ослабел конфликт поколений – городская культура работает. Но это поколение маленькое, а зависимое поколение большое. Хотя городская образованная часть старших возрастов – сколько их было на проспекте Сахарова! Не знаю, как у вас в сквере, а в Москве было много и тех и других, такой микс поколений. Но то городская. А есть сельская – отъезжаем на 30-40 километров от города и что видим? Самопрокорм. Пенсии добавили тыщу рублей – счастье. Детям картошки, они из города крупу привезли. Так и живется. И это тоже Россия.

Не знаю, что быстрее закончится – великое русское терпение или ощущение, что из тупика надо выбираться.

Как быть с территориями, откуда все уезжают?

Треть населения живет в миллионниках и полумиллиониках – это основа, на которой будет развиваться страна. Я скажу гадость: в России принято гордиться масштабами территории, но никому в голову не приходит, что это и издержки. У нас тупо нет денег, чтобы подтянуть все эти территории. Первый путь – например, если Екатеринбург будет расти и стягивать к себе население региона, то появится субурбанизационная зона, где в 40-50 км от города будет и инфраструктура, и дороги, и социальные услуги. Параллельно с тем с территорий, куда Макар телят не гонял, будет уходить население и будет вымирать. Вот у тебя пять бабок в деревне, они переселяться не хотят, значит, нужна скорая мобильная, автолавка два раза в неделю. А когда одна бабка осталась, то ее надо вывозить – потому что сначала волки съедят ее собаку, а потом ее саму. То есть нужны мобильные формы поддержки.

Еще идет трансформация иного рода – у Михалкова в Вологде поместье. Сейчас баре возвращаются в дальние дачи, и вокруг них жизнь по обслуживанию возникает. Там, где ландшафт получше. Многие пожилые на полгода отваливают из города и селятся в деревни, где есть притом рынок услуг.

Мы с вами плачем и не хотим открыть глаза, сказать, что советский тип отмирает, а на смену приходит то, что в Канаде существовало всегда. Есть опорные центры типа Нового Уренгоя и вахты, где через 20 лет нефть закончится, и никого не будет. У финнов, у шведов основная часть населения спустилась ближе к Балтике, а севера, где заготовки были, обезлюдели.

Главный вопрос другой уже давно – сделать сносной жизнь тех, кто пока еще остается, и не мешать им, а может, и помогать тем, кто хочет перебраться.

Екатеринбург, Екатерина Норсеева

Екатеринбург. Другие новости 31.01.20

Движение по переулку Центральный рынок закроют на неделю. / Число ДТП с участием автобусов за год выросло вдвое. / 31 января в Свердловской области ожидаются следующие события. Читать дальше

Отправляйте свои новости, фото и видео на наш Whatsapp +7 (901) 454-34-42

© 2020, РИА «Новый День»

Подписывайтесь на каналы
Яндекс НовостиЯндекс Дзен YouTube

В рубриках / Метки