российское информационное агентство 18+

Бульварное чтиво

Подпишись на каналы
NewDayNews.ru

Воскресенье, 21 октября 2018, 23:56 мск

Темы дня, Новости дня, Новости кратко, Анонсы, Интервью, Слухи, Видео, Рабкрин, Уикенд, Спецпроекты

От иприта до «Новичка»: ученые рассказали об истории и развенчали мифы о боевых газах

Одной из главных тем в российских и мировых СМИ в последнее время становится использование боевых отравляющих веществ (БОВ). Особенно в контексте военных действий в Сирии и происшествия в британском Солсбери. Правда, нередко информация, которая появляется в лентах информагентств, в выпусках теленовостей или в газетах, не соответствует действительности. Военный врач-токсиколог Алексей Водовозов и химик-органик Алексей Паевский прочитали лекцию, посвященную мифам и истории БОВ. «Новый День» приводит выдержки из нее.

«Если говорить о химическом оружии, то обычно представляют боевые газы. Но это могут быть и жидкости, и порошки, и другие субстанции, которые используются для массового поражения живой силы противника. Хотя именно с газов все и начиналось. С середины XIX века люди стали подумывать, как использовать наработки науки, чтобы травить людей. Британцы, кстати, были впереди планеты всей. Адмирал Дэндональд во время Крымской войны предложил обстрелять Севастополь такими снарядами, которые будут распространять серный газ. К счастью, тогда британское правительство сказало, что это недостойно джентльмена. Но разрабатывали химоружие не только там, но и в Российской империи, и примерно в то же время. Пытались, например, исследовать цианистый какодил, там в том числе содержится мышьяк и цианогруппа. На Волковом поле в Санкт-Петербурге построили сруб, загнали туда 12 кошек и взорвали снаряд. Все кошки выжили, все было хорошо. Адъютант сказал, что метод не работает, и на 60 лет у нас про это дело забыли».

«Но подкрадывалась Первая мировая, когда быть джентльменом было уже поздно. Она очень сильно отличалась от других войн. Пионером в разработке боевых отравляющих веществ стал замечательный человек Фриц Габер, который сразу после войны получил Нобелевскую премию. Правда, не за БОВ, а за другое – он вместе с другим немецким химиком создал первый промышленный процесс производства аммиака. К 1912 году его стали «подтягивать» к воинской службе. Говорят, что Габер не хотел уничтожать людей. Он хотел создать оружие, которое быстро прекратит войну. Он разработал технологию применения хлора на реке Ипр. Было получено большое количество хлора в баллончиках, дождались, пока ветер будет дуть в нужную сторону – на позиции Антанты, открыли баллоны, большое количество людей погибло. Через неделю после этого супруга Габера, которая была пацифисткой, узнав о том, чем занимался ее муж, застрелилась. Но он продолжил работать, создал горчичный газ или иприт. Через год с небольшим после применения хлора его применили там же – на реке Ипр. Габер не был первым нобелевским лауреатом, который разрабатывал БОВ. Все стороны этим занимались. Со стороны французов работал Виктор Бриньяр. Он сначала смог создать метод быстрой детекции иприта, а когда немецкая сторона применила фосген, он его расшифровал и наладил производство».

«В Первую мировую появилось большое количество отравляющих веществ, раздражающих слизистые. Это благодаря другому нобелевскому лауреату – Отто Виланду. Он придумал первый ирритант на основе мышьяка. И как только появились массовые жертвы этого изобретения, возникла необходимость противодействия. Прорыв в этом деле создал не нобелевский лауреат Николай Зелинский. Он создал первый нормальный сорбент, который мы все используем по-прежнему в случаях отравления, – это активированный уголь. И вместе с технологом завода «Треугольник» Михаилом Куммантом сделал противогаз – резиновый шлем и фильтр с активированным углем. С этим изобретением связана глупая история, два года назад в Питере открывали мемориальную доску Зелинскому, на ТАСС появилась статья, в которой было сказано, что Зелинский был номинирован на Нобелевскую премию, но, узнав, что вместе с ним номинируется мерзавец Фриц Габер, гордо отказался. На самом деле, Зелинского ни разу не номинировали».

«Необходимо было одновременно с разработкой оружия разрабатывать защиту, противодействующие вещества. До развития химии как науки творилось что-то ужасное. Просто брали все, что ядовитое, смешивали, добавляли опий, заваривали – и продавали очень маленькими порциями за очень большие деньги. Работало в лучшем случае на уровне плацебо. Но наука дошла и до создания противоядий. Появился замечательный человек – Матье Жозеф Орфила. Он сформулировал, что такое антидот в принципе и каким он должен быть. И большинство принципов действует и сейчас. Во-первых, таким, чтобы принимать было безопасно в больших дозах. Но как-то так получается, что сейчас все противоядия – сами по себе ядовитые, их принимать просто так ни в коем случае нельзя. Во-вторых, противоядие должно действовать на любой яд. В-третьих, оно должно работать при температуре тела. В-четвертых, оно должно быть быстрым. В-пятых, не должно связываться с ядом в желудочном соке. Наконец, противоядие должно лишать яд вредных свойств. Но это не всегда срабатывает, есть целая группа функциональных антагонистов. Где-то с начала XIX века начали применять вещества в противовес, если отравились щелочью, то надо принимать кислоту. Если кислотой, то щелочь. Например, промывание глаз сейчас по тем же принципам ведется».

«В качестве БОВ пробовали много разных веществ. Британцы против немцев пытались пробовать сероводород, но отравленных не было, были униженные. Пытались применять французы синильную кислоту, но получилось тоже плохо. Выяснилось, что она очень летучая, а при высоких температурах распадается и не доходит до противника. Но американцы использовали циановодород в качестве инсектицида. Тому самому Фрицу Габеру это понравилось, и он создал «Циклон». Вещество до места применения перевозили в специальных банках с сорбентом, его надо было разводить водой, и получался инсектицид. Потом его усовершенствовали – получился «Циклон Б». В него добавили ирритант, чтобы избежать случайного отравления человека. Габер, кстати, крайне неудачлив был с точки зрения происхождения. Он был евреем, и даже его заслуги и разработки его не спасли. В 1933 году он бежал, но ни Британия, ни США не принимали его, и он был вынужден скитаться. Он умер в 1934 году в Швейцарии. И, может, к счастью – потому что не увидел, что произошло с «Циклоном Б», как он использовался в концлагерях, в том числе в Дахау. И вот еще усмешка судьбы – многие родственники Габера сгинули в концлагерях, в том числе в газовых камерах».

«Но есть не только БОВ, которые убивают. Есть и такие, которые применяются, когда есть недружелюбно настроенная толпа, с ней надо что-то делать. Это ирританты – то есть раздражающие вещества. Они делятся на лакриматоры – слезоточивые вещества, которые действуют на слизистую глаза, и стерниты – эти действуют на дыхательные пути, человек начинает кашлять, у него тошнота, рвота, не до протестов уж тут. Те же самые вещества применяются как средства индивидуальной защиты, например, в газовых баллончиках, хотя надо сказать, что это совсем не газы. Летальный исход может случиться из-за заболевания вроде астмы или хронической обструктивной болезни легких. Так что если вы хронический курильщик, не ходите на демонстрации или берите средства индивидуальной защиты. В некоторых случаях, в необъяснимых, может развиваться также отек легких. Невозможно предсказать, почему это происходит. Но надо сказать, что защита от «полицейских» газов, разработанная народными умельцами, отлично себя показывает. Это маски, пропитанные «Алмагелем». Их, например, использовали греки во время протестов».

«Переходим к тому, что на пике новостей, – к фосфороорганическим отравляющим веществам. У половины индексы начинаются на G – это в честь немцев, Germany, а у половины V – это Venomus, то есть ядовитые. Первым появился табун, еще до войны. И начиналось-то все с инсектицидов. То, что убивало насекомых, как оказалось, очень хорошо убивало людей. В 1939 году был получен зарин. Причем табун имел запах прелого сена, фруктов. Это демаскирующий признак. А применение БОВ должно было быть незаметным, чтобы не пошла команда «Плащ в рукава, чулки, перчатки, надеть противогазы». У зарина запаха нет. И эта вещь до сих пор есть в арсеналах некоторых стран. В 1944 году был синтезирован заман, у которого тоже есть небольшой запах, но он на порядок токсичнее зарина. Если смотреть тему, как ее освещают СМИ, от фейспалма будет болеть голова. Словосочетание «запах зарина» постоянно появляется в СМИ по поводу Сирии, но зарин не пахнет. Он для этого и разрабатывался».

«V-серия появилась во второй половине XX века. Появился амитон – тоже инсектицид, который как выяснилось, уничтожает людей. Британские химики из Портон Дауна проанализировали разработку, тут же присвоили индекс VG. Далее самая удачная разработка была VX. Ее также изобрели в Портон Дауне. Это произошло в 1955-м. Что было дальше, мы не знаем, все эти вещи под грифом с одним нулем, а то и с двумя».

«Про «Новичка» – единственным источником по нему был Вил Мирзаянов, который переехал в США, но когда начли говорить другие участники программы, выяснилось, что «Новичок» – это не БОВ, а система доставки. Ставилась задача на разработку бинарного оружия. Но до конца ее довести не удалось. Чаще всего те, кто говорят это слово – бинарность, не понимают его значения. Вообще создание бинарных БОВ было вызвано тем, что даже самые современные из них очень опасны, в том числе для хранения. От ФОВ умерло больше своих, чем чужих. Так что еще во время Второй мировой немцы стали думать, как создать два компонента, сами по себе малотоксичные, чтобы они были в разных камерах снаряда, а в момент подлета к цели все успевало смешаться, прореагировать и прилетело в форме токсичного БОВ. И именно в Германии были сформулированы принципы бинарного БОВ. Большинство веществ, даже если вы их сольете вместе, не станут БОВ – их надо греть, кипятить часами, катализатор добавлять. Поэтому история про то, что Скрипаля отравили бинарным ФОВ, скорее всего, неправда».

«СМИ писали, что «Новичка» привезла в Британию Юлия Скрипаль в чемодане. Но это, мягко говоря, несерьезно. В принципе, это способ уничтожить пару аэропортов и самолет. Нельзя гарантировать, что вы довезете вещество в сохранности. Вы проходите контроли на выходе из страны и на въезде. И потом – это чемодан. Его бросают. Гарантировать, что вещь не вскроется в полете, нельзя».

«Уже через 8 дней после того, как были найдены Сергей и Юлия Скрипали, было объявлено, что это точно «Новичок», а виновата Россия – или намеренно отравила их этим веществом, или потеряла контроль над ним. Определить, что это именно «Новичок», позволило то, что вещество было в базе спектральной библиотеки США еще с 1998 года. То есть у них был образец. К тому же в 1999 году США участвовали в ликвидации опытного полигона в Узбекистане, как раз там, где, по словам Мирзаянова, тестировали «Новичка».

«У ФОВ есть характерный постсиндром – идет поражение нервной ткани, проявляется характерная нейропатия. Увидев человека, очнувшегося после отравления, мы сможем сказать, что человек был поражен ФОВ или нет. Но вообще сам факт того, что оба выжили, говорит о том, что «Новичок» как БОВ потерпел фиаско. Если он действительно задумывался как боевое отравляющее вещество, то есть оружие массового поражения, то уж точечные цели должны были умереть».

Екатеринбург, Москва, Елена Сычева

Екатеринбург, Москва. Другие новости 25.05.18

В Екатеринбурге запретят парковку еще на нескольких улицах. / Жителям области разрешили не регистрироваться в Екатеринбурге во время особого периода ЧМ-2018. / Уральцы активно учат английский перед ЧМ-2018. Читать дальше

Отправляйте свои новости, фото и видео на наш Whatsapp +7 (901) 454-34-42

© 2018, РИА «Новый День»

В рубриках / Метки