российское информационное агентство 18+

Подпишись на каналы
NewDayNews.ru

Суббота, 18 ноября 2017, 05:50 мск

Темы дня, Новости дня, Анонсы, Интервью, Слухи, Видео, Рабкрин, Уикенд

Запрет «Монстрации» – реальный способ создать протестного «монстра» из молодежи Почему работа с подростками должна стать темой № 1 на Урале

Запрет «Монстрации» – реальный способ создать протестного «монстра» из молодежи / Почему работа с подростками должна стать темой № 1 на Урале

После митингов 26 марта в Свердловской области снова заговорили о том, как важно заниматься молодежью. Подобные заявления прозвучали практически на всех уровнях власти, которой невыгодна протестная активность подростков. Однако дальше разговоров дело не пошло. Когда перестали работать социальные лифты, зачем свердловским властям нерабочий департамент молполитики и почему интереснее запретить, чем помочь, в материале NDNews.ru.

Один из самых ярких примеров, когда чиновники собственными действиями настраивают против себя молодежь, – это история с проведением «Монстрации» в Екатеринбурге в 2017 году. Заявки на проведение веселого шествия подавали трижды – на 1 мая, на 6 мая и на 14 мая. Однако ни одна из них не была одобрена. Первая – из-за ошибок в заявке. Вторая – из-за того, что «монстранты» помешали бы подготовке к празднованию 9 Мая. Третья – из-за неготовности организаторов обеспечить безопасность мероприятия. Заявители посчитали при этом, что причины отказа – надуманные.

Между тем, как отмечает корреспондент NDNews.ru, по крайней мере, в третьем случае, с заявкой на проведение акции 14 мая, отказ в согласовании был законным. Действующие нормативные документы действительно предусматривают наем ЧОПа, сотрудников взрывобезопасности и медиков при проведении массового уличного мероприятия. «На каждую тысячу человек должно быть 10 чоповцев. Наем частного охранного предприятия – самая дорогая статья расходов, например, 30 чоповцев обойдутся примерно в 50-60 тысяч рублей. Сопровождение медиков стоит 2,5 тысячи рублей в час. Минимум, на который они выезжают, это два часа. Плюс еще по 30 минут закладывается на то, чтобы они могли добраться до места проведения акции и вернуться на базу. Итого три часа – 7,5 тысячи рублей. Самое недорогое – это проверка саперами. Стоит примерно 5 тысяч рублей», – рассказал NDNews.ru организатор одного из городских мероприятий на условиях анонимности.

Поскольку «Монстрация» – мероприятие некоммерческое, то денег у организаторов нет, и к спонсорам они не обращались. По словам заявителей, они пытались просить помощи у мэра Екатеринбурга Евгения Ройзмана. «Мы пытались общаться с ним по этому поводу в марте-апреле. Помочь в текущей ситуации он не может», – рассказали организаторы «Монстрации-2017» в Екатеринбурге. Никто из представителей властей или системной оппозиции на организаторов, которые способны мобилизовать подростков, не выходил.

При всем этом в высших эшелонах власти регулярно подчеркивают, что работать с молодежью надо. Так, в последнем послании Федеральному собранию этой теме уделил особое внимание президент России Владимир Путин. Позднее о недоработках власти на местах в этом направлении говорил и его полпред в УрФО Игорь Холманских. Однако на деле молодежной политики в Свердловской области не замечено. «Молодежная политика – это вялые, малоосмысленные движения, строчки в отчетах и тихая пилежка грантов на небольшие суммы. Некое подобие ее было, когда у нас была протестная активность, тогда активно вовлекал подростков в политику Леонид Михайлович [Волков], но эта история давно закончилась, и это вовсе не то, о чем говорилось после 26 марта. Можно сказать, что все осталось на уровне деклараций – поговорили, и все», – отмечает директор агентства Magic, Inc Платон Маматов.

По его словам, Навальный и его митинги, как те, что прошли в стране 26 марта, были интересны, нескучны, современного формата. И отвлечь подростков от Навального можно только подобным. «У них возникает угроза. Они на эту угрозу реагируют – путем раздачи ЦУ. Большой Папа из Кремля прислал задачу – заняться молодежью. Но сказывается отсутствие компетенций, ресурсов и желания делать проекты. Потому что в случае успеха тебе, скорее всего, не будет ничего, а в случае провала – надают люлей. Это логика чиновничьей системы. Поэтому молодежь – отдельно, политика – отдельно», – добавляет собеседник агентства.

При этом в Свердловской области чуть больше полугода действует целый департамент молодежной политики регионального правительства. Направление, которое раньше курировало областное минспорта, изъяли у ведомства, выделив в отдельную структуру, ее возглавила бывшая гимнастка Ольга Глацких. Интересная деталь: у молодежи, которая не смотрит ТВ и не читает газет, основной источник информации – это социальные сети. А у департамента, который должен с ней работать, нет ни сайта, ни группы «ВКонтакте». Разве что аккаунт самой г-жи Глацких в «Инстаграме», где много снимков с единороссами и «молодогвардейцами», что малоинтересно для целевой аудитории департамента, то есть собственно молодежи.

Одна из главных проблем молодежной политики в Свердловской области заключается в том, что подростки не знают, зачем это нужно в прикладном смысле. В 2000-х идти в политику – означало возможность вырасти, построить карьеру. Тогда работали социальные лифты. «Вспомнить можно Багарякова с его молодежным парламентом. Но если, например, в Красноярском крае, несмотря на мое скептическое отношение, участники молправительства выросли в реальных чиновников, получив полезный опыт, то в Свердловской области такого и близко не было. Можно еще [главу свердловского обкома КПРФ Александра] Ивачева вспомнить, который всю жизнь имитацией занимался, и он дорос до функционера, сделал партийную карьеру. Но тут дискуссионный вопрос, что ему помогло, – то ли имитация, то ли партийные связи. Молодежь у нас не тупая, а очень умная. Они видят, что есть депутат Вихарев, которому 29 лет и который открыл дверь в политику с ноги, и никакой молодежный кандидат Вася Иванов никогда его не перепрыгнет. Потому что в политику идут люди с понятными карьерными целями, как когда-то шли в «Наши», откуда выросли Сергеева, Баронова, Потупчик, Каримова. Они шли в молодежную политику, когда были социальные лифты. Сейчас их нет. Поэтому в молодежную политику идут дурачки, которым заняться нечем», – подчеркивает Платон Маматов.

Сейчас же вся системная работа с подростками сводится в Свердловской области, в основном, к спорту или же патриотическому воспитанию. Об этом Ольга Глацких довольно подробно рассказывала в одном из своих первых интервью на посту главы департамента «4 каналу» в программе «Разговор с главным». Между тем на одном спорте и патриотическом воспитании не построить диалога власти и молодежи. В этом уверен и глава Уральского филиала Фонда развития гражданского общества Анатолий Гагарин. «Почему-то молодежная политика всегда идентифицируется со спортом и патриотическими акциями. Конечно, это необходимо. Но вся эта деятельность проходит параллельно с тем, чем на самом деле хочет заниматься молодежь. Одно другого не исключает, но только этого не хватает, чтобы молодой человек чувствовал себя гармонично. Не решив проблем, которые находятся в основании пирамиды Маслоу, мы сразу беремся ее за верхнюю часть, – считает политолог. – При этом понимание у власти о том, что надо выстраивать отношения с молодежью, есть. И что это должна быть системная, а не эпизодическая работа. Но надо забыть слово «политика», потому что само сочетание – «молодежная политика» – звучит узко, оно чрезмерно политизирует взаимоотношения молодежью. Я провел несколько лекций в вузах на тему будущего России, Урала, Екатеринбурга. И студенты очень хорошо понимают разговор о том, какие перспективы у них есть, как они себя могут реализовать. И общение с молодежью должно строиться именно в таком ключе – не работать, а выстраивать диалог. Закончились те времена, когда проводилось воспитание. Они сами нас могут воспитывать по некоторым вопросам, которые знают лучше, чем старшее поколение. Надо понимать, зачем молодежь выходит на митинги. Когда вопрос стоит о справедливости и несправедливости, она на это резко реагирует. И выходит на площади. Ну молодцы, вышли. А дальше что? Еще раз вышли. А потом? Вам это быстро надоест. А чтобы власть услышала, надо выстраивать систему, которая могла бы позволить ребятам получить им определенные знания и техники социального диалога с властью. Они не знают, как пользоваться этим. Поэтому надо научить их быть активными гражданами, привлечь их позитивную силу к диалогу и участию. Кто как не молодежь будет заниматься строительством этого будущего. Но все наши планы останутся маниловщиной, если мы не донесем это до молодежи».

Новый День: Запрет ''Монстрации'' – реальный способ создать протестного ''монстра'' из молодежи

Екатеринбург, Екатерина Норсеева

Екатеринбург. Другие новости 15.05.17

Следователь по делу Руслана Соколовского получил повышение. / Антон Симаков презентовал картину для Ройзмана – мэра ждет насильственный акт дарения (ВИДЕО). / В Екатеринбурге бывший зэк ограбил цветочный и изнасиловал продавщицу, чтобы порадовать маму. Читать дальше

Отправляйте свои новости, фото и видео на наш Whatsapp +7 (901) 454-34-42

© 2017, РИА «Новый День»

В рубриках

Новости партнеров