российское информационное агентство 18+

Post Mundial

Подпишись на каналы
NewDayNews.ru

Четверг, 20 сентября 2018, 09:32 мск

Новости дня, Новости кратко, Интервью

Сирийский кризис: Идлиб может оказаться не последней «горячей точкой»

Правительственные войска Сирии в течение одной-двух недель нанесут военный удар по Идлибу – последнему району, который полностью контролируются боевиками. Такого мнения придерживаются российские эксперты. По их оценке, более продолжительная задержка начала этой операции вряд ли возможна, но это может оказаться не последняя «горячая точка» в арабской республике, учитывая принципиальные противоречия основных геополитических игроков на Ближнем Востоке.

О том, почему спецоперации уделяется особое внимание, какие три варианта наступления рассматривались «астанинской тройкой» – Россией, Турцией и Ираном и почему США продолжают истеричные высказывания о сирийской кампании – в материале корреспондента РИА «Новый День».

«Гордиев узел» Идлиба

Директор Института стратегических исследований и прогнозов РУДН Дмитрий Егорченков обратил внимание, что Идлиб неслучайно оказался в числе последних территорий, которые остаются под контролем так называемой «вооруженной оппозиции».

«Эта территория почти совсем не контролируется официальным Дамаском. Сложность Идлиба заключается в том, что это исторически один из самых тяжелых регионов в стране. События 2011 года (начало гражданской войны) начинались в Идлибе. Именно там состоялись нападения террористов и боевиков на силовиков, осуществлённые в соответствии с технически проработанными схемами, которые мы видели и на Украине, и в других точках Земного шара. Это были и снайперы, и стрельба по своим, и организация массовых выступлений, и последующие провокации. Уже тогда общее настроение населения Идлиба, тогда значительно меньшего, чем сейчас, было довольно оппозиционным», – сказал Егорченков, выступая сегодня на пресс-конференции в Москве.

Эксперт отметил, что к настоящему времени население провинции увеличилось практически в два раза, в том числе за счет террористов. «Сегодня в Идлибе от 2,5 до 3 млн человек. Что это за люди, откуда они? С одной стороны, туда последовательно свозились боевики со всех других точек. Плюс, люди, которые вышли из мест лишения свободы в других частях Сирии и которые не хотели возвращаться в тюрьмы – с большой долей вероятности они оказывались там же», – сказал эксперт.

Он также добавил, что в регионе оказались и те, кто рассчитывал перейти границу и двинуться в Европу. «Я уже не говорю о том, что именно там сегодня сосредоточены и иностранные боевики – большой террористический интернационал. Он там будет сопротивляться до последнего», – уточнил он.

По его оценке, все это создает тяжелейшую ситуацию. «С наскока решить ее не получится. Какие у нас есть варианты решения? Их, строго говоря, три», – считает Егорченков.

Три сценария атаки на Иблид

По словам Егорченкова, первый вариант освобождения территории наиболее жесткий и получил неофициальное название «иранский». «Пройти «катком» по Идлибу зачистить все, уничтожить все, что движется не в ту сторону и установить контроль», – сказал он.

При этом эксперт обратил внимание, что это «невозможная ситуация для современной Сирии». «На собственной территории так не воюют. Сирийское руководство хорошо понимает, что потом провинция все равно переходит к Дамаску, и с ней надо будет как-то выстраивать отношения. Самоубийц в политическом смысле в Дамаске нет», – отметил он.

«Вариант второй, «турецкий»: всех боевиков разоружить, назвать их официально оппозиционными силами, а дальше – развести этих боевиков по местам прошлого проживания в Сирии. Все прекрасно понимают, что вариант тоже непроходной», – сказал эксперт. Он пояснил, что в этом случае нет никаких гарантий, что эти люди откажутся от своей прежней деятельности по доброй воле.

«Это будет означать вторую волну войны на всей территории Сирии. К счастью, видимо, этот вариант не сработал у самих турок. Они пытались договориться в преддверии саммита в Тегеране с частью боевиков в Идлибе, и те их не услышали. Турецкой стороне пришлось их обозначить как террористов», – сказал Егорченков.

Эксперт выразил уверенность, что наиболее жизнеспособным является третий вариант, который условно обозначен как «Дамаск – Москва». «Это медленное вхождение на территорию Идлиба. С одной стороны, зачистка, с другой – выстраивание внутренних горизонтальных связей. Люди, которые жили там изначально, сегодня не очень рады присутствию на своей территории всех, кто приехал туда: они отбирают у них работу, повышают криминогенную ситуацию и являются причиной того, что в провинции, так или иначе, начнутся военные действия. Местные авторитеты захотят эту ситуацию как-то сгладить», – подчеркнул он.

По словам Егорченкова, подтверждением того, что сирийские войска будут придерживаться именно этого сценария, говорит и то, что, по данным наблюдателей, «сверхмассивного сосредоточения сирийских войск на границе с Идлибом не наблюдается».

Подводные камни. Истерика США и страхи Эрдогана

Заместитель директора Института прогноза и политического урегулирования Александр Кузнецов, также выступавший на пресс-конференции, со своей стороны обратил внимание, что спецоперация в Идлибе вскрыла разногласия, которые существуют между государствами, которые отвечают за урегулирование сирийского конфликта.

«Как показал саммит в Тегеране, отношения между основными тремя державами-гарантами астанинского процесса оставляют желать лучшего. Впервые обнаружились масштабные, большие противоречия», – констатировал эксперт.

Кузнецов пояснил, что Турция, которая ко всему прочему оказывала «немалую помощь» или выказывала «молчаливое согласие» тому, что боевики сосредоточились в Идлибе, который находится на сирийско-турецкой границе, опасается последствий военного столкновения.

«В случае проведения большой операции в Идлибе, большой поток беженцев будет двигаться на территорию Турции. Для Анкары это было бы крайне нежелательно – там уже находится около 3 млн сирийских беженцев. Они явно становятся большим бременем для экономики и социальной жизни Турции», – сказал Кузнецов и подчеркнул, что речь в данном случае идет не только о мирных беженцах, но и террористах.

«Поэтому если иранская и российская сторона заявили, что сирийское правительство имеет право восстановить контроль на всей своей территории, в том числе над сирийско-турецкой границей, то президент Эрдоган (президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган) акцентировал внимание на том, что проведение военной операции стало бы большой гуманитарной катастрофой и вызвало бы большое количество жертв», – отметил эксперт.

По его оценке, «Турция оказалась в сложной ситуации – многолетнее вмешательство в сирийские дела принесла масштабные проблемы». «Президент Эрдоган предложил не проводить масштабную операцию силами сирийско-арабской армии и заявил, что турецкая сторона сама может справиться с этими террористами. Это неприемлемо для Дамаска, потому что это, так или иначе, нарушение суверенитета», – продолжил Кузнецов.

Он также обратил внимание, что Иран выступает за восстановление сирийским правительством контроля над Идлибом, так как тоже намерен закрепиться в Сирии.

«На нынешнем этапе Иран много вложил в Сирию – огромная помощь $7-12 млрд в год. Там погибло больше количество иранских военных», – подчеркнул он и добавил, что против укрепления иранских позиций выступают США и Израиль.

«Американцы даже не против, чтобы Россия там осталась, но против того, чтобы там остался Иран. Для Израиля неприемлемо существование иранских баз в Сирии», – отметил Кузнецов.

При этом эксперт выразил уверенность, что для США Сирия «сама по себе отходит на второй план» и все «озлобленные» заявления администрации Белого дома и угрозы об американском вмешательстве в большей степени связаны с потерей контроля над ситуацией.

«Это первый мировой конфликт со времен распада Советского союза, который решается без американского участия и не по тому пути, на который они рассчитывали. Это ослабление позиций США. Именно с этим связаны желания притормозить мирный процесс и сирийское урегулирование», – считает Кузнецов.

Кроме этого, он отметил, что заявления США связаны с попыткой обеспечить безопасность и интересы своего союзника в регионе – Израиля.

У осажденного Идлиба осталось не больше двух недель. Но это не конец

Старший научный сотрудник ИМЭМО, эксперт РСМД Николай Сурков считает, что, вероятнее всего, Идлиб уже в ближайшее время подвергнется удару с трех сторон сирийскими войсками.

«Я думаю, что в итоге мы придём к созданию некой буферной зоны. И сейчас торг заключается в том, какие будут границы этой территории. Удар по боевикам нанесут сирийцы, но турки могут помочь или не допустить ближе к границе. Вопрос в сроках. Держать войска в готовности долго невозможно. Сейчас идет подвоз боеприпасов, подтягивается артиллерия, – скорее всего, неделя-две – и пойдут вперед. Тем более, очень активно ведется авиационная подготовка», – обратил внимание Сурков.

Эксперт также выразил уверенность, что, если не будет «большой резни», США не будут вмешиваться в спецоперацию.

Комментируя возможные последствия военной операции в Идлибе, Егорченков подчеркнул, что даже после освобождения Идлиба от террористов говорить о завершении гражданской войны в Сирии рано.

«У нас есть миф о том, что Идлиб – это все, это финальная точка, что после Идлиба все будет нормально, все противоречия будут сняты. Это не так. Это не последняя территория, за которую официальному сирийскому правительству придется сражаться», – подчеркнул он.

Москва, Мария Вяткина

Москва. Другие новости 13.09.18

«Транснефть» раскрыла объем поставок российской нефти в Белоруссию в 2019 году. / Белорусская церковь считает Украину «территорией Московской патриархии». / Второй губернаторский тур: эксперты назвали кандидатов-аутсайдеров. Читать дальше

© 2018, РИА «Новый День»

В рубриках / Метки