российское информационное агентство 18+

Бульварное чтиво

Подпишись на каналы
NewDayNews.ru

Суббота, 22 сентября 2018, 04:48 мск

Темы дня, Новости дня, Новости кратко, Анонсы, Экспертиза, Спецпроекты, Простыми словами

Государство без справедливости. Спецпроект РИА Новый День «Политика для чайников»

План-2020, содержание которого так и осталось неизвестным, должен уже вступить в решающую, конечную, стадию осуществления: до 2020 года осталось совсем немного.

Что это за таинственный план? Восстановление СССР? Создание рабовладельческого государства? Уничтожение Российской Федерации с вывозом за её пределы всего ценного имущества? Никто не знает.

Надеяться, что этот план означает что-то хорошее, уже не получается: все сладкие обещания начала 2000-х годов оказались ложью – ни одно из них так и не было выполнено, а время уже истекло. Да и деятельность государства в течение всех этих лет не располагает к оптимизму. Мы уже дошли до дефолта по социальным обязательствам – какой оптимизм? Остаётся предполагать худшее.

Восстановление СССР невозможно, хотя бы потому, что невозможен возврат к советской идеологии. А СССР без идеологии – это как раз то, что существует сейчас: сегодняшнее российское государство не отличается от того, что было – разница лишь в том, что оно не имеет идеологического прикрытия.

В Советском Союзе главной отраслью экономики была не промышленность, не скотоводство или растениеводство, а – человеководство. Именно люди были основой богатства правящего слоя, номенклатуры. Именно они добывали, перерабатывали и создавали всё, что в итоге приносило номенклатуре доход. Они исполняли все приказы и удовлетворяли все желания, обеспечивая правящему слою почти сказочную жизнь. И они же защищали этот режим от внешнего и внутреннего посягательства.

За это население получало свой гарантированный минимум, так называемые «преимущества социализма» (перед «капитализмом»), которые, по сути, ничем не отличались от того, что имело любое колхозное стадо: «бесплатное» жильё, «бесплатную» медицину, «бесплатное» образование, «бесплатную» защиту и т.д. Но понятно, что, поскольку о колхозном стаде заботились не ради его счастья и благополучия, а ради его мяса, молока, шерсти и шкуры, то «бесплатное» обходилось ему по самой высокой цене. И от советских людей, находившихся в точно таком же положении, требовалось «приносить пользу» – обеспечивать доход номенклатуре. А когда прикажут, то и отдавать жизнь.

В 1960-70 годы большие надежды в правящем слое пробудили нефтегазовые источники обогащения. С помощью доходов от продажи на Запад сырья можно было ликвидировать нехватку продовольствия и прочего, закупая всё недостающее заграницей. Советская экономика не могла обеспечить всем необходимым и желаемым, так как находилась в противоречии с экономическими законами. Она была не в состоянии конкурировать с экономикой западных стран ни по качеству товаров, ни по количеству, ни по разнообразию. И на Западе всегда было то, чего нет в СССР, и что хотелось приобрести. И новые доходы позволяли это сделать.

Но мешала советская идеология. Её фундаментом было противостояние Западу, «капитализму», а целью – его уничтожение и построение во всём мире советского «социализма». А при таком подходе ни о каком сотрудничестве речи быть не могло, поэтому потребовалось поправить идеологию – отсюда потепление международных отношений, политика «разрядки», мирного сосуществования с Западом, договоры о разоружении и сотрудничестве и т.д. Однако сущность советского государства от этого не изменилась, цель осталась прежней, и по этой причине экономическое сотрудничество было обречено.

После вторжения СССР в Афганистан, в 1979 году, международные отношения ухудшились. Запад ввёл санкции, и советская экономика покатилась вниз. Из-за этого возросла ценность населения: если раньше все проблемы надеялись решить, залив их деньгами от нефтегазовых доходов, то теперь нужно было рассчитывать на собственные силы, то есть на советский народ.

Поэтому государство попыталось заставить его больше работать и меньше потреблять. В ход пошли лозунги, вроде «экономика должна быть экономной», пропаганда всячески осуждала «потребительство», призывала повысить эффективность и качество работы, но положительных результатов это не принесло. В условиях плановой экономики эффективность работы была искусственно ограничена планом, и повысить её было невозможно. А потребление находилось на таком низком уровне, что опустить его ещё ниже означало вызвать угрозу голода (позже это и произошло).

Проблема была не в населении, а в советском строе, в советской экономике, и осознание этого факта вызвало попытку её модернизировать, то есть «перестройку». Но эта реформа оказалась скорей имитационной, и дальше потребовались более глубокие и широкие преобразования, что, в конечном счёте, привело к отказу от советской идеологии и распаду СССР.

Сегодняшнее государство существует без идеологии (причём, государственная идеология запрещена Конституцией), но все время пытается её создать. Сейчас в этом качестве выступает «патриотизм». Но тут получается прямо по Жванецкому: «Патриотизм – это четкое, ясное, хорошо аргументированное объяснение того, почему мы должны жить хуже других». В настоящее время усилия государственной пропаганды нацелены именно на это. Однако идеология – это не только пропагандистские мероприятия: для успеха государство должно тратить средства и на реальное удовлетворение нужд населения. А мы видим противоположные процессы: социальные расходы сокращаются, в то время как денег на пропаганду выделяется всё больше.

Это явно не советский образец идеологии. Та скрывала грабительский характер советского государства, и оно было вынуждено хоть в какой-то мере демонстрировать справедливость при распределении доходов. У сегодняшнего государства в пропагандистском арсенале понятия справедливости быть не может, так как это сразу вызовет к нему много вопросов. Но без этого понятия ничего не получится. Чтобы продолжать существовать в советском стиле (население обслуживает номенклатуру), необходимо идеологическое прикрытие. Такое, при котором люди воспринимают существующее положение как справедливое.

Отказ государства от справедливости подрывает самую основу его существования. После этого удержать власть можно только террором. В советское время террор тоже был. Но он оправдывался классовой борьбой, необходимостью победы над врагами и построения коммунизма. Сейчас такого оправдания быть не может, и, значит, сегодня возможен только криминальный террор – ради преступных целей. А из этого следует, что правящий слой, действуя последовательно, должен установить криминальную диктатуру.

Насколько это реально? Можно отметить, что в мире не существует и не существовало ни одного государства, которое открыто провозглашало бы себя криминальным. Существуют диктатуры, и довольно жёсткие, даже преступные, но все они прикрывают свои действия той или иной идеологией. Потому что признать себя преступным означает объявить себя врагом населения страны и всей человеческой цивилизации.

В этом случае население получит моральное (и законное) право на борьбу с подобным режимом любыми средствами, и полное одобрение и поддержку всего мира. Преступные действия режима приведут к росту недовольства, а затем и к активному сопротивлению людей. Борцы с режимом превратятся в национальных героев, и своим примером будут побуждать других присоединиться к ним. В стране с такой властью произойдёт консолидация населения, и вместо пассивной аморфной массы режим получит себе в противники целый народ, который его от всей души ненавидит.

Когда действия режима не основываются ни на какой идеологии, среди его противников не возникает идеологических разногласий в том, как к нему относиться. А поддерживать его будут только те, кто непосредственно связан с ним преступлениями и выгодами от преступлений. Но, учитывая перспективу судебного разбирательства, от такого режима отстранятся все, кто сможет. Так происходит всегда.

Для правящей верхушки и в такой ситуации, как кажется, есть лазейка: например, каждое своё решение оформлять в виде закона, все свои действия оправдывать государственными соображениями, постоянно использовать государственную символику и демонстрировать мероприятия, подчёркивающие государственность действий. Тогда, совершая преступление, можно ссылаться на законы. Правда, совместить то и другое невозможно, а, значит, через некоторое время маскировка окончательно перестает помогать, и такой правящий режим предстает перед всеми в своем подлинном виде – как власть криминала.

Челябинск, Сергей Ясинский

Челябинск. Другие новости 10.07.18

10 июля ожидаются следующие события – Челябинск. / Челябинскую область продолжает штормить. / РМК требует денег от активистов «Стоп-ГОКа», но не может доказать, что это законно. Читать дальше

Отправляйте свои новости, фото и видео на наш Whatsapp +7 (901) 454-34-42

© 2018, РИА «Новый День»

В рубриках / Метки