российское информационное агентство 18+

Бульварное чтиво

Подпишись на каналы
NewDayNews.ru

Пятница, 22 июня 2018, 02:20 мск

«Ксерокопия» президентско-премьерской рокировки: чем опасны игры в «старое-новое правительство»

Фото: пресс-служба Кремля

Состав назначенного на прошлой неделе правительства РФ формально все-таки поменялся: пять из десяти вице-премьеров и девять из двадцати двух министров – новые. Но всем понятно, что «обновление» это весьма условное. Все эти люди, так или иначе, уже были во власти. По факту весь процесс смены кабмина – перетасовка карт одной колоды.

Об этом в авторской колонке для РИА «Новый День» рассуждает лидер движения «Новая Россия», директор Института актуальной экономики Никита Исаев.

Некоторые изменения среди групп влияния все же произошли. Так, например, бывший вице-премьер Аркадий Дворкович явно сейчас не входит в число фаворитов: четырех из десяти уже бывших министров (Александр Ткачёв из Минсельхоза, Максим Соколов из Минтранса, Сергей Донской из Минпророды и молодой Николай Никифоров из Минкомсвязи) курировал как раз он.

Если попытаться дать объективную оценку такому положению дел, то стоит отметить, что претензий к этим министрам накопилось, как говорится, вагон и маленькая тележка. При Александре Ткачёве очень остро проявились многие проблемы в сельском хозяйстве. Теперь малым производителям почти не осталось места в этой отрасли. Дело даже не в крупных предприятиях и обширных землях, с которыми связан бывший министр. А в том, что теперь любое крупное агропредприятие находится в гораздо более комфортных условиях, чем малые и перспективные. Это касается и распределения субсидий, и предоставления льготных кредитов, и прочей бюрократии, без которой невозможно получить материальную поддержку для строительства столь необходимых овощехранилищ, например. Вроде бы мелочь, но без них наше сельское хозяйство постоянно сталкивается с кризисом перепроизводства.

Минтранс поводов для недовольства дал не меньше: какое-то внимание уделяется лишь небольшому количеству федеральных трасс, региональные же – находятся в таком плачевном состоянии, что даже в новых «майских указах» предусмотрена планка о приведении к нормативам только 50% региональных дорог. Масла в огонь подлило ещё и нашумевшее банкротство «ВИМ-Авиа». Вроде как ведомство было, даже сотрудники на работу ходили, но результатов – ноль.

Минкомсвязи и вовсе своими законопроектами пошло по пути затормаживания инновационного развития. Взять те же криптовалюты: если следовать требованиям Минкомсвязи, использование криптовалют и привлечение инвестиций через новомодное ICO становятся практически невозможными.

Так что отстранение команды Дворковича кажется вполне резонным. Но этот пазл здравого смысла не складывается в единую картинку по причине того, что далеко не во всех случаях сохранение и потерю министерских постов можно объяснить практическими успехами того или иного ведомства.

Сколько было скандалов, связанных с Минкультом под руководством Мединского? Какие полезные преобразования прошли под началом Минэкономразвития? Стала ли легче финансовая нагрузка на людей и бизнес от действий Минфина? Заработало ли импортозамещение при Денисе Мантурове, возглавляющем Минпромторг? Ответ на все эти вопросы один – нет.

Про непотопляемого Виталия Мутко, проваливающего всё, за что он берётся, словно злой волшебник, и говорить не приходится. Остаётся только надеяться на то, что сфера строительства, которую он теперь курирует, не пойдёт по пути российского спорта. И если назначение Мутко даже у членов Единой России вызвало дружный смех, то сохранение своего поста министра здравоохранения Вероникой Скворцовой вызывает самый настоящий страх. Хотя не исключено, что некачественная и недоступная медицина – это не афишируемая часть программы власти по сокращению числа пенсионеров...

Поэтому попытки разобрать принципы формирования правительства по объективным критериям были бы лукавством. Можно говорить о том, что на формирование правительства влияние оказывают три основных фактора: способность кандидатов проводить общегосударственную политику, принадлежность к наиболее влиятельной на данный момент группе элит и… необходимость хоть изредка менять публичные фамилии, создавая видимость активного стремления ко всему новому.

Сумел Мединский стать рупором и «охранителем» традиционных культурных ценностей, близких президенту, и принимать непопулярные решения – остался на своём посту. Сумел Силуанов наполнить федеральный бюджет при любых скачках стоимости нефти и рубля, сохраняя при этом спокойствие среди населения – так он не только сохранил свой пост, но и стал первым вице-премьером. Смог Максим Орешкин, несмотря на очевидные провалы экономики, со спокойным лицом всех убеждать в радужных перспективах экономического роста – он и сейчас министр экономического развития.

Смена экономической модели и пересмотр курса внутренней политики здесь, как выяснилось, роли никакой не играет. Достаточно посмотреть, кто пришёл на смену министрам и вице-премьерам: это всё люди, глубоко интегрированные во властную систему: например, Министерство природных ресурсов и экологии возглавил Дмитрий Кобылкин. На федеральном уровне его фамилия раньше не особенно звучала, однако он был губернатором Ямало-Ненецкого АО и, судя по скандальным расследованиям, связанным с его имуществом, прекрасно представляет, как работает госаппарат, и как управлять денежными потоками, чтобы себя не обидеть. Алексей Гордеев, вице-премьер по сельскому хозяйству, – тоже новичок в списке, и тоже «старичок» в правительстве. Он был министром сельского хозяйства с 1999 по 2009 годы. Министр транспорта Евгений Дитрих ранее был замом министра. Так можно очень долго продолжать по всем четырнадцати «новичкам», но смысла в этом особого нет: результат один. Все эти люди – плоть от плоти представители прежней системы. Такая вот «ксерокопия» президентско-премьерской рокировки.

Традиционно все перемены в экономике и в политике начинаются со смены премьера и формирования нового правительства. Были бы настроены на эти перемены не только в теории, но и на практике – сформировали бы таковое, допустив туда, кроме того, и «свежую кровь» в виде представителей оппозиционных сил и различных политических направлений. Но здесь мы упираемся в главную проблему, из-за которой ждать каких-то прорывов было бессмысленно с самого начала. В России просто нет таких публичных альтернативных сил и адекватной, способной созидать, оппозиции.

Какая смена правительства может быть вообще, если новых людей брать неоткуда? Этот вакуум новых, активных и талантливых людей создан искусственно самой властью. Если человек не из властной системы, то он не имеет никакого влияния на принятие решений.

Однако перемены в будущем неизбежны. Дело не только в терпении народа и смиренном принятии нынешнего правительства. Нельзя забывать и про постоянно затягивающуюся санкционную удавку. Сколько ещё правительство такими темпами продержится? Может быть год, а потом начнутся массовые волнения, если не голодные бунты... Тогда вот и произойдут перемены. Уже без вариантов. Но кто придёт к власти, если выбирать не из кого? Ленинские «кухарки»? Вот тогда точно всех ждёт перспектива пойти по украинскому сценарию... Именно поэтому сейчас очень важно дать возможность новым людям проявить себя.

Продолжится ли бездействие правительства, мы узнаем очень скоро: давать традиционные 100 дней на то, чтобы войти в курс дела и «раскачаться» при нынешнем раскладе не за чем. Результаты (если правительство вообще нацелено на результаты) нужно требовать в самое скорейшее время, как минимум, в виде старта реализации обещанных нацпроектов, желательно объединённых в единую стратегию социально-экономического развития.

Москва, Никита Исаев

Москва. Другие новости 17.05.18

«125 грамм хлеба и право победить…» Спецпроект РИА Новый День «Экономика для чайников». / Зеленый – опасность, синий – черт… Краски импрессиониста Булгакова – часть II. / Иран как новый Ирак? Цены на нефть снова претендуют на «заоблачность». Читать дальше

© 2018, РИА «Новый День»

В рубриках / Метки