российское информационное агентство 18+

Ямал – Спецпроект

Подпишись на каналы
NewDayNews.ru

Среда, 12 декабря 2018, 04:20 мск

«Экономическое убийство» Турции: Европа на грани кризиса

Фото: kremlin.ru

Американские санкции против Турции угрожают экономической стабильности Европейского союза. В этой ситуации у ЕС практически не остается выбора для дальнейшей политики в отношении Анкары и Вашингтона. Об этом рассуждает в авторской колонке для РИА «Новый День» политтехнолог, специалист по политическому PR и массовым коммуникациям на территории Ближнего Востока и Южного Кавказа Денис Коркодинов.

Экономический успех Турции в последнее десятилетие вряд ли был фантастическим, учитывая активную политику Реджепа Эрдогана по стабилизации внутреннего рынка и привлечению международных инвестиций. Однако в результате противодействия со стороны администрации президента США Дональда Трампа, который фактически удвоил тарифы на турецкое сырье (алюминий и сталь), экономика Анкары вновь рискует оказаться в состоянии глубокого кризиса.

Можно смело отметить тот факт, что Трамп в период своего президентского срока совершил множество ошибок во взаимоотношениях с международными партнёрами. И антитурецкая кампания представляет собой одну из главных таких ошибок на данном этапе диалога между Анкарой и Вашингтоном.

Ещё совсем недавно США могли похвастаться тем, что Турция достигла высоких показателей экономического и геополитического роста, благодаря исключительно американскому участию. Не обращая внимания на ряд незначительных разногласий, Анкара продолжала оставаться надёжным партнёром Вашингтона и Североатлантического альянса в течение долгого периода времени. Однако положение дел в американо-турецких отношениях резко изменилось. Уже в июне-июле 2018 года экономика Турция испытала значительный прессинг со стороны администрации Белого дома. Второй этап ужесточения санкционных мер против Анкары был связан с принципиальным несогласием турецкого правительства освободить американского пастора, арестованного на территории Турции по обвинению в шпионаже и связях с гюленистами. Трамп демонстративно заявил, что резко увеличивает тарифы на сталь и алюминий, экспортируемые Анкарой, что привело к обвалу внутреннего турецкого рынка.

Казалось бы, расчет американской администрации состоял в том, что Эрдоган под влиянием экономических санкций станет более сговорчивым. Но, между тем, не учтенными остались психологические особенности турецкого лидера, который никогда не пресмыкался перед кем бы то ни было, и экономическая война, объявленная против его государства, для него – лишь повод для ответных санкций.

Стоит отметить, что политику турецкого лидера вряд ли можно считать «абсолютно кристальной». Однако традиционный союз между Анкарой и Европой действительно сулил определенные преимущества всем участникам данного союза. И то, что Вашингтон в настоящее время предпринимает против Анкары, рефреном отражается на всем Европейским Союзе, где крайне не довольны этим.

В результате Первой мировой войны и крушения Османской империи Турция под управлением Мустафы Ататюрка стала искренне тяготеть к Европе, открыв двери своей страны для западных партнёров. Начиная со второй половины 1940-х годов, европейские тяготения Анкары приобрели новую силу, вследствие чего Турция стала членом НАТО, МВФ и Всемирного банка. Помимо прочего, Анкара стала стороной Генерального соглашения по тарифам и торговле, в 1963 году подписала договор об ассоциации с Европейским экономическим сообществом, а в 1995 году вступила в европейский таможенный союз.

При таких условиях Европе нужна экономически преуспевающая Турция, от благополучия которой напрямую зависит не только сдерживание миграционного потока из стран Ближнего Востока и Северной Африки в страны ЕС, но и жизнеобеспеченность всего международного сообщества.

Однако на фоне турецкого экономического роста, поддерживаемого, в том числе, со стороны европейских стран, увеличились и расходы, связанные с внутренними политическими процессами, происходящими в Турции. Эрдоган был вынужден особенно после попытки государственного переворота тратить большие средства на борьбу с внутренней оппозицией и организацию избирательной платформы. Кроме того, антитеррористические кампании, проводимые Турцией в Сирии и Ираке, поглощали львиную часть ВВП страны и угрожали оставить турецкую экономику в состоянии безвыходности. В результате этого темпы экономического роста сократились до 7,5 процентов, тогда как уровень инфляции уже в начале 2018 года увеличился до 15 процентов, а дефицит государственного бюджета превысил 5 процентов ВВП.

На этом фоне снижение курса турецкой лиры, утратившей к началу 2018 года около 20 процентов своей стоимости, вызвало состояние экономического шока. Турецкие кампании столкнулись с невозможностью обслуживать внешние долги, выраженные в иностранной валюте по отношению к лире.

В этой связи антитурецкие санкции, введенные Вашингтоном, лишь сделали пинок в спину турецкой экономике, которая и без того уже стояла над пропастью. После этого турецкая лира буквально за один день обесценилась еще на 12 процентов, и темпы снижения ее себестоимости продолжают быть стремительными.

Трамп со своими санкциями по отношению к Анкаре, безусловно, перегнул палку. Вместо того чтобы действительно добиваться освобождения американского пастора, находящегося под турецким арестом, он фактически выступил в роли «экономического убийцы», повергнув тем самым все международное сообщество реальной опасности столкнуться с глобальным дефолтом.

Стоит обратить внимание на то, что если бы Трамп не ввел против Турции экономические санкции, то политический рейтинг Эрдогана внутри страны снизился бы. Для этого не требовалось бы никакого американского участия, поскольку турки, в основном, сталкиваясь с возрастающим уровнем бедности, вряд ли бы поддерживали того лидера, который и привел их к такому безрадостному состоянию. Однако антитурецкая кампания США привела к совершенно обратному эффекту. Реджеп Эрдоган, противопоставляя себя Трампу, превратился в настоящего национального героя, бросившего вызов американской системе демократии, сплотившего вокруг себя весь турецкий народ.

Рейтинг турецкого лидера резко возрос: даже представителями внутренней оппозиции отныне он воспринимается не в качестве авторитарного лидера, ведущего Турцию к тотальной нищете, а в качестве «отца нации», по своему авторитету сопоставимым с Мустафой Кемалем Ататюрком.

Как бы то ни было, американо-турецкий конфликт может привести к большой проблеме глобального масштаба. С одной стороны, Белый дом потеряет надёжного союзника на Ближнем Востоке, а Анкара потеряет надежду на восстановление своей экономики. С другой стороны, в результате ослабления Турции пострадают и страны Европейского Союза, которые не только столкнуться с потоком мигрантов, уже не сдерживаемых Анкарой, но и с целой плеядой нерешённых экономических споров. Поэтому в настоящих условиях спасение Турции – первостепенная задача всего европейского сообщества.

Москва, Денис Коркодинов

Москва. Другие новости 28.08.18

Двери закрываются. Спецпроект РИА Новый День «Политика для чайников». / Любовь и политика: между королем и королевой. / Любовь и политика: этюд в голубых и розовых тонах. Памяти одного из самых известных в России англичан. Читать дальше

© 2018, РИА «Новый День»

В рубриках / Метки