российское информационное агентство 18+

Новый налог для самозанятых: нюансы и риски

Подпишись на каналы
NewDayNews.ru

Воскресенье, 20 января 2019, 16:17 мск

России не нужна Конституция Авторская колонка Алексея Кунгурова

Фото: kungurov.livejournal.com

Сегодня Россия отмечает 25-летие своей Конституции. Что представляет из себя этот документ сегодня и вообще нужен ли он стране, в авторской колонке для РИА «Новый День» рассуждает известный блогер, политтехнолог Алексей Кунгуров.

25 лет Конституции РФ – это никакой не праздник, и совсем не веха. Даже для власти. Так, повод пригласить на ток-шоу эксперта Пупкина, который с уверенным видом начнет нести словесный поток, а студия будет хлопать по команде координатора, когда эксперт с благоговейным придыханием упоминает имя гаранта.

Для публицистов из числа так называемой оппозиции (внесистемной, разумеется, потому что системная – вообще не оппозиция) день 12 декабря станет чем-то вроде дня поминовения давно усопшего и почти позабытого родственника. Не самая подходящая причина для праздничного банкета, но пропустить рюмашку в узком семейном кругу – вполне себе повод.

И, разумеется, в фейсбуках-телеграмах развернется вялая дискуссия на тему, должен ли истинный патриот защищать Конституцию от посягательств, и вообще, хорош основной закон, или есть в нем кое-какие изъяны. Всю эту демагогию я воспринимаю, как проявление феерической тупости и неадекватности. Основной тезис либеральчиков, ратующих за защиту Конституции, в том, что она сама по себе очень неплохая, только не работает. С тем же успехом можно утверждать, что ваш автомобиль просто прекрасен, только не ездит. А вот если поедет – владельцы «Майбахов» и «Ломбаргини» умрут от зависти.

Да, ребята, бороться за ельцинскую Конституцию – все равно что менять обивку салона авто, которое не поедет, потому что в нем нет и никогда не было двигателя. Полезным было бы разобраться, почему именно в России Конституция не работает, выполняя исключительно роль парадного фетиша, на которую ритуально налагает длань первое лицо в момент восшествия на престол. Причем так было не только в мрачные годы путинизма, но вообще всегда: никакой роли не играли советские Конституции 1918, 1936, 1977 годов, декоративную функцию выполняли дарованные самодержавием конституции Царства Польского и Великого княжества Финляндского.

Скажу удивительную для многих вещь: Конституция нынешней РФ вообще не нужна. Никакая. Зачем основной закон обществу, с маниакальным упорством воспроизводящему матрицу феодальной государственности? В России приверженность Конституции носит характер карго-культа: мол, у белых людей она есть – и они неплохо живут. Давайте сотворим обряд принятия Конституции – тоже заживем счастливо и богато. Между тем белые люди прекрасно обходятся без Конституции. Скажем, немцы до 1990 г. официально Конституции (Verfassung) не имели, хотя оккупационные власти настаивали на созыве Конституционного собрания и референдуме по принятию основного закона. И ничего, как-то же жили.

В королевстве Швеция Конституция появилась только в 1974 г., причем это был не специально составленный кодекс, а всего лишь компиляция из нескольких действующих законов. Сегодня шведский Grundlag включает в себя Акт о престолонаследовании 1810 г., Акт о свободе печати 1949 г., Акт о форме правления 1974 г. и Акт о свободе выражения взглядов 1991 г. Если бы даже риксдак (парламент) не объявил данные законоустановления конституционными, это ровным счетом ничего не меняло, они в любом случае имели статус действующих норм права.

В Великобритании кодифицированной Конституции вообще не существует. Отношения между обществом и властью регламентируются законами, принятыми парламентом, судебными прецедентами и конституционными обычаями. Что такое конституционный обычай, русским людям, свято чтущим лишь обычай «начальник всегда прав», объяснить практически невозможно. Это категория общего права, опирающаяся не на юридические нормы, а на обычаи. Например, в английской правовой системе большое значение имеет такой правовой принцип, как право справедливости. Справедливость в понимании британцев выше закона, и потому любой закон должен исполняться не формально, а по справедливости. Если буквально исполнение закона нарушает понятие о справедливости, то его действие распространяется лишь до тех пределов, что не вступают в противоречие с данной моральной категорией. Вот это право справедливости – фундаментальный правовой принцип, являющийся конституционным обычаем в стране, не имеющей Конституции.

Русский народ (население РФ) нельзя назвать цивилизованным, что особенно ярко проявляется в его правосознании. Для всякого русского любой закон – карательное установление, принятое властью, причем разницы между законом и подзаконным актом не видят даже профессиональные юристы. Мне не раз приходилось сталкиваться с выпускниками юридических институтов МВД в звании майора и подполковника, свято уверенных в том, что ведомственный приказ министра внутренних дел носит обязательный характер для всех граждан РФ. Вот запретил министр фото-видеосъемку в отделах полиции, значит всякий, кто поступает иначе – преступник, которого следует немедленно покарать за неподчинение законным требованиям сотрудников при исполнении. До совершенного абсурда ситуация доведена в местах лишения свободы. С одной стороны существует Уголовно-исполнительный Кодекс РФ, имеющий статус федерального закона и подписанный президентом, а с другой – Минюст и ФСИН наплодили массу циркуляров, грубо нарушающих права подследственных, содержащихся под стражей, и осужденных. Администрация рьяно их исполняет и «перевыполняет», потому что директор ФСИН – их прямой начальник, а начальник всегда прав. За невыполнение приказа начальник может покарать, а кто накажет за нарушение прав человека, закрепленных в Конституции?

Между тем современные европейские правовые системы (романо-германская и англо-саксонская) базируются на совершенно иных началах. Здесь мы видим двустороннюю связь между государством и обществом: общество заставляет власть следовать традициям, даже если они не закреплены юридически. Это принцип обычного (от слова обычай) права. Помимо этого, реальными факторами являются уже упомянутые общее право и прецедентное право, договорное право, доктринальное право. На этой почве в течении столетий выросло то, что называется правовой культурой. Правовое государство – продукт высокой правовой культуры.

Может ли правовое государство существовать без Конституции? Легко! Возникает ли правовое государство с принятием Конституции? Нет, что мы видим на примере варварской России с ее чудовищно низкой правовой культурой. Собственно, и текущая (действующей ее назвать язык не поворачивается) Конституция – это с точки зрения правоведения – нагромождение маразма, абсурда, глупости, раболепия и хитропопой казуистики. Например, Конституция провозглашает три независимые ветви власти – законодательную, исполнительную и судебную. Далее целая глава посвящена четвертой ветви власти – президентской (единственной независимой от всех). Президент РФ не представляет ни исполнительную власть, ни законодательную, ни судебную. Но он назначает судей, может распустить парламент, наложить вето на любой закон или просто его не подписать (нет у него такой обязанности, есть только право). Президент не входит в состав правительства и не отвечает за его деятельность, но он его формирует и прекращает полномочия кабинета по своему хотению.

Можно перечислять еще долго, но по сути Конституция наделяет главу государства полномочиями самодержца, причем совершенно в духе абсолютизма XVIII столетия. Теперь вопрос: может ли в условиях самодержавия быть реализован принцип разделения властей? Вопрос риторический.

С одной стороны Конституция декларирует равенство граждан перед законом. И тут же провозглашает: «Президент Российской Федерации обладает неприкосновенностью». Это самая короткая статья 91 основного закона. Тут нет даже оговорок вроде «в период исполнения своих обязанностей». Совершенно официально констатируется, что Президент пожизненно находится над законом. Все логично, если речь идет о самодержце. Это в правовом государстве главу государства могут отрешить от власти, судить и отправить на нары, но не в РФ.

У меня только один вопрос к защитникам Конституции: вы вот эти средневековые пережитки тоже защищаете? Очень меня умиляют эльфы, которые нагнетают истерику: а-я-яй, в 2019 г. Путин будет менять Конституцию, чтобы править пожизненно, идет уже обработка общественного мнения. Шо, серьезно? Так он уже правит пожизненно, и Конституцию, для того, чтобы подтереться ею, не надо переписывать и переголосовывать. У нас цензура конституционно запрещена? Запрещена (статья 29), а она есть. Свобода митингов, шествий собраний гарантирована? Гарантирована (статья 31). А ее нет. И что, небо на землю рухнуло? В нескольких статьях закреплено право народа на референдум, обладающий высшей юридической силой. По факту в стране состоялся единственный референдум, на котором эта Конституция и принималась. Теперь за попытку инициировать референдум дают срока.

Особенно мне нравится 51-я статья, дающая право не свидетельствовать против себя. Ага, щас-с. Свыше 90% обвинительных приговоров построены на признательных показаниях самих обвиняемых. Попробуйте заикнуться следователю о своем праве молчать на допросах. Вы гарантированно испытаете на себе все прелести пыточного подвала. И поверьте, операм, натягивающим вам на голову полиэтиленовый пакет, совершенно бесполезно объяснять, что 21-я статья Конституции запрещает пытки.

Так что, если Конституция грубо попирается в большом, какой смысл сокрушаться, что она гипотетически может быть нарушена в малом? Какой вообще резон переживать о Конституции, которая всегда была пустым местом и не играла ни малейшей роли совершенно ни в чем? Конституция РФ не стоит той бумаги, на которой она напечатана.

Совсем уж смешно выглядят прожектеры, мечтающие улучшить текущую версию Конституции. Одни страдают от того, что ельцинская Конституция запрещает государственную идеологию (статья 13). Надеюсь, их утешает то, что на Руси дурные законы традиционно компенсируются дурным их исполнением: госпропаганда без всяких стеснений насаждает госидеологию духовноскрепной ксенофобии и милитаризма. Другие прямо спать не могут спокойно, пока основной закон содержит норму о приоритете международных договоров над национальным законодательством (статья 15). Это, по их мнению, делает РФ колонией. И ведь подобным идиотам совершенно бесполезно втолковывать, что иначе и быть не может, международные отношения базируются на договорном, а не нормативном праве.

Конституция в России – автомобиль без двигателя. Как не меняй дизайн кузова – он не поедет. Двигателем является правосознание граждан, которые еще даже не доросли до того, чтобы стать гражданами. Они как были подданными (данниками) 500 лет назад, так ими и остались. Зачем дикарям этот непонятный фетиш?

Москва, Алексей Кунгуров

Авторская колонка. Другие новости 11.12.18

Стокгольмский синдром Солженицына. / Разрыв договора РСМД: Вашингтон готов уйти в космос. / Нон-фикшн. Невыдуманное святотатство. Читать дальше

© 2018, РИА «Новый День»

В рубриках / Метки