российское информационное агентство 18+

Как на Урале нашли первую нефть

Подпишись на каналы
NewDayNews.ru

Понедельник, 18 ноября 2019, 07:09 мск

Темы дня, Новости дня, Новости кратко, Анонсы, Экспертиза, Спецпроекты

Классификация видов и управление страной. Спецпроект РИА Новый День «Политика для чайников»

Экономист Сергей Ясинский с помощью биологических примеров разбирает экономические и политические реалиях.

«В чём разница между паразитом и хищником?

Что у них общего, понятно: они оба живут за чужой счёт. А отличие в том, что паразит питается своей жертвой так, чтобы она не умерла, потому что в этом случае он лишится источника пищи. Паразит заинтересован в том, чтобы его жертва жила как можно дольше, и как можно дольше не мешала паразиту использовать её ресурсы для своей жизни. Поэтому паразит старается действовать незаметно, не привлекая внимания жертвы, или притворяясь не тем, чем является, или, как минимум, не причиняя ей боли. Некоторые виды паразитов даже умеют использовать обезболивающие вещества.

Хищник не заинтересован в сохранении жизни жертвы, он не намерен связывать своё существование с ней, его задача в том, чтобы за один раз получить все её ресурсы, и покончить с ней. Хищник съедает свою жертву. Он не использует средства обмана – во всяком случае, после того, как жертва поймана. Вместо обезболивающего вещества хищник использует парализующий яд, а также любые другие приёмы и приспособления, чтобы удерживать жертву в неподвижности, пока он её выедает.

Проблема хищника в том, что для существования ему нужны всё новые и новые жертвы. Он должен охотиться, и результат охоты ему не гарантирован. Если источников питания больше нет, хищник погибает от голода. А действовать по-другому, изменить свою тактику, он не может – он приспособлен только к одному варианту поведения, запрограммирован под него.

Проблема паразита в том, что он несамостоятелен: в части питания и взаимодействия со средой обитания паразит полностью зависит от того, кем питается (своего хозяина). И если хозяин не справляется со своими задачами, то и паразиту от этого плохо. И исправить ситуацию паразит не может, потому что у него утрачены необходимые для этого органы и функции. Только основной организм, питающий паразита, действительно обеспечивает ему жизнь.

Для повышения выживаемости следовало бы совместить функций этих двух видов, чтобы возникла гибридная форма, паразита-хищника (или хищника-паразита). Однако это далеко не всегда возможно. Сложность тут в том, что между ними есть противоречие: хищник своими действиями (умерщвлением жертвы) постоянно создаёт угрозу гибели паразиту. А тактика паразита (длительное незаметное использование чужого ресурса) не устраивает хищника, так как он не может жить как паразит, ему обязательно нужно «всё и сразу». Иначе он погибнет – например, его сожрут другие хищники. И это предопределяет трудности в том, чтобы «договориться» между собой – они никак не «поймут» друг друга. Для того чтобы такой симбиоз всё-таки возник, нужно определённое время, ну и движение обоих в определённом направлении, конечно. Те есть нужна эволюция. А это не быстро: в природе это занимает сотни тысяч и миллионы лет.

В человеческом обществе всё это происходит значительно быстрей, так как оно само продукт длительной и сложной эволюции, то есть значительный отрезок пути им уже пройден. Но всё равно с этим есть проблемы. Паразиты и хищники сосуществуют в одном обществе, и часто действуют заодно, но взаимопонимания между ними нет. Они попутчики, а не друзья.

При этом личности и структуры, использующие паразитическую тактику, хитрей тех, кто действует хищнически, и, взаимодействуя с ними, всеми способами пытаются направить хищников по своему пути (чтобы сохранить свою кормовую базу). Но хищники твердолобы и неисправимы: они не хотят ничего слышать про осторожность и долговременные цели. Они хотят всё съесть, и немедленно.

Например, в России именно от хищников исходят идеи как можно быстрей продать все ресурсы страны. К этому, конечно, прилагается обязательное пояснение, что это делается на благо общества, но практика добычи, которая во все времена называлась: «хищническая эксплуатация» – говорит сама за себя. Ни о какой пользе для страны на самом деле речи не идёт. Только о продаже ресурсов за границу.

Они не думают о том, что этим приближают гибель страны. И не хотят понимать, что в отношении страны они должны использовать паразитическую тактику, а не хищническую, так как другой страны у них нет, и им потом будет невозможно найти новую жертву.

Возможно, складывающаяся обстановка вынуждает их отказаться от паразитической маскировки и действиями заявлять о себе, как о хищниках. Но всё равно это всего лишь тактика – преследование ближайших целей. Стратегически такое поведение проигрышно.

Действуя как хищники, они постепенно ослабляют страну, и тем самым ухудшают собственные позиции, становясь всё более слабыми во время конкурентной борьбы с другими хищниками. А в недалёкой перспективе они вообще уничтожат свою кормовую базу и останутся без ничего. Они уже сейчас пытаются что-то такое делать, и у них ничего не получается. Попутно этим они демонстрируют свою слабость, и провоцируют других проявить свои хищнические качества. А с другой стороны, они создают коллекцию компромата на себя, благодаря чему их конкурентам можно будет разобраться с ними вполне цивилизованным образом, даже не прибегая к силе. И их разденут до нитки, используя судебные процедуры.

Подобные рассуждения для них слишком сложны – возможно, даже не на индивидуальном уровне, а как основа для совместных действий в их сообществе. То есть они не могут достичь такого уровня согласованности. В человеческом обществе высокая степень организованности свойственна интеллектуально развитым группам, и это характерно скорей для паразитов. Хищники же в этом смысле просты, и вместо сотрудничества в сложной ситуации предпочитают нападения друг на друга. Их тактика неизменна, они будут выживать по единственной заложенной в них программе. Ожидать, что под давлением обстоятельств они станут другими, бессмысленно. Для такого преобразования у них внутри ничего нет. Паразиты могли бы, но на данном этапе они выглядят проигравшими. Их авторитет равен нулю.

Однако это означает ускоренное разрушение системы управления и государства в целом, а также, вероятно, и страны. Хищники, пытаясь поскорей достичь желательного для них результата, выполняют функцию катализатора процесса разрушения, то есть сами своими действиями приближают свой конец (и страны тоже).

С обязанностями управления страной они уже откровенно не справляются, и практически открыто заявляют об этом. Недавнее заявление о нецелесообразности тушения пожаров в Сибири – это и есть такое заявление. Отсутствие помощи пострадавшим от недавнего наводнения, и отсутствие мер по ликвидации последствий наводнения и предотвращения подобного в будущем – это тоже свидетельство недееспособности государства. И в этом случае чиновники тоже вполне могли бы сказать, что противодействие наводнению нецелесообразно. Но и вообще, во всех катастрофах и происшествиях последних лет государство фактически ведёт себя так же, как в ситуации с последними по времени пожарами и наводнением.

Паразитизм и хищничество требуют определённой приспособленности к этим видам деятельности. И, чтобы быть эффективными в этой сфере, индивиды и структуры должны перестроить свою деятельность, избавившись от всех функций, которые не нужны или мешают, и максимально сосредоточиться на паразитизме и хищничестве. В сфере государственного управления это ведёт к соответствующему упрощению государственной структуры и её работы. Всё, что не способствует паразитизму и хищничеству, объявляется лишним, нецелесообразным, отталкивается и уничтожается.

Но и государство как таковое этим уничтожается тоже. Остаётся откровенно грабительская структура, собирающая дань с населения, которая уже даже не притворяется, что, якобы, собирает деньги на решение общественных задач. И когда кто-то вдруг заявляет о нецелесообразности каких-то общественных расходов или действий, то это и есть откровенное признание, что его цель не является общественными целями и что он не считает их важными для себя и обязательными для системы управления страной (государства).

Это демонстрация силы, преимущества, силовых возможностей при нынешнем положении страны. Но это демонстрация с точки зрения хищников, которая не учитывает перспектив. И это то, что называется пирровой победой: израсходовать для достижения ближних целей ресурсы, предназначенные для долговременного существования. Тут прямо как с добычей нефти: чтобы получить одноразовый положительный результат, закачали вредные примеси, и тем самым погубили нефтяные месторождения, то есть уничтожили себе перспективу. Ну, молодцы, конечно».

Москва, Сергей Ясинский

Москва. Другие новости 05.08.19

Противников Томинского ГОКа на пустили на выборы в Сосновском районе. / В Челябинске в торговом комплексе рухнули перекрытия. / Сторонники Томинского ГОКа предложили южноуральцам брать пример с Узбекистана. Читать дальше

Отправляйте свои новости, фото и видео на наш Whatsapp +7 (901) 454-34-42

© 2019, РИА «Новый День»

Подписывайтесь на каналы
Яндекс НовостиЯндекс Дзен YouTube

В рубриках / Метки