российское информационное агентство 18+

Раскол в РПЦ

Подпишись на каналы
NewDayNews.ru

Суббота, 19 сентября 2020, 01:28 мск

Новости, Кратко, Популярное, Анонсы, Интервью, Слухи, Видео, Рабкрин, Уикенд

Владимир Терешков: «На конец года бюджет может недобрать 50-60 млрд рублей»

Ситуация с пандемией коронавируса в 2020 году повлияла на все сферы жизни, и особенно – на экономику. Уже ясно, что к концу года свердловский бюджет недополучит по налогам очень серьезную сумму. О том, как на сегодняшний день обстоит дело с исполнением областного бюджета, объемом государственного долга, и чего ждать от бюджета года следующего – «Новый День» поговорил с председателем комитета по бюджету, финансам и налогам областного заксобрания Владимиром Терешковым.

– В начале июня представители областного минфина сообщали, что доходная часть бюджета серьезно просела. Как вы оцениваете ситуацию с исполнением бюджета сейчас?

– Исполнение бюджета по доходам пока остается очень напряженным. Хочу сказать, что пока есть официальные данные только по состоянию на 1 июля, то есть за 6 месяцев 2020 года, а что на 1 августа – пока не могу сказать. Мы недовыполняем бюджет в среднем где-то на 15-20%. По налогу на прибыль за полгода отставание около 16%, по НДФЛ – около 10%, по упрощенке – 10%. Если говорить об абсолютных величинах, то размер дохода, который мы установили в начале года, – 273,4 млрд рублей. На сегодня выполнение составило около 121 млрд рублей, это 43-44%. На конец года мы можем недобрать очень приличную сумму, от 50 до 60 млрд рублей.

При этом расходную часть бюджета мы пока не сокращаем. Все обязательства по заработной плате, все социальные и компенсационные выплаты осуществляются в полном объеме. Стабильность выполнения социальных обязательств обеспечивается, во-первых, федеральными средствами. Мы их уже получаем: и в дорожный фонд – в пределах 2 млрд рублей, и большой транш на здравоохранение – и на укрепление материальной базы, и на выплату зарплаты. Сейчас рассчитываем, что Федерация будет нам помогать на выплату отпускных работникам здравоохранения. Также Федерацией принято решение об организации горячего питания в школах. Мы это и раньше делали, и сейчас надеемся, что из федерального бюджета субъектам должны быть направлены средства. При этом свои областные средства, которые мы планировали направить на эту работу, мы сможем перенаправить на другие задачи.

По расходам у нас тоже идет недовыполнение плановых показателей. Но это, я бы сказал, не потому, что мы плохо работаем. Хотя сейчас общий объем по расходам – уже 45-47%. Пока есть сложности в коммунальной сфере. Это связано с тем, что объекты коммунального строительства, реконструкции и объекты капитального ремонта сдают обычно к началу отопительного сезона. Остается острой проблемой задолженность, связанная с оплатой энергоресурсов. Правительство и заксобрание держат эту ситуацию на контроле.

– С 1 августа губернатор разрешил открыться крупным торговым центрам. Как, по-вашему, повлияет ли это на наполнение бюджета?

– Повлияет, но не серьезно, и я поясню, почему. Вы же видели, что с момента начала пандемии, появления всех этих жестких ограничений бизнес очень быстро переориентировался и перешел на другой вид работы с населением. Это, в том числе, интернет-заказы, и люди все больше склоняются именно к этой форме. Основной работой крупных ТЦ и ТРЦ является принцип импульсивных покупок. То есть человек зашел за одним товаром, заодно прошелся по всему спектру, где-то что-то еще купил. Эта технология была введена во всем мире и давала определенные результаты. Но теперь население стало к этому очень осторожно относиться. Даже сейчас мы видим, что ТЦ открыли, а огромный вал людей туда не пошел. Люди стали пользоваться услугами небольших бутиков, переориентировались на интернет-покупки, и из-за снижения реальных доходов стали меньше покупать. Поэтому большого скачка не будет. Думаю, постепенно наш бизнес будет уходить от таких огромных площадей, это станет просто невыгодно. На город будет два-три крупных ТРЦ максимум. Остальная торговля уйдет в магазины пешей доступности.

– По вашему личному мнению, нужно ли будет осенью вносить новые корректировки в бюджет текущего года, и какие именно?

– Пока не планируем ничего вносить. Потому что в начале года мы внесли изменения в два областных закона – о бюджетном процессе и о межбюджетном трансферте, предоставив право исполнительному органу власти без внесения изменений в бюджет, бюджетной росписью, перенаправлять финансовые ресурсы на другие направления. Но в конце года мы все равно придем к необходимости вносить изменения в бюджет 2020 года, потому что подойдут дополнительные федеральные деньги, которые нам нужно будет официально внести в текущий бюджет.

– Как вы оцениваете ситуацию с государственным долгом Свердловской области?

– Предельный уровень госдолга установлен на уровне чуть выше 100 млрд рублей. Но не забывайте, что мы всегда обязательно прописываем в законе о бюджете на очередной год отдельные источники снижения госдолга. Это и областные облигации, которые мы сейчас начали размещать, и заемные средства из бюджета вышестоящего уровня по минимальной ставке рефинансирования. Но я все равно предполагаю, что на конец года возникнет необходимость корректировки дефицита бюджета в сторону его увеличения. Это связано со снижением объемов производства, просел валовый региональный продукт. По таким доходным источникам, как прибыль и НДФЛ, идет снижение. Опасения есть, но пока предельный уровень государственного долга не превышен.

– Стоит ли, на ваш взгляд, сократить расходы на ОЭЗ «Титановая долина» и дальнейшее развитие инфраструктуры комплекса «Екатеринбург-Экспо»?

– Считаю, ни в коем случае делать этого нельзя. Этот огромный проект, ОЭЗ «Титановая долина», при всех сложностях реализации уже работает. Мы зашли туда с большими вложениями, появились якорные инвесторы, поэтому мы должны этот проект завершить так, как положено. Это обязательно надо сделать. А что касается развития «Екатеринбург-Экспо», то там все процессы связаны с подготовкой этого большого массива к проведению в том числе Универсиады-2023. Ее никто не отменял. Поэтому финансировать ее все равно надо. Но не забывайте, что там тоже есть якорные инвесторы, которые вкладывают свои средства, и предусмотрена доля областного бюджета. Часть бюджетных средств будет возмещена по соглашению между Свердловской областью и федеральным центром. Поэтому явных провалов и потерь областного бюджета я здесь не вижу. Я думаю, ближе к концу 2021 года Федерация примет более активное участие в реализации проекта.

– В правительстве области уже началась работа над будущим проектом областного бюджета на 2021 год и плановый период 2022-2023 гг. Ваш прогноз: чем он будет отличаться от предыдущего?

– Прежде всего, 2021-й – это год выборов депутатов Государственной думы и заксобрания. Естественно, это его отличительная особенность. Кандидаты в депутаты будут серьезно настаивать на проектах в своих предполагаемых избирательных округах. Согласительные процедуры будут проходить в минфине с 15 сентября, где будем заслушивать глав муниципалитетов, их программы, которые требуют поддержки областного бюджета.

Второе. Мы понимаем, что восстановление экономики будет идти не так быстро, как нам бы хотелось, и аппетиты муниципалитетов, конечно, будут сдержанными. Но те программы и мероприятия, которые входят в состав нацпроектов и госпрограмм, конечно, будут профинансированы. Вы знаете, что президент дал команду в течение трех месяцев подредактировать национальные проекты. И нам придется в осенней сессии заниматься корректурой стратегии социально-экономического развития Свердловской области до 2030 года, будем корректировать, в том числе и нацпроекты, и госпрограммы.

Третье – в сфере финансирования капитального строительства будет применяться тот же подход, что и в этом году: нужно заниматься финансированием завершаемых объектов. В первую очередь будем рассматривать проекты, связанные с укреплением материально-технической базы объектов здравоохранения, образования, строительства и реконструкции дорог, газификации территорий.

– Исходя из вашего опыта: были ли в Свердловской области годы, когда ситуация с наполнением доходной части областного бюджета была хуже, чем сейчас?

– Были – когда мы формировали бюджет 2008 года, и доходы, и расходы срезали примерно на 30%. Помните, была очень мощная, но краткосрочная рецессия. У нас не было возможности получить очень серьезную поддержку из федерального бюджета. Мы выплывали самостоятельно. Мы срезали все программы, оставили основное: зарплаты с начислениями, социальные выплаты, ну и поддержку здравоохранения и образования. Но уже в 2009 году экономика вышла из рецессии, и мы вернулись на нормальный уровень финансирования.

Процесс выхода из кризиса, я думаю, займет и 2020-й, и 2021 год, а изменившаяся за последние годы система поддержки муниципальных образований позволяет им в это сложное время работать более стабильно.

Екатеринбург, Евгения Вирачева

Екатеринбург. Другие новости 12.08.20

Антон Шипулин стал донором плазмы для больных Covid-19. / Из Екатеринбурга в США и Китай пытались послать 160 кг военной экипировки (ФОТО). / 20 лет назад погибла АПЛ «Курск». На ее борту было шесть уральцев. Читать дальше

Отправляйте свои новости, фото и видео на наш Whatsapp +7 (901) 454-34-42

© 2020, РИА «Новый День»

Подписывайтесь на каналы
Яндекс НовостиЯндекс Дзен YouTube

В рубриках