российское информационное агентство 18+

Как на Урале нашли первую нефть

Подпишись на каналы
NewDayNews.ru

Понедельник, 16 декабря 2019, 03:15 мск

Темы дня, Новости дня, Новости кратко, Анонсы, Интервью, Слухи, Видео, Рабкрин, Уикенд

Рабочая группа по храму святой Екатерины – первое заседание (Онлайн-трансляция, ФОТО, ВИДЕО)

Трансляция обновлена 03.06.2019 13:59 (время московское)

Рабочая группа по храму споткнулась о сквер

13:59 Заседание завершено. Следующее – в понедельник, 10 июня, в 14:00 на том же месте.

13:58 Голосуют за включение кандидата от епархии Гавриленко. «Мы голосуем как за специалиста», – говорит Володин. Но с правом голоса. В итоге 12 «за» и 6 «против». Как и предсказывали представители «Парков и скверов».

13:57 Цариков: «По поводу реплики игумена Вениамина – да, использовался административный ресурс, были автобусы на молебне, конечно, мы опасаемся подвоза. И по поводу исключения Киселева – это не очень демократично». Володин: «Я прошел административный ресурс и победил». Колесников: «И я прошел против административного ресурса».

13:56 Полина Иванова: «Тогда надо расширить количество голосов для общественников». Колесников: «Нужны специалисты. У вас есть социолог». Захаров: «Вам же пошли навстречу, включили 10 человек с учетом ротации». Цариков: «Включайте, но без права голоса». Колесников: «Не надо давить на нас! Вы тут про Ленина солгали, что 105 млн. Журналисты, вы там нормально пишите, а то опять все переиначите».

13:54 Колесников: «Я бы предложил включить Гавриленко из вашего списка (епархии), он кандидат технических наук. А то у нас один градостроитель – Вяткин. Я объективно говорю»?

13:53 «Мы не настаиваем на этом. Письмо было 30-го, а решение по рабочей группе – 31. Если не хотите, не меняйте состав. но разговор о паритете может задаваться с нашей стороны. Есть яркие представители церкви, мы понятны и предсказуемы, но нет православной общественности. Все представляют какие-то организации – ООО, городская власть, которая объективна, есть люди, у которых нет правовой формы со стороны противников строительства. Широкий жест, шаг на встречу – когда людей призвали, у которых нет лидеров, это люди с улицы. Но и у нас на улице есть свои люди. По логике, стоит уравновесить. Но мы не настаиваем. Мы способны работать и так. Но я хотел бы, чтобы вы заметили, что мы отказываемся добровольно от этого равновесия. Нам просто хотелось показать, что это очень неправильно. Есть люди, которые верят выборам. Они не нелюди. Я против того, чтобы слово «люди» относилось только к либералам. Мы хотим, чтобы это было замечено», – отец Вениамин.

13:51 Володин: «Вы просите три кандидатуры. Обоснование?"

13:50 «Задача нашей рабочей группы, чтобы сформулировать вопрос, механизмы проведения его, нас никто не спрашивал, хотим или нет, это поручение главы государства, сместить это на уровень соцопроса будет неверно. Мы тогда вводим новую силу – социологию. Единицу, которая тоже что-то решает, отказываясь от законных демократических процедур, которые дают иногда не тот результат, который хочется. Может, я не прав, но выглядит так. Давайте исключим этот участок земли – сквер. А давайте исключим все парки – и этот кусок тоже. Тут есть какое-то желание сформулировать процесс так, чтобы мы получили уже готовы ответ. Это подгонка под ответ. Это не очень честно. Место противоречивое. Вы уверены, что люди проголосуют против, но есть и боязнь, что кто-то проголосует за него. Мы вот не боимся. Формулируйте так, чтобы не было подвоха. Если горожане скажут, что против – мы откажемся. Но у вас есть боязнь. Если вы уверены, что вариант не пройдет, чего вы боитесь? Я этого не понимаю. Мне надо прийти к тому, что площадку сквера надо включать. И говорить по существу – о времени проведения, это не надо делать быстро, нужно время, чтобы сделать качественно, открыто. Мне не очень понятно, что не надо включать парки и скверы. И второй критерий – мир и согласие. Если мы не доверяем решениям депутатов, призвали народ в качестве арбитра, мы должны смириться с его мнением. если народ скажет, что нам не нужен сквер, раз уж мы дошли до опроса с законными последствиями, надо заранее смириться, а не пытаться манипулировать», – говорит отец Вениамин.

13:45 И по поводу подвоза: «Я сомневаюсь, что митрополит или отец Максим будет заниматься подвозом. Это же верующие люди», – Колесников.

13:44 Колесников: «Прошу исключить моего друга Киселева из рабочей группы. Ваше дело, голосовать или нет».

13:43 Захаров: «Прошу услышать, что опрос, который мы собираемся проводить, он не вписывается в правила референдума. Нет строгого количества агитаторов и наблюдателей. Каждый может присутствовать на участке. Смотреть. Что касается денег, не готов сказать точную сумму стоимости опроса. Но участие волонтеров, которые будут опросные листы выдавать, может быть и безвозмездным. Насчет выборов, Константин Викторович, вы, наверно, тоже считаете, что вас незаконно избрали, раз избиратели не верят выборам»?

13:42 Киселев: «Поддержу Колесникова, пусть ставят вопрос о моем исключении из группы. Второе – я тоже считаю, что не нужен опрос. Если благотворители и епархия готовы исключить сквер, все пойдет по гораздо более спокойному сценарию. И реплика на замечание Высокинского – люди не верят выборам, люди боятся, что голоса распределятся между участками, а тут пойдет подвоз и нагон. Да. Люди этого боятся. И это не единичное мнение».

13:40 Маликова: «Полагаю, что 30 июня и 28 июля не подходят. Население или в отпусках, или на дачах. Поверьте моему опыту, летом не рекомендуется проводить. Я бы рекомендовала – 20 числа сентября. Второй момент: тип опроса. Сейчас пока озвучивается по типу реферндума на базе избирательных участков. Это реферндум? Но тогда возникнут традиционные вопросы – а как используется административный ресурс? А какую РПЦ сыграла роль в мобилизации воцерковленных? И так далее. Здесь прозрачность под огромным вопросом. Я бы не сбрасывала со счетов соцопросы. Я бы рекомендовала подумать над этим и над прозрачностью. Не отдавать, например, в руки одной организации проведение соцопроса – посмотреть, как они бьются между собой. И таких вопросов. Контролируемость ситуации интервью, базы данных, и так далее. Потому что к реферндуму будет много вопросов. И по формулировке – почему юристы должны формулировать? Почему не социологи? Это ситуация очень серьезная. Знаю массу погрешностей, когда вопрос формулируется некорректно, как говорит Высокинский, формирующий вопрос. Я не против участия юристов, но с точки зрения оценки формулировки. Формулировать должны социологи».

13:36 Вихарев: «Если вопрос ко мне, готов ли я дать, я готов часть». Колесников: «Да у нас с вами не хватит».

13:36 Колесников: «Где деньги? И сколько будет стоить»?

13:36 Алексей Вихарев: «Предлагаю опрос сделать обязательным. И проводить его на базе избирательной комиссии и участков, которые уже существуют. Давайте не 552 откроем, а 150. Это более чем достаточно. По числу – 30 июня или 28 июля. По поводу самого вопроса – в данной ситуации предлагаю привлечь УрГЮУ, чтобы они помогли правильно сформулировать вопрос, чтобы не было разночтений. За подписью ректора».

13:32 Колесников: «Где деньги? Давайте проведем». Москвин: «У вас 105 млн на содеражние памятника Ленина заложено». «Высокинский: «Стоп, на меня смотрим. Я такого не говорил (про недоверие к ВЦИОМ). Когда была логика создания рабочей группы, я пришел к Игорю Валерьевичу (Володину, спикеру ЕГД), на сегодня может быть дума уравновешивающей площадкой. Собрать по пять человек – сторонников сквера и вторую группу. Сели, поняли, что в клинче, разошлись. Мы говорим о том, что у нас появляются сторонники, противники, а ЕГД – уравновешивающий фактор. Депутатов не инопланетяне выбирали. Дума – это место баланса. Тут все легитимно выбраны. Когда вы говорите, что вас шесть, а их 12, так там депутаты».

13:30 Москвин: «Хотел вернуться к цифре Высокинского про 3200. Там был конкретный проект, а не место или что-то еще. Это манипуляция. Они высказывались о другом. Вопрос о строительстве храма – нужен или нет – ни разу не выносился. У нас кризис доверия возникает. Вы нам начинаете вкидывать странные аргументы, что вы не верите опросу ВИЦОМа, на основании которого принимает решения администрация президента. Они не просят верификации, а вы требуете. Когда вы так говорите, собственно, у нас не остается ничего, кроме реферндума».

13:28 «Если парки и скверы не затронут в списке, что ваша группа будет делать»? – спрашивает Вяткин. «Вы пытаетесь нам навязать решение. По скверу принято решение законное, не навязывайте, вам не удастся», – кричит Колесников. «Тогда зачем мы тут сидим? Нас шестеро, вас 14», – Ксения из «Парков и скверов». «Какое ваше предложение?", – Колесников. «Не включать новых членов. Право вето на решения рабочей группы», – Роман Ступников, депутат ЕГД от КПРФ.

13:26 Начинается ссора. Конструктива никакого. Депутаты и общественники друг друга не слышат. Общественники хотят не только оргвопросов, а принимать решения в подготовке списка площадок. В них суть.

13:24 Высокинский просит уточнить, будет ли проведен опрос с использованием всех избирательных участков, тогда он пойдет «заряжать» директоров школ на работу. «Если вы говорите, сделаем за день, определяем день. Надо проработать огромное количество оргвопросов. Пообсуждайте их, пожалуйста. надо все осметить, людей из отпусков отозвать, безопасность обеспечить», – призывает.

13:23 Кстати. Епархия так и не пришла, похоже.

13:22 Противники застройки в сквере указывают на то, что работа не будет конструктивной, потому что все голосование обречено – 14 против шести голосов.

13:22 «Я могу встать и уйти», – начинает скандалить Колесников.

13:21 Ксения, от «Парков и скверов»: «Не вижу эффективности нашей группы. Непонятен критерий отбора депутатов. Если мы пытаемся демократию сделать, то нужен механизм как у присяжных заседателей. А тут нет депутатов, которые беспристрастны. Под сомнением слова каждого депутата».

13:20 «Статус особо охраняемой территории присваивается решением думы. Он никогда не присваивался», – юрист думы говорит про сквер у драмы. То есть было предложение включить.

13:19 Колесников: «Коллега сказал, что у нас был земельный участок выведен из состава особо охраняемой территории. Он не был никогда». Иванова: «Была, сейчас найду». Продолжает Колесников: «Напоминаю – храм Христа Спасителя был построен на месте бассейна «Москва», предложил это Гагарин, наш с вами соотечественник. Храм стоит и никому не мешает. И к коллегам вопрос – почему вы мое желание исключаете из списка? Я хочу на этом месте храм. Я против опроса, но если решили, что будет, давайте оставлять. И последнее: я все же считаю, что Константин Викторович, что вы напрасно разжигаете, я бы поставил вопрос об его исключении». Полина Иванова предлагает в ответ Колесникова исключить. Она также уточняет, что постановлением от 18.12.2018 года № 3670 была исключена площадка из списка особо охраняемых.

13:16 Полина Иванова: «На РОИ почти 140 тысяч человек против застройки сквера». Колесников: «А откуда они?". Цариков: «Там только екатеринбуржцы. Потому что там идет проверка». Речь идет об авторизованном голосовании через Госуслуги.

13:15 «Площадки предлагаем мы, в этой логике и движемся. Давайте не принимать решение по скверу вообще. Пока мы с градостроителями не прорабатываем, вернемся позже», – Высокинский.

13:14 «Мы сейчас вам принесем 3200 письменных заявлений с фамилиями за сквер. У вас сколько «против» сквера»? – спрашивает Высокинский.

13:13 Маликова: Обратите внинимае: заседание началось с того, что мы определились с понятием большинства, а интересы меньшинства не учли, это даже не квалифицированное большинство. А дальше играем теми же самыми словами. Мы говорим, что общественное мнение по скверу мы учитываем только большинство, а также просите учесть меньшинство. Александр Геннадьевич, как же так? Сколько еще вам нужно опросов, чтобы власть поняла, что эту площадку надо исключить. Потом вы говорите, что пусть решат горожане. Вы сваливаете ответственность. А она на нас – мы должны определить перечень. Мы же не предлагаем свободный выбор, а мы будем предлагать опросник – таким образом, не они выбирают, а мы им предлагаем выбор, они с ним соглашаются или нет. С одним из вариантов уже не согласились, зачем его снова навязывать. Надо ответственность на себя принять».

13:10 Киселев: «Если мы исключаем все парки и скверы, почему мы должны оставить сквер на драме. Почему мы должны верить, что потом парки не будут застраиваться? И критерий мира – это градостроительный. Площадка не должна вызывать разногласия. Нам не надо, чтобы люди Бастилию разрушили. Давайте введем этот критерий. По нему сквер не проходит. Что касается прозрачности – Москвин точно сказал, что группа уважаемых людей заседает, а прозрачности нет. Поступили предложения по 60-80 площадкам, давайте каждую исключать. Марс – далеко. Тут не строим – тут коммуникации. С обоснованием. Чтоб все публично знали, почему в конце осталось пять площадок. А вы (Высокинский) обвинили его в том, что он формирующие вопросы задает. И если вы говорите о форме, вы с нее начали, как это все будет проходить. Люди не получили право вето, что голосование идет простым большинством, юристы, политологи и социологи знают, что такое концессуальная демократия, когда есть механизмы учитывания мнения меньшинства, а мы их просто взяли и выкинули. И еще введем десять православных и 15 от администрации. А смысл тогда приглашать общественников, когда нас не слышат и не дают повлиять н решение»?

13:06 Киселев: «Хочу напомнить, что человек, который написал пост о прогулке в сквере, получил только что 20 тысяч рублей штрафа. Это Аня Балтина. Слава богу, только штраф, а не арест. Лидеров нет, никто не стремится. Такое давление идет на защитников сквера. Наша цель – моих коллег из «Парков и скверов» и меня – мир и согласие. Давайте и мы обозначим, что наша цель тоже добиться мира и согласия».

13:05 Алексей Вихарев: «Мы сейчас напускаем больше тумана и непрозрачности. Я уже нить потерял, какой вопрос мы обсуждаем, как мы должны за него голосовать? Я пришел форму опросного листа обсуждать, методику, формулировку. Если мы будем говорить об этом на следующем заседании, давайте заканчивать. Давайте конструктивнее. Что касается выступления Полины Андреевны (Ивановой), давайте его отметим протокольно, чтобы мы не забыли».

13:04 Колесников: «Там деревьев три штуки»! Надо пригласить Колесникова на прогулку в парк, посчитать с ним вместе что ли...

13:03 Цариков: «Мы снова наступаем на те же грабли. Зелень екатеринбуржцам очень важна. Отбор как раз исходит из того, что мы готовы взять площадки, которые не будут кризисными, чтобы люди снова не вышли на улицу. Если вам не хочется этого, конечно».

13:02 Высокинский: «Мы обсуждаем форму, а содержание – во время опроса. Нам надо принять организационные решения. Предоставим право горожанам. Мы же договорились не лить масла в огонь. Как решат горожане на опросе, так и будет. Опрос – конечный. Мы можем вспоминать революцию и Макиавелли, но нам времени не хватит».

13:00 Саша Цариков: «На поклонной горе наличие всех храмов никого не смущает. Это к вопросу о гостинице и синагоге. Второй момент – если говорить о систематичности размещения храма в сквере, это нарушение советских регламентов, там музей Ленина планировали, но отклонили именно по этой причине. Зеленые насаждения надо сохранять. И вернуться к странном решению ЕГД по поводу изменения назначения земли, переведения ее в религиозную. Это максимально острый вопрос. Мы не уверены, что потом захочется сыграть ту же карту».

12:58 Олег Гордеев: «Одна из категорий – имеет ли участок собственника. Вы говорите, что нет механизма собственника. Но парки и скверы тоже имеют собственника – это мы, горожане. Давайте тогда их тоже не изымать из общего пользования. Давайте рассматривать специально предназначенные площадки».

12:57 Михаил Вяткин: «Я думал, что вхожу в рабочую группу, которая будет подготовкой вопроса по месту храма. А сегодня вопрос про татар и мечеть... С какой стати мы вмешиваемся в это? Многие говорят по процедуре, что надо те включить площадки, а другие нет. Парки и скверы, исключить конфликт. Я не уверен, что мы найдем площадку, по которой не будет конфликта. Так ставить вопрос не стоит. Я уже человек пожилой. было законодательство о капстроительстве в советские времена, там предлагалось три площадки, в нашем может быть пять, по ним готовились технико-экономические обоснования, взвешивались все вопросы – транспортные, инженерные, нельзя просто брать перечень площадок. Из тех площадок мы считали те, которые реальны сегодня, которые можно реализовать. Но и их надо подвергнуть анализу. У нас нет, например, механизма изъятия площадок из частной собственности, хоть весь город проголосует за такую площадку. Нужно доверить специалистам площадки – пять или больше. Но их не надо много. И уже потом обсуждать. И задача нашей группы, чтобы обсуждение было бесконфликтно».

12:54 «Давайте уйдем от формирующих вопросов, – любимая фраза Высокинского. – Я начал свое выступление с того, что мы не стали проводить опрос в интернет. У нас есть процедура – работа с обращениями граждан, она четко регулирована и регламентирована законом. все предложения, которые пришли, пришли в этом режиме. Если надо будет, распечатаем и принесем. Точно так же, как и опрос по храму – 3200 листов с фамилиями. Это точно так же. А когда мы говорим, что провели опрос (имеет в виду ВЦИОМ), то там другое. У нас есть три площадки – Белинского-Фурманова, гостиница «Дели» и сквер – там уже по 1500 голосов есть. С фамилиями конкретных граждан. По другим площадкам – где-то больше или меньше. Можно принять решение по площадкам, которые набрали не меньше 100 голосов. Проще – взять первые 15 позиций и обсудить с архитекторами. Вы говорите прозрачность: мы будем готовить заключение, в пятницу сделаем открытое обсуждение с архитекторами, в интернет вынесем, чтобы все видели. После у нас будет архитектурная логика. Мы можем обсуждать все, что угодно. Но если благотворителям скажут: «Спасибо, нам это не подходит»... Мы же не бюджетные деньги обсуждаем. Берет бюджет реконструкцию набережной. И это одна процедура. Когда мы обсуждаем деньги частных фондов, они должны быть в процессе. Чтобы осторожно к этим непростым вопросам подойти, мы и обсуждаем с архитекторами и благотворителями, после формируем перечень, устраивающий всех. Отдельно смотрим сквер в храме. Другие скверы убираем. После принимаем прозрачное решение. Но главный срез – в первых 15. Давайте с ним работать».

12:49 Москвин, у него есть вопросы к Высокинскому. «Мне не очень понятна процедура по критериям, по вынесению вопросов куда-то и кому-то. Звучит непрозрачно. Социология уже зафиксировала низкий рейтинг доверия к институтам власти. рабочая группа – попытка вернуться в поле легитимное. А мы тут слышим, что кто-то с кем-то посовещается. Давайте решим, рассматривает ли рабочая группа критерии, общение с экспертами. Второй вопрос – а куда мы спешим? Ситуация такая, что можно обсуждать и дольше, но последовательно и прозрачно, чтобы вернуть доверие граждан к институтам власти. У нас остался незакрытым вопрос про ситуацию, когда сквер на Октябрьской площади был переведен в категорию особо охраняемых территорий. Потом дума приняла решение конфликтное по ПЗЗ. надо вернуться к ситуации. Признать, что сквер – общественная территория, вернуть в список с другими парками, эо снимет вопросы, должен ли быть сквер в опроснике или нет. И еще один вопрос, для меня он принципиален, я за справедливость: мы вырабатываем универсальную процедуру? Если мусульмане поставят вопрос о строительстве мечети»?

12:46 Володин: «Все предложения в письменном виде. Договоримся, что в следующий раз собираемся в два часа в следующий понедельник».

12:46 Вечкензин: «За 40 минут уже много мнений. Хочу обратиться к Константину Викторовичу (Киселеву), он неформальный лидер у граждан. Вы задаете тон беседе. Хочу попросить, чтобы вы не манипулировали общественным мнением и не давили на группу с позиции силы. Мы же говорим о демократии. Граждане сами выберут, за что проголосовать на опросе. Давайте все замечания и предложения слышать и обсуждать. Если мы хотим легитимности».

12:45 Захаров: «Сегодня организационное заседание, мы решаем формальные вопросы. Мы не для этого собрались, чтобы обсудить площадки, а чтобы включить дополнительных людей, узнать, как проводился опрос на сайте, а мы зачем-то площадки обсуждаем. Давайте по регламенту двигаемся».

12:44 «Зеленую Рощу уберу сразу. Нечего. В парке Маяковского было предложение – тоже нет. Было предложение: «Давайте вернем площадку на ЖБИ в парке первостроителей». Тоже убираем. Там, где парки и скверы уже есть, не будем смотреть. Со сквером разберемся позже. Вздыхайте и кивайте», – говорит Высокинский.

12:42 Высокинский оперирует теми же аргументами. Спор не заканчивается, но, похоже, последнее слово за ним. Епархии все еще нет.

12:41 «Через неделю приду к вам рассказывать, к чему пришли, не режьте крылья градостроителям, они вне политики, они делают город красивым. Давайте с них начнем, а потом заново вернемся к теме «включать или не включать». Моя позиция – надо оставлять, потому что она представляет интересы других. Вычеркнуть ее сразу – это не обнулить спор. Когда мы спросим у представителей епархии, они спросят, на каком основании, вы же опрос еще не провели. Это тоже не дело. Если мы говорим, что должен быть баланс, раз вопрос есть, давайте вернемся после проведения консультаций с благотворителями, градостроителями», – Высокинский.

12:39 «Никто не против храма, давайте найдем для него хорошую площадку и построим», – Иванова.

12:38 «Чтобы снять напряженность, надо переключиться на другие площадки. Оставляя площадку в опросе, мы напрягаем город еще больше», – Иванова.

12:38 «Мы не будем сегодня острый угол обострять. Эту тему надо отдельно пообсуждать. Если мы сегодня исключим, завтра я получу иск в суд о том, что решение принято, все легитимно (имеется в виду выделение земли под строительство в сквере). Давайте обсудим», – Высокинский.

12:36 «Вам не кажется, что это возвращение на те же круги? Мы опять возвращаемся к той же площадке», – Иванова.

12:36 Высокинский: «Есть большое количество горожан, которые против исключения. Чтобы не обострять – мы первое наложение сделаем с градостроителями. Дальше появится список, мы его еще пообсуждаем. Наверное, за неделю многие дискуссии какие-то новые мысли покажут. Или не покажут. Сейчас главное стараться не принимать решений, что этих убираем сразу. Когда вы говорите об общем понятии парков и скверов, вы говорите о сквере на драме. Рабочая группа говорит: не должно быть сквера. Хотя изначально был разговор, что нужно выбрать там или где-то еще. И мы вызовем обострение с одной или другой стороны».

12:35 Полина Иванова, архитектор: «Вы говорите о критериях градостроительных, но градсовет еще десять критериев предоставил. Восьмой критерий – не должны вызывать новых протестов. Нам кажется, что исключение парков и общественных пространств – развитие этого критерия. Надо обязательно исключить все существующие парки и скверы, если вы хотите соответствовать критериям градостроителей».

12:34 Высокинский: «Я говорил о градостроительных критериях. Когда вы говорите о площадках, которые могут вызвать обострения, моя позиция понятна – у них есть определенное количество сторонников и противников. Нам для того и нужен опрос. Когда мы говорим о знаковых местах, как площадь 1905 года, это может увеличить конфликт, когда обсуждаем снос памятника Ленину. Мы говорим о в чистом виде градостроительных параметрах. Парки и скверы – это градостроительная категория. Но архитекторы говорят, что нужна архитектурная доминанта. Та же «Дели» – с точки зрения градостроительной ситуации, давайте поставим храм, а рядом синагога, а не вызовет ли противоречий. Когда мы говорим о больнице СМП в Зеленой Роще – это памятник федерального значения. С ним ничего не сделаешь. Его нужно восстанавливать. Эту неделю возьмем, чтобы отработать градостроительные аргументы. Если есть площадка, которая может вызвать конфликт, вот сквер – есть большое количество горожан, кто за и против. Убрать из опросного листа? Не очень верно. Убрать другие площадки, которые являются парками и скверами – тут посоветовались с градостроителями. нам надо выяснить, кого больше и кого меньше. Как только мы начинаем вычеркивать топовые площадки, у которых по несколько тысяч горожан, это же тоже мнение. У нас предложение – смотреть сугубо градостроительный аспект. Договоримся: если где-то парки попадают, то другие не будем трогать, может быть. Но этот сквер, с него все началось, его оставим».

12:30 Киселев: «Еще нужны два критерия для отбора площадок. Те, что вызовут конфликт, надо исключить. Это первое. Второе – из площадок под застройку исключить парки и скверы, места общественного пользования, как площадь. Эти критерии рассматривались? Или мы опять хотим спровоцировать что-то такое, что приведет к последствиям»?

12:28 «На этой неделе я свяжусь с благотворителями проекта, их мнение тоже надо учитывать. Понимать готовы или нет. Рассчитываю, что будет пять площадок. Наполнение опросного листа в рамках опроса, который мы с вами регулируем», – говорит мэр.

12:28 «У нас поступило около 10 тысяч предложений. Мы закрыли прием. Идет обработка – в день 1,5-2 тысячи. Процедура проводилась через сайт, мы не стали делать обезличенное голосование. Мы рассчитываем, что сегодня к концу дня, завтра будет итоговая картинка. Сегодня первые 10-15 площадок, которые находятся в топе, это пустырь на Белинского, гостиница на Куйбышева, пустырь за Макаровским мостом, заброшенная больница в Зеленой Роще, Площадь труда, сквер, акватория. Есть предложения по Зеленой Роще. Как будем двигаться? Мы на прошлой неделе провели собрание с градостроителями, с экспертами, определили критерии. Мы за 10 лет обсуждений церкви святой Екатерины стали обсуждать строительство кафедрального собора, который больше, чем в начале обсуждений – нужны другие архитектурные требования. Собор должен быть в «утюжке» – Московская, Челюскинцев, Восточная, Ткачей. Архитекторы вносят предложение, что он должен быть архитектурной доминантой, чтобы украсить город. Плюсом мы анализируем площадки с точки зрения собственности, есть критерий – она должна быть в госсобственности или муниципальной, либо возможность выкупа. Мы говорим и о инженерных сетях, есть площадки, где строить проблематично. Мы рассчитываем на этой неделе еще раз с архитекторами проговорить эту тему. Предложить в пределах пяти площадок на обсуждение», – говорит Высокинский.

12:24 Теперь ждем епархию. Странно, что они опаздывают на такое важное мероприятие.

12:23 Юриста мэрии и социолога «Социума» решено ввести в состав рабочей группы с правом голоса. 12 человек проголосовали «за», а «против» – шесть.

12:23 Голосуют за предложение Высокинского.

12:23 Колесников: «У главы прозвучала мысль: человек, который будет нести ответственность. У нас тут каждый юрист сейчас. Надо поддержать предложение главы и включить юриста Громова в рабочую группу».

12:22 «Это необязательное условие, чтобы юристы администрации, работали с нами. Необязательно их включать в состав рабочей группы», – реплика из зала. «Коллеги, это ж просто предложение. Мы ставим на голосование. Сейчас дождемся коллег из епархии – и вперед», – Высокинский.

12:21 Захаров: «В позапрошлую пятницу мы не пришли к консенсусу. Чем больше людей, тем медленнее достигнем согласия. На то и рабочая группа, что в составе представители. Поэтому предложение: раз уж письменные были заявки, то их стоит удовлетворить. А с голоса – не привлекать. Это лишнее. И тут есть путаница: мы же говорим не о соцопросе, а об опросе как участии населения в местном самоуправлении. Тут закон не предусматривает никакой выборки. Это как референдум, только в более упрощенной процедуре».

12:20 «Давай без пиара. Хватит уже», – встревает Колесников.

12:19 «Здесь есть люди, которые в принципе против храма? Нет. А где те 18%, почему их мнение не учитывается? Среди них есть уважаемые люди. Открыто говорит об этом наш бывший коллега Дмитрий Головин. Где его мнение учтено? Вот репрезентативность. И они хотят войти в рабочую группу. Поэтому аргумент епархии – давайте сделаем 50 на 50, не выдерживает критики. Нет в рабочей группе людей, кто против храма. Я надеюсь, услышат меня, смотря трансляцию. Вы что, хотите городу заткнуть рот? Нам всем? Давайте не будем превращать в удобный сценарий. Тогда давайте право вето введем», – говорит Киселев.

12:17 Киселев: «Зачем юристам входить в рабочую группу? Социологам? Давайте архитекторов возьмем, специалистов по геодезии. Пусть они будут как эксперты. Мы послушаем Рыбакову, Маликову, она социолог от бога и меня учила еще. Но вводить их в рабочую группу? Я не понимаю».

12:16 «В городе пробки. Макаровский мост на ремонте. Это не от уважения к нам», – Колесников вступился за РПЦ.

12:15 Высокинский: «Надо брать по составу группы всю срезку, надо понимать, репрезентативно ли это исследование (ВЦИОМ). Давайте в рамках такого представительства и работать. Иначе мы можем очень долго этим вопросом заниматься. нам на организацию опроса надо минимум месяц-полтора, это огромная оргработа. Даже если мы примем сегодня решение, мы раньше 15 июля не проведем опрос. Можно еще пообсуждать, но мы тогда в сентябрь уйдем. Мы рады в вашей рабочей группе видеть юриста, но тогда ему надо прийти в администрацию и работать у нас, нести ответственность за решения. Мы не можем использовать вашего юриста за вас в судах».

12:14 Москвин ссылается на ВЦИОМ, говорит, что 18% против строительства храма вовсе. «Как учесть мнение тех 18%, чье мнение тут не представлено? Сколько им квот предоставить»? – говорит он.

12:13 Члены рабочей группы просят назвать фамилии. Кандидат от социологов из фонда «Социум», доктор наук Ольга Рыбакова. Уточняется, что это будут члены рабочей группы с правом голоса. «Надо понимать репрезентативность, как она проводится, это будет полезно», – сказал Высокинский. Социолог Наталья Маликова входит в рабочую группу и юрист тоже, поэтому «Парки и скверы» предлагают отклонить предложение.

12:11 Высокинский предлагает включить социологов и юридические службы администрации.

12:10 Володин: «Поступили письма о включении дополнительных кандидатур в состав рабочей группы. От РПЦ и православной общественности еще пять человек. Глава Екатеринбурга просит включить еще трех человек». Но от Русской православной церкви никто не пришел.

12:09 В итоге будут голосовать простым большинством – 11 человек.

12:08 Киселев: все заинтересованы в том, чтобы решение было концессуальным. Простым большинством голосовать или квалифицированным в 2/3? А есть еще предложение – 75%. То есть 15 человек должны проголосовать. «Вторым вопросом будет рассматриваться обращение от епархии внести еще трех человек и еще двух от администрации, поэтому квалифицированное большинство в 75% оправданно», – говорит он.

12:07 Второе предложение – принимать решение 2/3 голосов. То есть 14 человек. Обсуждают.

12:06 Присутствуют 18 человек. «Переходим к формату работы заседания», – говорит спикер гордумы Володин. Решение принимается большинством голосов – 11 человек. Голосовать будут карточками.

12:02 В зале начинают собираться участники рабочей группы. Пришли главы всех думских комиссий, руководитель горизбиркома Илья Захаров, представители стороны, защищающей сквер – Дмитрий Москвин, Александр Цариков. В зале присутствует и мэр Александр Высокинский.

Напомним, всего в группу при ЕГД включены 18 человек. Это семь депутатов, которые были избраны от каждой думской комиссии. Шесть человек – представители различных ведомств. Есть делегаты от администрации города (эту позицию занял сам мэр Александр Высокинский), избиркома, общественной палаты, союза архитекторов и екатеринбургской епархии. Пять мест отдано защитникам сквера у театра драмы. Но городское сообщество «Парки и скверы» решило выбрать десять человек, которые будут меняться на заседаниях. Дело в том, что не все активисты и общественники смогут посещать думские заседания из-за занятости по работе.

В гордуме Екатеринбурга сегодня проходит первое заседание рабочей группы, созданной для решения конфликта вокруг строительства храма святой Екатерины. Участники должны определить порядок проведения опроса мнений жителей, выбрать формат этого опроса, а также составить шорт-лист площадок для собора, который и вынесут на голосование горожан. Как удастся построить диалог, будут ли жаркие споры или исключительно деловое обсуждение – следите в нашей онлайн-трансляции.

Екатеринбург. Другие новости 03.06.19

В Нижнем Тагиле обнаружили пять тонн паленой водки и коньяка. / Уральские инженеры победили в международном чемпионате «CASE IN». / Уральцы заплатят полмиллиона рублей за нарушение правил пожарной безопасности в лесу. Читать дальше

Отправляйте свои новости, фото и видео на наш Whatsapp +7 (901) 454-34-42

© 2019, РИА «Новый День»

Подписывайтесь на каналы
Яндекс НовостиЯндекс Дзен YouTube

В рубриках / Метки