российское информационное агентство 18+

Подпишись на каналы
NewDayNews.ru

Пятница, 7 августа 2020, 18:04 мск

Новости, Кратко, Популярное, Интервью

Интерес к ливийской нефти – сырьевой рынок переживает передел

В настоящий момент юго-восточное побережье Средиземного моря является зоной повышенного внимания Европы и Ближнего Востока. После заключения в ноябре 2019 года меморандума о военном сотрудничестве между Турцией и ПНС с последующей отправкой турецких подразделений в Триполи для борьбы с ЛНА это внимание усилилось со стороны множества игроков, мечтающих о своей доле «ливийского нефтяного пирога».

Ливия – самая богатая «черным золотом» страна на африканском континенте. И не только. Государство располагает, в том числе, внушительными запасами природного газа – их объем составляет 1,4 трлн кубометров. При этом геологическая разведка сулит их прогнозное увеличение.

Ливия: нефтяная экономика

Экономика Ливии основывается на «черном золоте» и «голубом топливе» – их доля составляет примерно 60 процентов совокупного ВВП. После того, как в 2011 году был свергнут Каддафи, начался глубокий экономический кризис по причине падения доходов от экспорта нефти и газа – их добыча резко упала. Как следствие, и резкое падение ВВП на душу населения – в 2015 году показатели снизились в два раза по сравнению с 2010 годом.

Но к 2020 году объемы добычи вновь увеличились: в январе она составила 1,3 млн. баррелей ежедневно. Национальная нефтяная компания (ННК) Ливии предполагает увеличить добычу до 2 млн. баррелей в сутки к 2022 году и до 2,2 млн. баррелей в сутки к 2024 году. Правда, в 70-е годы прошлого столетия в стране получали больше «черного золота». Половина ливийской нефти шла на европейские рынки, пятая часть – в Китай. А вот ливийский газ идет исключительно в Италию по газопроводу Green Stream.

Политический кризис – удар по добыче

Достигнув высоких показателей в 2020 года, добыча нефти в Ливии снизилась до рекордно низких показателей, составив 91 тысяч баррелей в сутки. Причина – политический кризис. Сторонники триполитанского ПНС обвиняют в кризисе фельдмаршала Халифу Хафтара, командующего Ливийской национальной армией. Он якобы шантажирует это «правительство». Однако проблема имеет более глубокие корни.

В начале 2020 года ливийские племена перекрыли нефтеносные районы на севере страны и блокировали ее отгрузку. Действующими оставались месторождения лишь на шельфе близ Триполи. Главы племен (шейхи) решились на этот шаг, поскольку считают несправедливым распределение доходов от продажи нефти.

Единственной уполномоченной на законную продажу нефти организацией является Национальная нефтяная компания (ННК) – прямая наследница структуры, существовавшей со времен Каддафи. Штаб-квартира расположена в ливийской столице. Там же находится так называемое Правительство национального согласия. Формально оно должно распределять нефтяные доходы по всем ливийским регионам.

Однако ситуация такова, что незаконные вооруженные формирования, по сути, контролируют Триполи, обложив при этом данью правительственные органы власти. Значительная доля нефтяного богатства оседает в карманах бандитов, население Ливии получает лишь крохи. Не получают денег и те регионы, где расположены месторождения нефти.

В этой ситуации совпали интересы ливийских племён и фельдмаршала Хафтара. Военачальник не препятствовал действиям шейхов, и, как итог, мировой рынок нефти не досчитался 1 млн баррелей в сутки.

Кто получил удар?

Коронавирус подорвал мировой спрос на нефть, однако рынок постепенно восстанавливается. Европейские и американские нефтяные компании, хоть и борются между собой за ливийское «черное золотое», неплохо на нем зарабатывают, взаимодействуя с триполитанским офисом ННК.

Мировые нефтяные гиганты заключали с ННК соглашения о разделе продукции и получали существенные доли в ливийских компаниях – подразделениях ННК. Итальянская ENI известна в качестве одного из ключевых игроков. Компания поставляет в Италию большую часть газа. Добывает и нефть, причем, больше всех из иностранных участников рынка.

Тройка стран – Италия, Франция и Испания – вот ведущие экспортёры ливийской нефти. Конкуренцией Total и ENI обусловлено и то, что Италия и Франция поддерживают разные стороны: Рим – ПНС, а Париж – ЛНА. В 2019 году Total выкупила долю американской Marathon Oil в месторождении Ваха в бассейне Сирта. Так позиции французов в Ливии были укреплены. Кроме того, совпало, что в этот момент бассейн был занят армией Халифы Хафтара.

Проявляет интерес к ливийской нефти «Татнефть» – единственный российский игрок после 2011 года. Однако информации о результатах ее деятельности нет. Интерес к нефтяным месторождениям в Ливии есть и у Штатов. Однако наибольшую «кровную» заинтересованность в ливийской нефти проявляет союзник ПНС – Турция. Она заявляла, что готова участвовать в геологоразведке. Анкара импортирует до 93 % нефти, и Север Африки может стать для нее в этом плане настоящим Клондайком.

Возвращение на рынки: последствия

10 июля глава ННК Мустафа Саналла сделал заявление о том, что Ливия возобновит экспорт сырой нефти впервые за полгода, отметив при этом, что в силу технических причин объемы поставок останутся низкими. Эти слова прозвучали после информации о переговорах между ННК и восточными племенами.

Предположительно, ННК готова пойти на уступки в распределении доходов от нефти. Переговоры состоялись при посредничестве (давлении?) США и Франции. Скорее всего, ННК стремится к восстановлению старой «схемы», когда она делилась доходами с главарями террористических бандформирований.

Об этом свидетельствует заявление ННК от 26 июня о присутствии на ее объектах неких «российских бойцов», мешающих возобновлению нефтедобычи – похоже на часть информационной кампании. Уже 17 июля нефтяная компания выявила не только россиян, но и сирийцев и даже суданцев. Присутствие «русских» для Запада является «веским» аргументом для вмешательства по известному принципу «русские идут». Кроме «русских» ННК обвиняет в «блокаде» и ОАЭ.

Ситуация вокруг Ливии и ее нефти оказывают существенное влияние на нефтяной рынок в целом. Министр энергетики России Александр Новак называл ливийский кризис фактором, оказывающим значительное влияние на цену барреля нефти. Ливийские племена играют здесь весомую роль. Правда, в начале июле цены на нефть начали снижаться на фоне заявлений ННК о предполагаемом восстановлении добычи. Как отмечает S&P Global, это может подорвать стратегию стран OPEC+ по регулировании рынка, то есть Ливия влияет на мировые тенденции нефтяного рынка.

Если говорить о России, то широкая экспансия на рынок ливийского «черного золота» ей не выгодна. Однако этот фактор могут использовать наши внешнеполитические противники, прежде всего США.

Москва, Светлана Антонова

Москва. Другие новости 18.07.20

В Москве погибла чемпионка мира среди юниоров по фигурному катанию. / Врач рассказала, как побороть офисную сонливость. / Россия готова стать посредником: Путин решил вмешаться в карабахский конфликт. Читать дальше

© 2020, РИА «Новый День»

Подписывайтесь на каналы
Яндекс НовостиЯндекс Дзен YouTube

В рубриках / Метки