российское информационное агентство 18+

Ямал – Спецпроект

Подпишись на каналы
NewDayNews.ru

Суббота, 15 декабря 2018, 04:00 мск

Вячеслав Смирнов: Свобода слова начинается с самофинансирования Если СМИ получают поддержку, они должны помогать власти

«Кремлевская пропаганда» – целый ряд мер, зачастую не связанных между собой. СМИ, получающие финансовую поддержку, будут следовать государственной линии, а телезритель – выбирать шоу с понятными ответами. Такое мнение в интервью NDNews высказал директор Института политической социологии Вячеслав Смирнов в рамках спецпроекта «Кремлевская пропаганда: что это такое?».

На самом деле, термин «кремлевская пропаганда» родился не сегодня – он всегда носил негативный, обличительный оттенок. Но при этом он связан тесными узами с понятием «советская пропаганда». Что интересно, самые яркие борцы-изобличители «происков кремлевской пропаганды» имеют большой опыт борьбы с советской.

Под «кремлевской пропагандой» подразумевается целый ряд мер и действий, зачастую мало связанных между собой. В первую очередь это, конечно, идеологическое руководство СМИ. Иногда руководство достаточно жесткое и прямое – когда даются конкретные тексты. Но, как ни странно, чаще это руководство слабое и совсем не прямое, потому что конкретные люди, отвечающие за информационную политику Администрации президента, просто не могут уследить за всем и постоянно руководить в ручном управлении. Поэтому есть примерная общая линия, которую руководители СМИ должны чувствовать.

Но такое руководство оправданно, потому что СМИ, получающие поддержку, должны помогать власти и в какой-то степени смягчать напряженность в обществе, «не раскачивать лодку». Свобода слова начинается с самофинансирования и заканчивается зарплатой. Если вы блогер, вы человек свободный и можете писать о чем хотите. Если у вас 10 000 подписчиков, то вы СМИ и сами себе хозяин. Если же вы получаете зарплату, то за нее вы должны соответствовать общей линии издания.

Кроме того, «кремлевская пропаганда» – это во многом еще и действие непосредственно самих СМИ, лояльных государству. Их ведущие, менеджеры стремятся продемонстрировать свою лояльность и соответствовать генеральной линии, которую они не всегда понимают и часто перегибают палку. Но при этом они хорошо чувствуют, что хочет их зритель или читатель, и выдают соответствующий контент. А зритель как всегда хочет простых ответов на сложные вопросы и винит во всем внешних врагов. При этом для него внешний враг начинается сразу за пределами его квартиры.

Если говорить о пропаганде во внешний мир (за пределы России), то и звучать она должна не по-русски. Она должна использовать ту специфику восприятия информации, которая характерна для определенной страны. Если мы говорим о ЕС, то часто это один-два государственных канала (например, во Франции) и местные городские СМИ (телеканалы, радио, реже газеты). Наша пропаганда может войти в эту нишу только посредством прямой рекламы. Если человек во Франции слушает Russia Today, то, скорее всего, он профессиональный советолог, который ругает Россию, либо он старый и убежденный друг России. То есть, это та аудитория, которая достаточно много знает о нашей стране и имеет определенный иммунитет к пропаганде, либо подпитывает свои убеждения за счет нее.

Если говорить о США, то ситуация еще сложнее. Нельзя говорить, что американцы слушают какой-то определенный федеральный канал (если не считать консервативный FoxNews, который всегда представляет Россию отрицательно). Все смотрят местные новости или слушают радио в машине именно своего штата. Россиянам тяжело представить, как можно жить без «Первого канала» или «РЕН-ТВ», но американцы как-то обходятся. И туда наша пропаганда просто не доходит.

При этом после украинского кризиса механизмы нашей информполитики для внутренней аудитории, конечно, изменились. Во многом это вызывает раздражение – Украина вычистила все, что можно с наших телеканалов. А по большому счету российскому обывателю глубоко наплевать на происходящее на Украине. Да, они переживают за русских, которые погибают на Донбассе. Но при этом зачастую негативно относятся к тем русским, которые приезжают из Украины или Крыма, и считают, что рост цен связан именно с ними – Крым брать было нужно, а этих людей – нет. Так, конечно, рассуждает незначительная часть населения – но количество Украины на телевидении превышает все возможные пределы и определенное раздражение в обществе растет. Раздражение не в пропаганде как таковой, а в том, что больше ничего интересного не показывают. Человек, который смотрит телевизор, хочет смены контента – так уж устроено его восприятие действительности.

Что касается внешней пропаганды с начала украинского кризиса – да, она немного изменилась. В том числе подача материалов о самопровозглашенных республиках частично доходит до стран Запада. Но, по-моему, самый удачный ход, который удалось сделать нашим пропагандистам – это флаг Новороссии, который внешне совпадает с флагом конфедерации во время гражданской войны в США. В Соединенных Штатах есть определенные аллюзии – русские борются с Киевом так же, как южане боролись с Вашингтоном.

Если говорить о средствах донесения государственной позиции в России, то телевидение занимает 80% информации, потребляемой обществом. Параллельно с этим стоит радио – правда, оно больше стало инструментом воздействия на тех, кто за рулем. Новостных радиостанций стало достаточно мало на рынке – интересно, что именно таксисты и их пассажиры больше слушают новости, а не музыку.

Интернет стоит на третьем месте и расширяет свои возможности – но, в отличие от телевидения, он дает возможность пользователю выбирать. Очень часто в Интернете ищут не то, что происходит в мире, а обращаются со своей конкретной проблемой (идут в «Одноклассники», «Вконтакте», Интернет-магазины, бэби-блоги) и там уже обсуждают то, что дал телевизор. Это связано с тем, что большинство наших обывателей не могут грамотно сформулировать поисковый запрос. Нужно понимать, что половина аудитории ищет «Одноклассники» через панель поиска «Яндекс».

Лучший способ отличать факты от пропаганды – не включать телевизор. Наше общество, в том числе и советское, научилось пропускать мимо ушей очень многое из того, что ему пытаются внушить. С другой стороны, есть определенные традиции и запросы, в первую очередь от телеаудитории. Человек всегда может переключить канал и никогда не включать новости – но он их включает. Значит то, что там происходит, его интересует, а подача для него приемлема.

У нас есть выбор, по крайней мере, в больших городах, – можно смотреть Euronews и подвергаться воздействию европейской пропаганды. Можно смотреть НТВ, «Дождь» и любой другой канал. Но так получается, что большинство выбирает «Первый», «Второй» каналы, НТВ – значит, им нравится те новости и шоу, которые там проходят. Это объяснимо – там дают понятные ответы на понятные вопросы, они соответствуют национальной идее. Сейчас мы стоим в классическом русле – виноваты враги за границей, это привычно и понятно. Но при этом телезритель понимает – конечно, внешние враги виноваты, но есть и внутренний враг. В первую очередь, тот, кто, сидя в правительстве, отправляет своих детей учиться за границу.

Москва, Софья Метелкина

Москва. Другие новости 10.07.15

Дмитрий Михайличенко: После Крыма реализуется «супертехнология Путина». Большинство в России стали пассивными реципиентами готовых идеологем. / Андрей Коваленко: «Кремлевская пропаганда» лучше, чем пропаганда олигархов. Главный акцент в информтехнологиях должен делаться на соцсетях. / Александр Шатилов: Мир перешел к жестким пропагандистским технологиям. «Диванные войска» сыграли немалую роль в противостоянии в Донбассе. Читать дальше

© 2015, РИА «Новый День»

В рубриках / Метки