российское информационное агентство 18+

Как на Урале нашли первую нефть

Подпишись на каналы
NewDayNews.ru

Вторник, 19 ноября 2019, 02:59 мск

Военная интервенция: способна ли венесуэльская армия сопротивляться

Президент США Дональд Трамп по-прежнему полон решимости организовать военную интервенцию в Венесуэлу для свержения Николаса Мадуро. В ответ глава официального Каракаса напомнил американским «ястребам» о Вьетнаме, тем самым дав понять, что сторонники действующего президента Венесуэлы будут с оружием в руках отстаивать независимость своей страны. Венесуэльская армия по-прежнему является фундаментом режима Чависта. Но так ли сильна армия и способна ли она и дальше обеспечивать относительное спокойствие в Каракасе?

Об этом в авторской колонке для РИА «Новый День» рассуждает политтехнолог, специалист по политическому PR и массовым коммуникациям на территории Ближнего Востока и Южного Кавказа Денис Коркодинов.

Накал страстей произошел, когда речь зашла о направлении в Венесуэлу гуманитарных грузов, которые, по мнению Хуана Гуаидо, жизненно необходимы рядовым гражданам. Николас Мадуро решительно сопротивляется этим попыткам, поскольку полагает, что под видом помощи оппозиция получает оружие, чтобы насильственным путем захватить власть в Каракасе.

Переломный момент в противостоянии сторон произошел 23 февраля 2019 года, когда гуманитарный конвой, состоящий из трёх грузовиков, попытался пересечь венесуэльско-колумбийскую границу. Тогда Хуан Гуаидо официально заявил, что с этого дня гуманитарные поставки в Венесуэлу будут бесперебойными и осуществляться практически каждый день. Видимо, самопровозглашенный лидер оппозиции надеялся, что простые венесуэльцы, едва завидев большие коробки с едой и медикаментами, не станут сопротивляться и откажутся от любых призывов Николаса Мадуро.

Но произошло все не так, как ожидали Хуан Гуаидо и его окружение: народ не стал массово переходить на сторону оппозиции, а военнослужащие Венесуэлы не стали массово дезертировать. Напротив, в Каракасе произошел всплеск патриотических настроений, позволяющий консолидировать сторонников Николаса Мадуро. В результате этого Хуан Гуаидо из опасений преследования был вынужден покинуть пределы Венесуэлы, тем самым, оставив местную оппозицию обезглавленной.

Это была тактическая победа официального Каракаса. И теперь, чем дольше Хуан Гуаидо будет находиться за границей, тем меньше у него шансов вновь возглавить венесуэльскую политическую оппозицию и начать новое наступление на режим Чависта. Разумеется, обещания оппозиционера начать бесперебойные поставки гуманитарной помощи так и остались нереализованными. Это вызвало разочарование даже среди сторонников Хуана Гуаидо, который, по их мнению, попросту солгал им, сбежав в Колумбию. Теперь время играет не в пользу самопровозглашенного президента Венесуэлы, а оппозиция пребывает в полной растерянности, не зная, что делать дальше.

Вместе с тем, пограничный конфликт между сторонниками и противниками государственного переворота в Каракасе вновь подчёркивает, что решающее слово в возникшем противостоянии до сих пор за венесуэльской армией. За нее борются и Хуан Гуаидо, и Николас Мадуро. На нее пытаются влиять посредством различных диверсионных групп, одну из которых возглавил морпех США венесуэльского происхождения Луис Медина. Ее боятся, в силу чего оппозиции не удалось в течение одного дня, как было запланировано, 23 января 2019 года свергнуть Николаса Мадуро.

В соответствии с официальной статистикой Министерства обороны Венесуэлы, вооруженные силы Боливарианской республики на данный момент насчитывают примерно 150 тысяч человек. Помимо прочего, общая численность Боливарианской народной милиции составляет около 50-100 тысяч человек, несмотря на то, что, по словам Николаса Мадуро, количество ополченцев в настоящее время достигает 2 миллионов человек.

Стоить отметить, что отряды народного ополчения используют, как правило, устаревшее оружие, включая винтовки системы Мосина XIX века, которое не может составлять конкуренцию современным видам вооружения, имеющегося у международной коалиции.

Кроме того, в состав вооруженных сил Венесуэлы входит и Национальная гвардия, выполняющая, как правило, функции по охране общественного порядка в местах массового скопления людей, а также обеспечение контроля за безопасностью улиц и дорог в стране. В настоящее время достаточно сложно определить точную численность гвардейцев, но, по мнению ряда источников, она может варьироваться от 95 до 150 тысяч человек.

Благодаря росту нефтяных доходов, правительству Уго Чавеса удалось вложить значительные средства в модернизацию армии Венесуэлы с помощью России и Китая. Так, Москва начала регулярные поставки современных моделей военной авиации, тяжёлой бронированной техники, включая танки и артиллерийские системы. Кульминацией российской помощи стала демонстрация в Каракасе (декабрь 2018 года) двух бомбардировщиков Ту-160, способных нести ядерное оружие. Само это явление весьма уникально, и связано с тем, что сами по себе такие бомбардировщики не представляют стратегической ценности, если они не укомплектованы ядерными зарядами. Однако тот факт, что Ту-160 всё-таки появились в Венесуэле, свидетельствует о том, что рано или поздно Россия планирует создать в Боливарианской республике запас ядерного оружия, которое гипотетически может быть использовано для нанесения ударов по целям потенциального противника.

Помимо прочего, Каракас смог приобрести у России истребители Су-30Мк2, способные составить реальную конкуренцию американским аналогам по целому ряду показателей: огневая мощь, маневренность и производительность. Вместе с тем, Москва организовала поставки зенитных ракетных комплексов и радаров китайского производства, тем самым создав над Венесуэлой надёжный противоракетный щит, которого нет ни одной другой страны Латинской Америки.

Тем не менее, несмотря на значительную модернизацию вооруженных сил Венесуэлы, эксперты сомневаются в том, что страна может похвастать военной мощью. Основная проблема, с которой не может справиться официальный Каракас – это обслуживание дорогостоящей военной техники. У Венесуэлы сейчас попросту нет средств, чтобы поддерживать обороноспособность страны в «рабочем состоянии». Так, в морском порту Пуэрто-Кабельо и авиабазе Ла-Карлота современные суда и самолёты в большинстве своем попросту ржавеют, и нет надежд их привести в надлежащий вид в ближайшей перспективе. Такая же проблема актуальна и для транспортных вертолетов французского производства «Super Puma», а также американских истребителей «F-16», находящихся на вооружении Венесуэлы. Эта техника стремительно ломается, и починить ее в настоящих условиях практически невозможно. Между тем, китайцы и русские не спешат взять на себя обязательства по техническому обслуживанию вооружения официального Каракаса, поскольку сейчас режиму Чависта нечем платить даже за косметический ремонт.

Разумеется, определенные надежды могут быть возложены на строительство оружейного завода Калашникова. И российская сторона как бы гарантировала то, что строительство будет завершено в 2019 году. Но это лишь призрачная надежда, так как Москва не имеет четких представлений о том, кому же этот завод достанется впоследствии в Венесуэле и сможет ли Николас Мадуро расплатиться за него.

Когда произошел государственный переворот, действующий президент страны в первую очередь обратился за помощью к собственной армии. И, несмотря на большие проблемы в вооруженных силах, армия встала на защиту Николаса Мадуро. В этом был главный просчет зачинщиков военного мятежа: оппозиция под эгидой США полагала, что военнослужащие страдающие от нищеты, наркотиков и коррупции, сразу же повально начнут дезертировать, оставив режим Чависта без поддержки.

Дезертиры в Венесуэле, конечно, были и продолжают быть, но их количество всё ещё незначительно. И ключевые рода войск по-прежнему в руках Модуро. Дело в том, что, начиная с Уго Чавеса, Каракас стремительно приобрел черты военного государства, где армия является фундаментом. Военные контролируют абсолютно все в Венесуэле: от публичных домов, дорог и гостиниц до промышленных предприятий, бизнес-центров, строительных площадок и нефтяных скважин. Поэтому, если они вдруг внезапно пойдут против Николаса Мадуро, они рискуют потерять все доходы, тогда как при Хуане Гуаидо, если вдруг он получит верховную власть, придется заново договариваться о привилегиях. Это большой риск. И на этот риск могут пойти только те, кто ничем не обладает в Венесуэле: преимущественно речь идёт о военнослужащих самого низкого звена в армейской иерархии. Но они ни на что не влияют. И их дезертирство вряд ли способно изменить ситуацию в стране.

Поэтому, если Вашингтон все же организует военное вторжение в Венесуэлу, режим Чависта сможет дать солидный отпор. В конце концов, высокопоставленные военнослужащие, верные Николасу Мадуро, внезапно могут открыть свои кошельки, и начать покупать наемников, ничуть не хуже, чем у их противников. Для сохранения своих привилегий офицеры армии Венесуэлы пойдут на любые жертвы, даже если для этого придется похоронить половину населения страны. Это хорошо понимают в США, а потому не спешат с военной интервенцией. Задача американцев на данном этапе конфликта – деморализовать венесуэльскую армию, но на это нужно много времени.

Москва, Денис Коркодинов

Москва. Другие новости 27.02.19

Правительство России нашло способ достижения всеобщего счастья. Спецпроект РИА Новый День «Экономика для чайников». / Медведев потребовал от регионов отказаться от мусорных нормативов и переходить на «факт». Почему из этого ничего не выйдет. Авторская колонка корреспондента «Нового Дня» Катерины Норсеевой. / Паря с закрытыми глазами. Спецпроект РИА Новый День «Политика для чайников». Читать дальше

© 2019, РИА «Новый День»

Подписывайтесь на каналы
Яндекс НовостиЯндекс Дзен YouTube

В рубриках / Метки