российское информационное агентство 18+

Расследования "Нового Дня"

Подпишись на каналы
NewDayNews.ru

Пятница, 23 августа 2019, 14:08 мск

Эхо 90-х еще «аукается»: известный экономист Игорь Николаев о «развитии» России

Фото: kupavna.su

Шоковые 90-е в России, эхо которых ощущается до сих пор, стали результатом не только и не столько ошибок младореформаторов, считает известный экономист, директор Института стратегического анализа ФБК Игорь Николаев. В интервью РИА «Новый День» в рамках спецпроекта «Назад в 90-е» эксперт отметил, что изменить вектор реформ было невозможно. Однако в результате, по его оценке, Россия получила «косоватую» и «кривоватую» рыночную экономику, хотя за нынешнее состояние страны уже в большей степени ответственны те, кто сейчас находится «у руля».

Неизбежный распад СССР и движение к капитализму

СССР развалился не только по экономическим причинам, но и, безусловно, по политическим (скорее – геополитическим). С конца 80-х годов XX века в разных регионах СССР стали вспыхивать очень острые конфликты, зачастую с кровопролитием: Карабах и Сумгаит, Фергана, Сухуми, Тбилиси, Баку и др. Они имели национальные, межэтнические и прочие причины. Развернулось движение республик за большую самостоятельность и даже экономический суверенитет, родилось такое понятие как «республиканский хозрасчет». В конечном итоге это разрушало хозяйственные связи в стране, что еще больше усугубило экономическую ситуацию. Получался замкнутый круг: трудности в экономике стимулировали обострение политической обстановки, а последнее, в свою очередь, крайне плохо влияло на экономику.

В результате так и не успели подписать новый Союзный договор. Попытка переворота со стороны ГКЧП в августе 1991 года мощнейшим образом простимулировала окончательный развал СССР.

С 1987 года можно уже было совершенно точно утверждать, что движение в сторону капитализма началось. Но, справедливо было бы даже говорить и о 1985 годе – годе начала «Перестройки». Ведь «Перестройка» началась с провозглашения необходимости гласности и ускорения. Но ускорение в экономике, как очень быстро выяснилось, было невозможно без радикальных экономических преобразований. Последнее означало ни что иное, как становление рыночной, читай – капиталистической экономики.

Изменить вектор реформ – от плановой экономики к рыночной – было уже невозможно. Экономика к рубежу 80-90-х годов прошлого века дошла, что называется, «до ручки», точнее до пустых прилавков. Надо было что-то делать, и альтернатива здесь была уже одна – рыночная экономика.

Вот если бы не было «Перестройки», то, возможно, система бы еще просуществовала десятилетие – другое (опыт той же КНДР подтверждает это), но потом бы все равно пришлось внедрять рыночные механизмы. Кстати, в упомянутой КНДР такие процессы начались и уже достаточно активно идут.

Глубочайший кризис 90-х и «мессианство» реформаторов

Никто специально кризис не организовывал, но и никакой фатальности в глубочайшем кризисе 90-х годов не было. Так что это действительно не фатальные, но очень серьезные ошибки и просчеты. И категорически неправильно всю вину за эти тяжелейшие годы возлагать на младореформаторов. Им, во многом, пришлось разгребать груз ошибок прошлых лет и со стороны союзных властей, и со стороны тогда еще властей РСФСР.

Безусловно, чрезвычайно затянули решение вопроса с либерализацией цен. Это не младореформаторы затянули, это те, кто были до них, кто не решали вовремя самые насущные вопросы. В результате, что касается цен, сформировался мощнейший «инфляционный навес», который обрушился в первый год либерализации цен. На нее младореформаторы просто уже не могли не пойти. Результат: инфляции в 2500% (!) в 1992 году.

А вот дефолт августа 1998 года – это была уже «заслуга» младореформаторов, которые если коротко говорить, просто «заигрались» в пирамиду ГКО (государственных казначейских обязательств). Что это было? Ошибка? Элементарная безответственность? Что-то еще? Нет, они были достаточно компетентными людьми, но излишней уверенности в собственной непогрешимости у них тоже хватало.

Младореформаторы почему-то слишком верили в свою исключительность, мессианство, если хотите. Отношение у них было примерно такое: мы предназначены для этого, мы сделаем это, чтобы там ни говорили, а потомки оценят по заслугам.

Так вот, следует признать, спустя десятилетия, что потомки «почему-то» никак не могут, судя по результатам социологических опросов, оценить «по заслугам». Отношение у очень многих к 90-м годам остается негативным, тяжелым. И это отношение, кстати, начало формироваться еще тогда, что они не очень-то умели (или хотели) объясняться с людьми.

Так что, боюсь, надеяться на народную любовь в обозримом будущем младореформаторам не стоит. Справедливости ради следует признать, что огромную порцию негативного отношения к себе младореформаторы получают и совершенно незаслуженно. Сегодня российские власти нередко сравнивают нынешнее положение дел с «лихими 90-ми»: смотрите, мол, как хорошо сейчас, и как плохо было тогда. Это, надо признать, работает. Вот и «получают» младореформаторы не только за себя, но и за других.

«Приватизационный зигзаг»

Приватизация – это благо, уж коли мы решили строить рыночную экономику. Но это такое благо, которое можно превратить во зло, если приватизация грязная и несправедливая. Так вот в России как раз приватизация таковой и была. Причем во многом она была таковой, потому что у реформаторов 90-х годов было примерно такое отношение: первоначальное накопление капитала, пусть и через приватизацию, не может быть чистым, что называется, по определению. Отсюда, кстати, у них такое же отношение к тем же залоговым аукционам второй половины 90-х годов прошлого века. То есть отношение было такое: главное – отдать собственность в частные руки, пусть даже и совершенно несправедливо, а частная собственность заработает, цель оправдывает средства.

Не учли, кстати, что когда приватизация оценивается как «зло», то на долгие годы у людей формируется негативное отношение к частной собственности, к предпринимательству в целом. Наши нынешние проблемы в экономике – они и отсюда тоже.

Корни нынешних экономических проблем

Сейчас есть проблемы корнями из 90-х. Это, в том числе, не очень хорошее отношение людей к предпринимателям, и к предпринимательству в целом. Однако, конечно, не ими, в первую очередь, объясняются нынешние трудности.

Безусловно, за прошедшие два десятилетия можно было сделать так, что уровень социально-экономического развития страны был бы гораздо выше. Особенно если учесть триллионы нефтедолларов, которые страна получила уже в 21 веке.

А санкции и антисанкции, которые оказывают мощнейшее сдерживающее влияние на развитие нашей страны? – Ну, уж это-то точно не заслуга младореформаторов.

За последние 10 лет, с 2009 по 2018 годы включительно экономика страны выросла всего лишь на 8,7%. На 8,7%! – Да мы за один год должны прирастить на такую величину, а тут за десять.

Повторюсь, есть проблемы, корни которых из 90-х годов, но ответственность за неудовлетворительные результаты социально-экономического развития страны лежит, конечно же, на тех, кто сегодня находится «у руля».

Перспективы новой «шоковой терапии»

Никакой необходимости в новой «шоковой» терапии сегодня нет. Надо просто работать: не повышать, а снижать налоговую нагрузку; не повышать пенсионный возраст; в разы повышать эффективность использования бюджетных средств и пр.

И еще, очень важно: надо решать проблему с санкциями. С санкциями, оказалось, жить можно, а вот развиваться нельзя. Нам же необходимо именно развитие.

К сожалению, в 90-х «шок» был неизбежен, потому что все было слишком запущенно к тому моменту. Сегодня рыночная экономика уже построена. Да, кстати, она не совсем совершенная, такая, знаете ли, косоватая и кривоватая. Ну, так пользуйтесь тем, что младореформаторы в свое время сделали решительный шаг к этой рыночной экономике.

Сегодня вполне можно обойтись без «шока», вполне. Для нашей страны и одного шока 90-х на долгие-долгие годы хватит.

Москва, Мария Вяткина

Москва. Другие новости 27.05.19

«Либеральная секта»: Анатолий Вассерман назвал главные просчеты российских реформаторов 90-х. / Страна невыученных уроков: экономика России движется по пути позднего СССР. / Грозы мая: первый крымский референдум, старт рыночной экономики, импичмент и «не так сели…». Читать дальше

© 2019, РИА «Новый День»

В рубриках / Метки