российское информационное агентство 18+

Подпишись на каналы
NewDayNews.ru

Понедельник, 14 июня 2021, 12:51 мск

Новости, Кратко, Популярное, Интервью, Экспертиза, Спецпроекты

Военные слова мирного назначения. Спецпроект РИА «Новый День» Язычник

Лексика русского языка, как, впрочем, и словари немецкого, французского и английского языков в XX веке, сильно « пополнилась» военными словами – так на жизнь наций повлияли две мировые и множество локальных войн.

В русском многие «фронтовые» слова мы используем и сегодня, другие – стали историей.

Язычник вместе с филологом Эммой Прусс решили разобраться, что откуда взялось.

«Не все лексемы, которые нынешние поколения ассоциируют с Великой Отечественной, были рождены той войной. Некоторые «достались в наследство» от Первой мировой, а другие изменили или дополнили семантику в связи с новыми военными реалиями, усилением роли авиации, подводного флота и танковых войск.

Например, в «Словаре военных терминов» В.И. Муромского, изданного в 1914-м году, укрепление «ежи» – это всего лишь «3 кола, связанные колючей проволокой», а «десант» – «перевезенные морем и высаженные на территорию противника сухопутные войска». А во Второй мировой ежи стали противотанковыми сварными конструкциями, а десант забрасывали с самолетов.

Великая Отечественная дала новые названия всевозможным новым маневрам обхвата и окружения противника – «клещи», «кольцо», «котел», «мешок», «подкова», «тиски».

До лета 1941-го у этих слов было исключительно « штатское» назначение.

Но поскольку стратегия немецкого блицкрига состояла в том, чтобы прорваться в советские тылы на большую глубину, нарушая линии снабжения и связи, потребовались и новые определения этих действий и их последствий. Аналогичные термины потом описывали и действия наших войск.

Похожим образом на «военную» службу попали «политическое» слово « голосовать» и зоо- монетный «пятачок». Известный советский лингвист Федот Филин – политрук Великой Отечественной, отмечал, что осенью 1941 года на Ленинградском фронте впервые услышал глагол «голосовать» в значении «останавливать попутную машину». В довоенных словарях «пятачок» означало только монетку или свиное рыло. Дополнительное, рожденное героической обороной небольших плацдармов («Невский пятачок») значение лексемы, официально было зафиксировано в 1952 году – во втором издании словаря Ожегова: «маленькая круглая площадка, а также вообще тесное, ограниченное пространство».

Но есть ситуации – ровно наоборот, когда современные «штатские» слова неизвестны нынешним пользователям в «военном» значении. Так, «монитор» (лат.) в терминологии флота – бронированный военный корабль с башней для орудий, предназначаемый главным образом для обстрела береговых батарей. При определении первоначального значения данного слова лексикографы придерживаются разных мнений. Даль полагает, что название кораблю дано от ящерицы «монитор», будто бы «предваряющей о близости крокодила». Ушаков лишь отмечает, что «название взято по имени первого судна этого типа, сооруженного в Америке в 60-х годах XIX века».

Были у Великой Отечественной и лингвотрофеи.

Только полный профан не знает, что служащие «вспомогательной полиции» на оккупированных землях, завербованные из местных жителей, носили нарукавную повязку с надписью Polizei («Полиция»). Устное народное словотворчество припечатало их пренебрежительным названием «полицай». Хотя «полицейский» по-немецки – «полицист» (Polizist).

Слово «ас» в новой ( и привычной до сих пор) семантике – тоже заимствование из немецкого языка (в который оно, в свою очередь, попало из французского). Сначала (ещё с Первой Мировой) так французские пилоты называли удачливых фашистских летчиков. В первый год Великой Отечественной так немецких пилотов стали «обзывать» и в СССР. Постепенно слово утратило негативную окраску и где-то с конца 1942 года лексему стали использовать для обозначения советских истребителей.

9 Мая – повод вспомнить и ныне забытые, но весьма точные, ироничные и колоритные идиомы той войны:

«Бабушкин аттестат» – так солдаты называли продовольствие, которое самостоятельно раздобыли в деревне. В романе Виктора Астафьева «Прокляты и убиты» (1992) во время отступления служба снабжения отстала, и солдаты перешли «на «бабушкин аттестат», стало быть, рвали где, кто и чего может».

«Катюша» – не только «народное» наименование боевой машины реактивной артиллерии, так фронтовики – по аналогии с оружием – стали называть самодельную зажигалку или коптилку из фитиля в патронной гильзе и кремня с кресалом. От неё прикуривают герои повести Виктора Курочкина «На войне как на войне» (1965): «Катюша» у Бянкина была превосходная, от одной искры срабатывала».

«Устроить пафос». Выражение из словаря пулеметчиков, бронебойщиков – «провести разгромный обстрел». Выражение приводится в книге «Лексико-стилистические процессы в русском языке периода Великой Отечественной войны» (1985) Александра Кожина – доктора филологических наук, фронтового гвардии майора.

«Кочерга» – меткое второе «имя» противотанкового ружья. В книге Леонида Верникова «Ранняя зрелость» (1976) речь идет о первых годах войны, когда «в дефиците была даже «кочерга», как солдаты называли противотанковые ружья».

«Рама» («очки», «ворота», «фриц с оглоблями») – прозвище немецкого тактического разведывательного самолета Focke-Wulf Fw 189 с двойным фюзеляжем. «Рама» было также популярным ерническим восклицанием при виде женщины (исследователи полагают, что грубый фронтовой мужской глаз ассоциировал с этой фюзеляжной конструкцией женскую грудь) . В книге Светланы Алексиевич «У войны не женское лицо » (1984) есть рассказ Апполины Лицкевич-Байрак (которая в 21 год командовала взводом саперов) о том, как однажды, при встрече, незнакомый артиллерист «закричал: «Воздух! Рама!» Я подняла голову. Никакого самолета не обнаруживаю».

А когда ее подчиненный – дал «шутнику» оплеуху: «я узнала, какое это обидное было слово для женщины. Что-то типа шлюхи».

«Сабантуй» – фронтовой сленг для обозначения боевых действия. Исходное значение, конечно, – национальный праздник у татар и башкир. В поэме «Василий Теркин» (1942, глава «На привале») герой называет «малым сабантуем» бомбежку, «средним» – минометный обстрел, а «главным сабантуем» – танковую атаку. Твардовский объяснял, что услышал это слово осенью 41-го под Полтавой и оно означало «и ложное намерение противника на каком-нибудь участке, и действительную угрозу с его стороны, и нашу готовность устроить ему угощение». Слово в «военном» значении встречалось и у других писателей-фронтовиков: Виктора Некрасова («В окопах Сталинграда», 1946), Григория Бакланова («Пядь земли», 1959).

И, напоследок, об этимологии главного слова любой войны и «фронтового» кода Челябинска – известного во всем мире Танкограда.

«Солдат» – имеет латинские корни. В Италии так называли воинов-наёмников, получавших жалование за военную службу. Слово известно примерно с 1250-х годов. Произошло от названия монеты солид, которой платилось жалованье римским Воинам времён Септимия Севера. Воины эти назывались Solidarius; отсюда (по Фасмеру и никто версию не оспаривает) произошел и немецкий Soldat или голландский soldaat, а французский soldat – из итальянского soldato от soldare – «нанимать».

В России лексема распространена с 30-х годов XVII века в полках «нового строя». С начала XVIII века рекруты, прослужившие установленный срок, получали звание (чин) – солдат. После 1917 года и до 1945 года эти воины назывались военнослужащими рядового состава или красноармейцами, а с 1946-го – солдатами.

Танк – в русском это английское заимствование. В английском языке слово известно с 1610-х годов, имело «ландшафтную» и водную семантику – так называли и запасённую в резервуаре воду, и пруд. Англосаксы заимствовали это слово из португальского. Но корни слова куда более древние – индийские. Лингвисты полагают, что ниточка тянется из санскрита (tadaga-m «пруд»), в других индийских версиях: гуджарати – tankh, маратхи tanken, tanka – «резервуар с водой».

Современное значение слова – «бронированный автомобиль на гусеничном ходу, вооружённый орудиями и пулемётами, способный двигаться по пересечённой местности без дорог» используется с 1915 года, правда, в Первую Мировую первые английские танки имели значение короче – «боевая бронированная машина». Кстати, до этого момента, приблизительно с 1902-го года, у «танка» была общая семантика со всеми авто – «топливный бак». Собственно, и название для этой военной техники английской разведслужбой было предложено частично из секретных соображений – как кодовое обозначение. Когда первые танки уж прибыли на фронт, британские контрразведчики пустили слух, что пришла всего лишь партия цистерн.

Исходя из всей этой запутанной линсгвоистории, Язычник, хоть и успокоен, что,

по-прежнему, «броня крепка и танки наши быстры», но, отчасти, в силу своей гуманитарной специфики, отчасти, потому что имя означает некое единение с силами природы, не теряет надежды, что согласно неким гармоничным процессам круговорота самых разнообразных процессов (и словообразования, в том числе), когда-нибудь человечество изменит образ мысли и систему ценностей, и тогда солдат опять станет всего лишь красивой монеткой. А танк вернется к своему мирному санскритскому прошлому и превратится в дивный пруд или резервуар, где будет храниться запас чистой воды в пасторально-экологичном мире…»

Москва, Эмма Прусс

Москва. Другие новости 09.05.21

Длинные праздники: в правительстве РФ отказались делать майские выходные затяжными каждый год. / Суточная заболеваемость коронавирусом в России снова подросла. / «Старшие командиры…» Свидетельство фронтовика. Читать дальше

Отправляйте свои новости, фото и видео на наш Whatsapp +7 (901) 454-34-42

© 2021, РИА «Новый День»

Подписывайтесь на каналы
Яндекс НовостиЯндекс Дзен YouTube

В рубриках / Метки