российское информационное агентство 18+

Подпишись на каналы
NewDayNews.ru

Воскресенье, 25 июля 2021, 09:38 мск

Новости, Кратко, Популярное, Анонсы, Интервью, Слухи, Видео, Рабкрин, Уикенд

Архив
«Стучи или сиди». Разбираем очевидные нестыковки второго дела МУГИСО и кто за ним стоит

После перерыва на мундиаль в Кировском суде Екатеринбурга возобновились слушания по делу директора департамента рекламы МУГИСО Игоря Разунина, обвиняемого в получении взятки. Свидетелями на допрос со стороны обвинения вызваны действующие сотрудники свердловского министерства госимущества.

Напомним, с января 2016 года областное правительство в лице МУГИСО стало главным регулятором рынка наружной рекламы в Екатеринбурге, разработав в июле того же года новую концепцию размещения конструкций, сократившую их количество. По версии следствия, участники преступной группы при помощи взяток начальнику департамента рекламы МУГИСО Игорю Разунину сохраняли подлежащие ликвидации незаконные рекламные конструкции.

Разунин – был задержан в конце декабря 2016 года по обвинению в получении взятки и помещен под домашний арест. На заседаниях, которые проходят в Кировском районном суде, уже допросили главных участников схемы и свидетелей. Оглашено обвинительное заключение. Наш корреспондент, побывавший на заседаниях, обнаружил в громком деле «пятерку» удивительных нестыковок.

Нестыковка №1

Кроме получения той взятки в 160 тысяч рублей мечеными купюрами Разунин обвиняется еще и в систематическом вымогательстве мзды якобы за покровительство рекламным фирмам в сохранении подлежащих ликвидации конструкций. Главным свидетелем обвинения на процессе выступил его бывший друг Кирилл Панкратов, попросивший закрыть процесс для прессы. Уточним, что Панкратов, которого с Разуниным связывает десятилетие дружбы, сам проходил обвиняемым по этому делу, но пошел на сделку со следствием, дав против друга показания и переметнувшись в свидетели со стороны обвинения.

На суде он выдвинул туманную версию, будто якобы в интересах Разунина совместно с подельником (Михаилом Кондрущенковым) обложил данью мелкие рекламные фирмы в обмен на спасение принадлежащих им билбордов от ликвидации. Таскать каштаны из огня своими руками было слишком горячо и глупо, поэтому, по словам свидетеля, он и привлек в сообщники своего друга Кондрущенкова, промышляющего подрядами на строительство частных домов.

Процесс передачи взяток Кондрущенков описал суду настолько витиеватым способом, что поверг слушателей в замешательство. Оказалось, что рекламщики отправляли «взятки» вовсе не Разунину, а на банковские карты неких гастарбайтеров Кадырова и Ермакова, которые тратили деньги по своему усмотрению – то ли на гонорары, то ли на стройматериалы. Домостроителя Кондрущенкова это не особо интересовало, как не интересовало, видимо, и самих взяткодателей. При этом якобы «чистые» деньги он снимал со своего счета и, переложив то ли в конверт, то ли в пакет, отдавал Панкратову, но для каких целей – не знает, с Разуниным не знаком и о том, что деньги предназначались ему – ведать не ведал. Признаваясь на суде в своей пособнической роли, его патрон Панкратов тоже заявил, что якобы понятия не имел о содержимом пакетов и конвертов, и отказался вспоминать, когда и при каких обстоятельствах передавал их «мздоимцу».

Адвокат Разунина Константин Виленский недоумевает, насколько правомерно считать взяткой такую странную технологию, особенно если сам Панкратов не помнит, когда он передавал конверты-пакеты и не знает, что в них было. «Панкратов утверждает, что понятия не имеет, что находилось в тех якобы конвертах. Ну а если в них были почтовые открытки или они вообще были пустыми – это что, повод, чтобы упрятать человека за решетку? Все, что в показаниях Панкратова может показаться более-менее существенным, так это тщеславные грёзы нищеброда о создании собственного рекламного агентства. Мечтать не вредно».

Нестыковка №2

Ни один из ключевых свидетелей обвинения (Панкратов, Кондрущенков, Хайралиев, Ишмухаметов) не признался, что заявление о возбуждении дела о взяточничестве было написано в один день в одном месте под диктовку одного следователя накануне задержания Разунина. Панкратов пошел дальше и под протокол заявил суду, что написал заявление уже после того, как Разунин был задержан оперативниками УФСБ: «Я узнал об аресте из СМИ и впал в шок. Типа Разунин предал и занялся взятками помимо меня, и я испугался». На уточняющий вопрос Виленского о том, сообщения каких СМИ побудили Панкратова написать заявление, тот ничего вразумительного пояснить не смог. И это естественно, поскольку все было с точностью до наоборот: заявление было написано накануне задержания Разунина, состоявшегося 22 декабря 2016 года, отмечает адвокат.

Кроме того, для классических посредников это покажется странно, но ни Панкратов, ни Кондрущенков комиссионных со взяток себе не брали и даже процент за обналичку оплачивали из своего кармана. Якобы по доброте души и наивности.

Еще менее вразумительными оказались показания на допросе того самого якобы «крышуемого» Разуниным взяткодателя Минниахметова, отказавшегося на суде вспоминать, где когда и как оформлялась передача ему меченых купюр для роковой взятки: «Не помню на самом деле. Вот как в тумане все, не могу вам точно сказать, боюсь соврать, неправильный ответ произнести».

Забавно, что после публикаций в СМИ на тему провалов в памяти у главных участников обвинения, все следующие свидетели вдруг обзавелись адвокатами, помогающими забыть и вспомнить нужные прокуратуре фрагменты.

Нестыковка №3

К моменту ареста Разунина в СМИ вовсю полыхало куда более громкое дело МУГИСО, в ходе которого была арестована верхушка ведомства во главе с министром и двумя заместителями, включая Константина Никанорова – бывшего следователя Четвертого управления по особо важным делам областного филиала Следственного комитета. Естественно, что опозоривший честь мундира взяточник пошел на сделку коллегами, с которыми когда-то работал в том же самом кабинете, и дал обвинительные показания против Разунина. На суде уволенный из МУГИСО арестант Никаноров признался, что именно он в сентябре 2016 года написал в региональное управление ФСБ заявление о проверке деятельности Разунина.

И тут в истории открывается интересный поворот. В ходе слушаний выяснилось, что у его жены – Ольги Никаноровой, руководившей областным фондом имущества (который и отвечал за демонтаж нелегальных рекламных конструкций), – тлел затяжной конфликт с Разуниным, устроившимся на работу в фонд по протекции другого замминистра МУГИСО, Артема Богачева.

Со слов Никанорова выходит, что суть конфликта заключалась якобы в поборах, которыми новоиспеченный чиновник Разунин в обход начальницы мгновенно обложил владельцев рекламных конструкций. «Жена часто рассказывала мне об этом. Слышал, что демонтаж рекламных перетяжек в городе он проводил как показательную акцию, чтобы побудить владельцев рекламных конструкций к взяткам, но конкретных фирм, условий и сумм я не знаю», – заявил Никаноров.

Между тем даже беглое изучение реестра госконтрактов на демонтаж нелегальных конструкций времен правления Ольги Никаноровой рисует совершенно иную картину. Некто Кабиров и Кудрявцев через свои фирмы «СтройМонтажСервис», «УралМонтажТехнологии-2», «Проектно-сметное бюро» и РТК «Консалт» получили от ГКУ СО «Фонд имущества Свердловской области» госконтракты на демонтаж на сумму 22 млн 56 тыс. 835 рублей, освоив более 90 % всего бюджета на демонтаж. Если копнуть чуть глубже, то бросается в глаза еще и двукратный рост стоимости единицы демонтажа – с 16 тысяч рублей в 2016 году (когда Разунин работал) до 32 тысяч рублей в 2017 году (когда Разунина уже заменили).

Дальше еще интереснее. Изучение персоналий основных участников схемы и их историй показывает, что один из крупных получателей госконтрактов, Максим Кудрявцев, связан с институтской подругой Никаноровой Еленой Суворовой – бывшей начальницей отдела рекламы МУГИСО, главной разработчицей новой концепции размещения рекламных конструкций, разделившей, по факту, рекламный рынок на легальную и нелегальную части.

Показательно, что писавшая на Разунина жалобы за оттяжки в принятии решений на демонтаж Суворова уволилась со службы и ушла на работу к этому самому Максиму Кудрявцеву, чьим давним партнером является ее собственный муж Михаил Суворов.

На суде Елена Суворова призналась в своей потенциальной причастности к аресту Разунина: «Я с самого начала контактировала с ФСБ и отчитывалась перед ними. Например, за двухкилометровую зону перед Центральным стадионом, чтобы вражеские снайперы не устраивали засады в билбордах».

Нестыковка №4

А вот крупнейшие представители рекламного рынка не смогли помочь обвинению.

«Если предположить, что Разунин и брал взятки, то покровительствовать он мог только существующим операторам наружной рекламы в городе – крупным владельцам рекламных конструкций. В результате принятой концепции оказалось, что многие щиты стоят не по регламенту, их надо сносить, но схемы еще не утверждены, аукционы не проведены. В такой ситуации надо договариваться об отсрочке сноса до времени, когда щиты можно будет переставить на новые – правильные – места», – говорит руководитель одной из крупнейших рекламных сетей Екатеринбурга.

Ни один из опрошенных представителей крупнейших рекламных сетей Екатеринбурга («Гэллэри сервис», «Дизайнмастер» и т.д.), чьи сети из-за своего масштаба подлежали сокращению в первую очередь, не смог припомнить ни одной попытки вымогательства чиновниками МУГИСО.

Нестыковка №5

Масла в огонь сомнений подливает адвокат Константин Виленский, заявляющий, что в момент ареста Разунина сотрудники УФСБ продемонстрировали ему на экране смартфона фотографию Михаила Кондрущенкова со словами «или дашь показания на Пьянкова, или он даст показания на тебя».

Кстати, по горячим следам после ареста Разунина о возможности провокаций высказался и исполняющий обязанности главы МУГИСО Сергей Зырянов: «Логики в даче взятки нет никакой. Уверяю вас, сотрудники чувствуют, под каким пристальным вниманием и контролем работает министерство после известных [арест Алексея Пьянкова] событий. Некоторые опасаются провокаций, и я, к сожалению, не могу исключить такую вероятность».

Учитывая, что торпедировал министерство своим заявлением именно арестант Никаноров, «силовая» версия происхождения дела Разунина представляется самой реальной. Во-первых, миллиардный оборот в сфере наружной рекламы одного только Екатеринбурга сам по себе является лакомым куском для контроля. Во-вторых, поскольку Разунин появился в министерстве по протекции ныне арестованного замминистра МУГИСО Артема Богачева, соблазн взять в оборот очередного свидетеля против министра у главных акторов операции по главному делу МУГИСО весьма велик.

Допросы свидетелей обвинения должны завершиться на этой неделе. Впереди – допросы свидетелей со стороны защиты. Пока полный список тех, кто будет привлечен в процесс, неизвестен. Но уже известно, что среди допрошенных будут и коллеги Разунина по министерству.

«Новый День» будет следить за развитием событий.

Екатеринбург, служба информации

Екатеринбург. Другие новости 30.08.18

Суд прекратил дело пенсионерки – «организатора» незаконного митинга. / Куйвашев распорядился повысить зарплату областным чиновникам после выборов. / Слух дня: Сбербанк начнет охоту на «обнальщиков» и «серых зарплатников» с октября. Слежка уже идет. Читать дальше

Отправляйте свои новости, фото и видео на наш Whatsapp +7 (901) 454-34-42

© 2018, РИА «Новый День»

Подписывайтесь на каналы
Яндекс НовостиЯндекс Дзен YouTube

В рубриках / Метки