российское информационное агентство 18+

(Не) стать самозанятым. Реальные истории.

Подпишись на каналы
NewDayNews.ru

Четверг, 27 февраля 2020, 13:09 мск

Новости, Кратко

Архив
Сергей Багапш «Новому Региону»: Моя жена, грузинка, еще больший сепаратист, чем я (ФОТО) «В Грузию мы не войдем больше никогда»

Поездка корреспондентов РИА «Новый Регион» на Южный Кавказ имела несколько целей: хотелось оценить перспективы информационного рынка и провести переговоры об открытии здесь представительства «НР», продегустировать местные чачу и вино, освежить воспоминания детства о прелестях Пицунды.

Во время путешествия по мандариновой республике как-то на удивление легко удалось договориться об интервью с президентом Абхазии Сергеем Багапшем. Единственная просьба, которая была озвучена президентским помощником Кристианом Бжанией перед официальной встречей, – «не приходить на интервью в шортах, майках и тапках». Во всем остальном абхазский лидер оказался демократом. Водитель, который вез корреспондентов из Гагры в Сухум, дополнил образ президента республики, сообщив, что «Багапша народ любит».

«Новый Регион»: Мы были в Абхазии 7 лет назад. И тогда поразились несоответствию царящей вокруг разрухи фантастическому горному пейзажу. Проехались по республике сейчас и поняли, что разруха никуда не делась. В ужасном состоянии коммунальное хозяйство. Вы, наверное, прикидывали, какой объем инвестиций поднимет регион из руин и превратит в мировой курорт?

Сергей Багапш: Ну вот цифры последних двух лет. В 2005 году мы получили инвестиций порядка $40 млн. В 2006 – $90 млн. и в этом году мы ожидаем порядка $200 млн. Я объясню за счет чего. За счет производства строительных материалов для олимпийского Сочи. Мы находимся рядом и все, что у нас есть, кирпич, цемент – все очень неплохого качества и вполне устраивает организаторов Олимпиады.

По поводу ужасного состояния коммуналки и коммуникаций…надо сказать, что 2-3 года назад было еще хуже. Но у меня правило, – никогда ничего плохого не говорить о предшественниках. Люди вышли из войны. До последнего момента мужчин в возрасте от 15 до 25 лет вообще не выпускали с территории Абхазии. Поднимать экономику в таких условиях архисложно. Я говорю со знанием дела, потому что с 98 года был премьер-министром республики.

(В этот момент звонит телефон. Из разговора становится понятно, что Багапш беседует с вице-спикером Госдумы РФ Сергеем Бабуриным. Речь, похоже, идет о совместном краткосрочном отдыхе в Пицунде.)

С.Б.: Сложно поднимать экономику в таких условиях: с одной стороны Грузия, с которой мы находимся в состоянии войны. С другой, – Российская Федерация прежнего формата, поддержавшая блокаду.

«НР»: Блокаду поддержал Ельцин?

С.Б.: Да. РФ пропускала грузы в ограниченном количестве и только по решению МИДа. Мы подавали список товаров, которые были необходимы для выживания населения республики. Впрочем, сегодня некоторые виды товаров тоже не пропускаются. Лекарственные препараты я просто так перевезти через границу не могу. Не говорю о психотропных… хотя у меня 103 человека с онкогологией. Я элементарные лекарства завезти не могу.

«НР»: И все-таки, сколько денег нужно на то, чтобы превратить Гагру, Пицунду в курорты мирового уровня?

С.Б.: Расчеты, конечно, какие-то были. Но я вам проще скажу. Нам война нанесла урон 13 млрд. долларов. Вот и рассчитывайте, сколько нужно для восстановления.

Кроме того, до войны и после нее коммунальное хозяйство Абхазии не приводилось в порядок. В итоге все начало гнить.

Сегодня я прекрасно понимаю, что сервис не тот. Это раньше советские люди приезжали в Пицунду и были рады, когда их поселяли в совковых номерах. Туалет в конце коридора, одна душевая на этаже. Сейчас человек хочет номер с кондиционером и удобствами. И он за это платит. Инфраструктуру поднять сложно. Но мы эту работу уже начали, и, я уверен, все быстро сделаем. Нам еще пару лет нужно и все будет нормально… (задумывается), всего тяжелее перестраивать человеческие души, которые после войны озлобились. Гораздо важнее, что здесь (показывает на лоб) и здесь (показывает на сердце). Для этого нужно времени гораздо больше, чем на то, чтобы построить дорогу, канализацию и водопровод провести.

Тормозит все состояние «ни войны, ни мира» с Грузией. Постоянные провокации, убийства наших людей. Нужно содержать армию. Маленькая республика, а надо вооружаться. Львиная доля наших доходов идет не на здравоохранение и социалку, не на учителей сельских школ, а на вооружение. Но не вооружать армию нельзя. Не будет армии – все остальное не понадобится.

Но, если мы подпишем с Грузией соглашение, если с нас, дай Бог, снимут санкции – мы разовьемся очень быстро. У нас достаточные ресурсы. Недавно в гостях были сингапурцы. Мне подарили книгу Ли Куан Ю – автора «сингапурского чуда». Я очень уважаю этого человека. Я внимательно познакомился с его философией. Но ведь он совершил свое чудо за 40 лет в условиях стабильного признанного государства! Мы последние 13 лет в состоянии войны и постоянных провокаций развиваемся не хуже…

Наш главный козырь заключается в том, что мы практически не трогаем сейчас частный сектор. Не облагаем его налогами. Не душим. Население должно подняться на туризме. Потом они сами начнут вкладывать деньги в качественный сервис. Устанавливать кондиционеры, душевые, начнут отстраиваться. Я решил, что лучше я потерплю, но сделаю задел на будущее. Хотя я теряю где-то 300 млн. рублей налогов по гагрско-пицундской зоне. Конечно, мне бы хотелось их взять и вложить во что-то. Соблазн огромный. Мне работать до следующих выборов 3 года. Я построю что-нибудь на эти деньги, и все скажут: ах какой красивый и умный у нас президент. Но я не пойду на это. И надеюсь, что расчет оправдается и через несколько лет эти недополученные деньги обернутся миллиардами.

«НР»: Нам показалось, что сегодня ситуация в республике вполне благоприятная для туризма.

С.Б.: Мы изо всех сил стараемся обеспечить безопасность каждого отдыхающего. Но представьте, как это сложно. Когда все население на 100% вооружено, и его нужно постоянно сдерживать. Я не хочу сравнивать ситуацию с нашими кавказскими соседями слева и справа, но отмечу, что у нас преступлений в разы меньше, чем там.

Преступность есть везде. Но в Абхазии любое преступление очень сильно звучит. Когда люди едут сюда, они подсознательно готовятся к тому, что здесь горячая точка. И не дай бог, чтобы их опасения подтвердились. Мы сразу потеряем туриста. При этом мы сознательно уходим от того, чтобы курортные улицы патрулировали люди в камуфляже. А вы поезжайте в любую цивилизованную страну. Там везде вооруженные люди в форме с собаками… это норма, здесь такого нет.

«НР»: Какой бизнес кроме российского представлен в Абхазии?

С.Б.: Украинский. Есть несколько предпринимателей, которые хотят начать работать, и мы ведем переговоры. Австрийцы, швейцарцы, чехи, очень настойчивы китайцы. Небольшой бизнес у Турции. Все компании здесь частные. По углю работают… по лесу, по рыбе, металл берут.

«НР»: Во время и сразу после выборов президента Абхазии вас позиционировали как прогрузинского политика

С.Б.: Как прогрузинского, как мафиози и убийцу. Говорили, что придет, построит Абхазию и стройными рядами уведет в Грузию. Намекали, что у меня жена грузинка, хотя, если честно, она сегодня еще больший сепаратист, чем я. Вспомнили, что я работал в Тбилиси, когда был в комсомоле. Играл за грузинскую сборную по баскетболу 5 лет… Ну и что из этого? Я говорил и буду говорить, что в Грузию мы не войдем больше никогда. Никакие переговоры, никакое давление самых влиятельных государств не заставит нас пойти на это. При этом я убежден, что грузины – нормальные люди, нормальная нация. На свете нет плохих наций, есть политики-негодяи. Которые могут с ума свести свой народ и свою нацию. Сегодня Грузия больная. И президент там видите, какой экстравагантный человек, шоумен…, но я не хочу грубые слова говорить.

Когда я сегодня говорю, что народ Абхазии проголосовал за независимость, я знаю, он хочет строить независимое государство рядом с Россией. В Абхазии стоят российские миротворцы, наши пенсионеры получают российскую пенсию, в Абхазии ходит российский рубль. К кому нам еще тянуться, на кого равняться?

Однажды мы с одним российским губернатором зашли в частный дом, а там большой телевизор висит. Транслируется Открытый Чемпионат Австралии по теннису. Мой помощник мне говорит: «Сергей Васильевич, наши проиграли». Губернатор удивленно поворачивается ко мне и спрашивает: а что, абхазцы тоже принимают участие в этом турнире? Я отвечаю, дескать, вы сейчас допустили большую политическую ошибку. Наши – это россияне. Мы себя не рассматриваем вне России.

«НР»: Чего не скажешь о России. На неформальном саммите СНГ в Санкт-Петербурге во время встречи Путина и Саакашвили российский лидер в очередной раз заявил о признании целостности Грузии

С.Б.: Я думаю, что это продуманное заявление российской стороны. Россия никогда не говорила ничего другого. Напротив, она всегда призывала все страны подходить очень осторожно к объявлению независимости.

Мы это здесь понимаем немножко по-другому. Россия прекрасно знает о своей исторической миссии: вокруг нее много стран, которые сегодня-завтра получат международное признание. И я считаю, что все сложится следующим образом. Вопрос по Косово перевели из Совбеза в контактную группу. В нее входят 6-7 основных стран, включая Россию. Все вопросы будут решаться путем голосования. Права наложения вето там нет ни у кого. В РФ понимают, что нравится России это или не нравится, но Косово получит независимость. У Российской Федерации развязываются руки. Она сохраняет хорошие отношения с сербами на Балканах и помогает получить независимость другим непризнанным государствам. Это правильная политика.

«НР»: Год назад в интервью «Новому Региону» российский политолог, замдиректора Института стран СНГ Владимир Жарихин высказал предположение о возможном размене между Грузией и Россией, в результате которого Южная и Северная Осетии объединятся, а Россия откажется от поддержки Абхазии. Сможет ли в этом случае Абхазия сохранить независимость?

С.Б.: Я бы хотел посмотреть на того политика, который пойдет на этот вариант и сдаст нас. Сегодня в Абхазии живет 90% граждан РФ. Мы участвуем в выборах Госдумы и президента России. Если у РФ есть большое желание, чтобы абхазов поработили грузины, и НАТО встало в пяти километрах от южной границы России, от летней столицы президента Путина, я даже не знаю, что сказать. Для меня очевидно, что в течение полутора лет Грузия вступит в НАТО, и Абхазия будет буфером между Северо-атлантическим блоком и Российской Федерацией.

Но даже если то, что говорит Жарихин, рассмотреть как реальность… Я скажу, – мы готовы воевать. Есть республики Северного Кавказа, которые в прошлые кампании оказали нам большую помощь, те же чеченцы воевали за нас, вы знаете. Есть миллионная диаспора абхазов в Турции и на Ближнем Востоке, они приедут сюда. Все всегда придут к нам на помощь. Я не спекулирую, такими вещами нельзя спекулировать, но мы готовы ко всему, у нас у самих 23-тысячная армия. И мы неплохо вооружены.

Но, на мой взгляд, реалии говорят о другом: сегодня никто ничего не сдает. США говорят, что у них есть интересы в Грузии, Киргизии, на Северном полюсе.. Мы находимся рядом с Россией, у РФ может, как у мощного государства, быть интерес в Абхазии, население которой тяготеет к России?

«НР»: Миллионная диаспора в Турции помогает Абхазии?

С.Б.: Диаспора общая абхазо-адыгская. И на помощь мы не рассчитываем, если честно. До последнего времени въехать в Абхазию из Турции было невозможно. Это мы уже просили МИД России сделать кратные визы, чтобы иностранцы могли сюда приезжать. Сейчас вроде проблему сняли. Есть другая, более сложная, – языковой барьер. Люди старшего поколения говорят по-турецки и плохо понимают родной абхазский язык. Это в Москву ты приехал и чувствуешь себя царьком. В Турции всем беженцам сразу меняют фамилии. У них одна национальность – турок. Если ты был Багапш из махаджиров, твою фамилию переведут на турецкий манер. Как она звучит, уже не помню.

«НР»: С кем из российских политиков вы находитесь в контакте?

С.Б.: Не хочу называть фамилии высоких людей, потому что им завтра Грузия начнет слать протесты. Но встречался я с очень многими, поверьте. (смеётся) К счастью, в России сегодня подготовленная команда. Все, что мы просим на взаимовыгодных условиях, все решается очень быстро. Я от души говорю. Россия стала страной, из которой уже не бегут народы. Наоборот, сегодня другие нации стремятся в РФ. Здесь есть экономический рост, есть отношение. Не деньги прельщают абхазцев, приднестровцев и осетин. У нас духовная близость. С кем жить и на кого опираться, решил не Багапш. Это решили наши деды и прадеды. Но то, что веками нарабатывалось, можно разрушить одним росчерком пера, чтобы восстановить доверие одного народа к другому, нужны столетия.

Я вот что скажу. Нам всем нужно учиться демократии. И Абхазии в первую очередь. Нельзя превращать выборы президента или парламента в противостояние народа. Заканчиваются выборы – все должны успокаиваться и начинать работать на государство, на народ. Президенты приходят и уходят, остаются их дела. И народ. Дай господь любому президенту понять одну вещь. Когда тебя избирают, надо приходить не править народом, а управлять им. Это очень тяжело. Вы посмотрите, как мы развиваемся, строим демократию. У нас есть независимая оппозиционная пресса, оппозиционные партии – то есть все атрибуты маленького, но независимого государства.

«НР»: Год назад в Сухум приезжал мэр Москвы Лужков, который публично признал независимость Абхазии и наделал много шума. После его визита в некоторых магазинах Москвы даже появилось вино «Букет Абхазии». Мы об этом написали, и оно опять пропало…

С.Б.: Лужкова можно упрекать в экстравагантности. Но я хочу посмотреть на того политика, который не экстравагантен. Вы видели встречу Путина с молодежью в Тверской области. Когда он, отвечая на вопрос, сказал, что это не мы должны конституцию менять, а англичанам мозги нужно поменять. Это сказал президент страны. И он прав. Когда Великобритания начинает вмешиваться во внутренние дела России, это ненормально.

Я ведь сказал, что понимаю, когда высшее руководство России начинает выступать за целостность Грузии. Почему-то это никого не смущает. А когда Лужков признает суверенитет Абхазии, поднимается шум. Почему то, что можно Косово, невозможно для Осетии, Приднестровья? Мы что, другого цвета кожи, другого сорта?

О нашей независимости говорят многие политики, не только Лужков или Бабурин. И что здесь такого? Это их мнение.

(Продолжает эмоционально) Мы были государством тогда, когда многие из тех, кто нас анализирует и осуждает в лесах бегали. У нас памятники Византии VI века здесь. Неужели такой народ не заслуживает независимости?

Мы никогда не были сердцем Грузии, а Косово является сердцем Сербии. Если сердце можно вырвать и все на это спокойно смотрят, потому что вырывают американцы, почему нельзя Абхазии? Если вы не хотели, чтобы это произошло, какого черта вы полезли сюда с войной? Мы предупреждали вас, грузин, хватит, остановитесь! В день начала войны в 1992 году в этом здании на втором этаже депутаты рассматривали вопрос о федеративных отношениях с Грузией!!!

«НР»: Абхазия была готова к этому?

С.Б.: Конечно. И после войны мы предлагали конфедеративное устройство, федеративное. Союзное государство, чтобы снять проблему, президент предлагал. На все был один ответ – нет. Мы строим унитарное государство, твердили грузины. Тогда мы ответили – стройте, и в 1999 году провели референдум. Народ выбрал независимость.

…Про вино «Букет Абхазии». Да, его изъяли из московских магазинов в связи с этими молдавско-грузинскими делами. Мы уже потерпели убытки на сумму более 20 млн. рублей. Стоит наш алкогольный завод, люди не получают заработную плату. Мы сейчас ведем переговоры. Просим, убеждаем, что не будем закупать виноматериал ни в Молдове, ни тем более в Грузии. Все купим в Краснодарском крае, только дайте нам работу. У нас хорошие вина, бренды еще с советского времени. Но очень тяжело все проходит. В некоторых вопросах нет понимания.

«НР»: Неделю назад мы встретились в Гагре с нашим другом Геной Пипией. Он родился в Очамчирском районе в местечке Ахали-Киндиги (новое абхазское название села – Кындыг – прим. «НР»). В 4 года мама увезла его из Абхазии. Связь с родственниками при этом не поддерживалась. И вот он решил посетить родные места. Мы с ним приехали в Киндиги, узнали, что все его близкие и соседи-мингрелы после войны сбежали в Грузию, бросили дома, хозяйство. Курортный район разрушен и находится в запустении. Вопрос в этой связи такой: когда планируется возвращение беженцев?

С.Б.: Мингрелы воевали на стороне грузин. Вы видели их разоренные села. Но в таком же состоянии были абхазские села. Это война. Пришли грузины, сожгли наши села. После этого абхазцы сожгли грузинские. Войну не нужно начинать. Потому что остановить её очень сложно. Но мы единственные из всех конфликтных территорий пошли на массовое возвращение. Посмотрите, в то же Косово вернулось 2,5 тысячи сербов. В Гальский район Абхазии вернулось 55 тыс. грузин!

Мы вернули такое количество людей сюда с тем, чтобы международное сообщество оценило наш жест доброй воли. Но нас опять неправильно поняли: если абхазы возвращают беженцев, значит с ними можно говорить о том, чтобы они вошли в состав Грузии. Вот такая ситуация возникла. И сейчас мы категорически против того, чтобы люди возвращались куда-то кроме Гальского района. Чтобы люди, которые держали оружие, которые воевали против нашего народа, возвращались. Наладится жизнь, будем возвращать дальше.

В настоящий момент люди из разоренных абхазских сел заняли грузинские дома. Возвращение грузин назад – новая стрельба и война. Мы за другой подход. За то, чтобы беженцам дали денег и возможность влиться в социальную жизнь Грузии. Они стали беженцами не по нашей вине.

«НР»: Сколько этнических грузин проживает сегодня в Абхазии?

С.Б.: 65 тысяч. Они устроены нормально. Проблемы им создают так называемые лесные братья, партизанские движения, которые запугивают провокациями и взрывами грузинское население.

«НР»: Тот же Гена Пипия рассказывал, что при пересечении российско-абхазской границы у него возникли проблемы со службой безопасности. Его заподозрили в шпионаже в пользу Грузии. В республике процветает шпиономания?

С.Б.: Да, мы опасаемся тех, кто приезжает в Абхазию с грузинской фамилией и российским паспортом. Но это не шпиономания. Мы знаем, что у нас творится в Гале, и на что способны грузины. До сих пор не найден председатель избирательной комиссии Гальского района. Грузины увезли главу администрации этого же района, потом, правда, отпустили.

Года 4 назад в Пицунде задержали человека со взрывным устройством. Хотел взорвать какой-то объект, но ему самому оторвало руки. Приехал из Грузии отдохнуть к бабушке, совсем еще молодой паренек. Мы себя настороженно чувствуем. Приедет сюда такой с сумочкой, устроит взрыв на рынке, и что мы потом будем делать с отдыхающими, которые нам доверились и приехали сюда?

Я вам больше скажу. Тот же ваш Гена Пипия, когда вы его спросите, как должна существовать Абхазия, скажет – только в составе Грузии. Он не скажет, что Абхазия должна быть независимым государством. Потому что в них, грузинах, это сидит. Их так воспитывали.

«НР»: Гена Пипия придерживается такого мнения: когда в Грузии появится адекватный президент, Абхазия спокойно может войти в её состав…

С.Б.: Вот видите, относясь к Гене Пипии наперед с уважением, я сразу понял, что в этом вопросе он будет ратовать за вхождение Абхазии в Грузию… Когда нас тут начали убивать, тот же Гена, родившийся в Абхазии, где у него друзья и соседи, могилы прадедов, должен был приехать и встать на защиту республики. Почему он её не защитил, если это была его земля? Наоборот, многие грузины, которые жили тут с нами по соседству, подняли оружие против нас. Конечно, были порядочные, отрицать нельзя. Были грузины, которые воевали на нашей стороне. У нас много героев Абхазии – грузин. Но в массе своей они нас предали.

Я помню, перед началом войны грузины пришли ко мне. Было неспокойное время. Я им сказал: соберите митинг на площади Ленина, встаньте, остановите эти войска. Скажите, – мы живем здесь и мы не дадим грабить и убивать людей. Они ответили мне: «Мы подумаем». Ушли и подумали. И ничего они не сделали. Почему? Я думаю, что душой каждый из них, живя здесь, – сердцем был там. Я никого не хочу обидеть. Просто у меня, как у абхазца, другого места нет. У Карабаха есть Армения, у Косово есть Сербия. У Южной Осетии есть Северная. У абхазцев никого нет. Есть братья на Северном Кавказе: адыги, карачаевцы, черкесы. Я с ними постоянно контачу. Ну и конечно Россия, на которую мы очень надеемся.

«НР»: Последний вопрос связан с покушением на премьер-министра Абхазии. В России многие считают, что подоплека нападения – экономическая.

С.Б.: У меня каждый вечер проходит заседание штаба в 20:00. Силовики докладывают. Не все можно озвучивать. Но задача поставлена жестко, я специально сказал – раскрыть покушение на премьер-министра в течение двух недель. И каждый будет отвечать своими погонами. Это архиважно сделать, чтобы подобное не повторялось. Я прекрасно понимаю, все через это прошли, везде был передел собственности. В России в 90-х годах убивали губернаторов. Но мы должны раскрыть это преступление. Найти того, кто его заказал. Личность заказчика меня интересует больше, чем личность того, кто стрелял. Я уверен, что это политический заказ.

Экономически не к чему прицепиться. Он сам не коммерсант. Но он жестко контролирует экономическую ситуацию. Могут быть обиженные, их много после выборов у нас осталось. Общество было разделено на два лагеря, была критическая ситуация, но мы из нее вышли. То, что не смогли сделать украинцы и киргизы, мы, я считаю, умно и достойно разрешили. И, если кто-то думает, что, решив вопрос с премьером, он изменит расклад сил в Абхазии, дестабилизирует ситуацию, он заблуждается. Мы найдем заказчика и накажем его. По-другому вопросы в Абхазии не решаются.

Ссылки по теме:

Виктор Черномырдин «Новому Региону»: у меня жена украинка, вредная >>>

Лужков сдержал слово? В московских магазинах свободно продается «Букет Абхазии» >>>

Столпотворение на российско-абхазской границе

В этот момент звонит телефон. Из разговора становится понятно, что Багапш беседует с вице-спикером Госдумы РФ Сергеем Бабуриным. Речь, похоже, идет о совместном краткосрочном отдыхе в Пицунде

За каждую сухумскую высотку шли кровопролитные бои. В некоторых квартирах до сих пор живут люди

Живут без воды и электричества

Ряд разрушенных зданий, возможно, скоро восстановят

А эту растрелянную в упор шестнадцатиэтажку, скорее всего, уже не восстановят никогда. Но и здесь живут люди

Сухумский вокзал, пямятный отпускникам старшего поколения. Поезда сюда не ходят

Боевой дух нации по-прежнему очень высок патриотический плакат в Новом Афоне

Мемориал у моста через реку Гумиста. Здесь погиб цвет абхазского народа

Екатеринбуржец, мингрел по национальности, Гена Пипия нашел в разоренном селении Ахали-Киндиги дом, где прошло его детство

И свой разрушенный детский сад

Русская тетя Матрена никуда не уехала. Она хорошо помнит русскую маму Гены Пипии

Сергей Багапш: «В настоящий момент люди из разоренных абхазских сёл заняли грузинские дома. Возвращение грузин назад – новая стрельба и война»

Сергей Багапш главному редактору РИА «Новый Регион» Юлии Шатовой: «Да, мы опасаемся тех, кто приезжает в Абхазию с грузинской фамилией и российским паспортом»

Пляж Пицунды – покой и умиротворение. Туристы из России не боятся ехать в Абхазию с детьми

А это – переполненный пляж соседнего Сочи

Сухум – Гагра – Москва, Александр Щетинин, Юлия Шатова

Сухум – Гагра – Москва. Другие новости 31.07.07

Президент Абхазии Сергей Багапш: «В Грузию мы не войдем больше никогда». / Верка Сердючка может получить 3% голосов на выборах в Верховную Раду. / Юрий Шухевич: за возможность воровать Янукович и Ющенко должны быть благодарны командиру ОУН-УПА. Читать дальше

© 2007, NR2.Ru, «Новый Регион», 2.0

Подписывайтесь на каналы
Яндекс НовостиЯндекс Дзен YouTube

В рубриках