российское информационное агентство 18+

Новый налог для самозанятых: нюансы и риски

Подпишись на каналы
NewDayNews.ru

Воскресенье, 20 января 2019, 16:37 мск

Разрыв договора РСМД: Вашингтон готов уйти в космос

Фото: Минобороны РФ

Договор об ограничении арсенала ракет средней и малой дальности (РСМД) давно вызывает большие вопросы о его адекватности. Тем не менее, разрыв этого соглашения может вновь актуализировать проблему космической гонки вооружений. Об этом в авторской колонке для РИА «Новый День» рассуждает политтехнолог, специалист по политическому PR и массовым коммуникациям на территории Ближнего Востока и Южного Кавказа Денис Коркодинов.

Адекватность договора об ограничении арсенала ракет средней и малой дальности (РСМД), заключённого между США и СССР 8 декабря 1987 года, давно вызывает споры в экспертной среде. Проблема в том, что с момента ратификации международного соглашения (01.06.1988 г.), ни одна из договаривающихся сторон не считала себя в достаточной мере обязанной неукоснительно следовать его нормам. И если администрация Белого дома сознательно вводила международную общественность в заблуждение, заявляя о «политике разрядки» в отношениях с Москвой, на самом же деле реализуя политику наращивания своих военных арсеналов, то советское руководство исходило, прежде всего, из осознания необходимости это делать в качестве ассиметричной меры реагирования. Однако на самом деле ни Москва, ни Вашингтон не были всецело заинтересованы ни в сдерживании производства наступательного вооружения, ни, тем более, в строгом исполнении договора о РСМД.

Стоит отметить, что в соответствии с условиями договора о РСМД к 1991 году ликвидации подлежали баллистические ракеты средней и малой дальности вместе с пусковыми установками для них. Так, со стороны СССР уничтожению подлежали ракеты средней дальности РСМ-10 (SS-20 по западной классификации), Р-12 (SS-4), Р-14 (SS-5), РК-55 (крылатая, наземного базирования), ОТР-22 «Темп-С» (SS-12) и ОТР-23 «Ока» (SS-23), тогда как со стороны США – «Pershing-1A», «Pershing-2» и BGM-109G (крылатая ракета «Tomahawk» наземного базирования). В общей сложности в ликвидационном списке было представлено 2692 единицы вооружения, из которых 1846 – приходилось на СССР и 846 – на США, соответственно.

Таким образом, уже из приведенных цифр очевидно, что соглашение о РСМД предусматривало уничтожение советской стороной почти в 2 раза больше ракет, чем американцами. Такие условия, безусловно, были заведомо необоснованными и направлены исключительно на значительное снижение военного потенциала Москвы, прежде всего. Между тем, незначительное сокращение объемов американского вооружения практически никак не сказалось на умалении обороноспособности США.

Этот дисбаланс не мог существовать долго. Тем более, потенциальные возможности ряда европейских стран и США обоснованно вызвали у России необходимость иметь адекватное оружие для их сдерживания. В частности, особую обеспокоенность Москвы вызывали планы Белого дома увеличить военное присутствие Североатлантического альянса в непосредственной близости от российских границ. К примеру, только в литовском городе Шауляй сосредоточена целая эскадрилья самолётов F-16, способных нести ядерное оружие. Их подлетное время от Шауляя до Смоленска и Москвы – всего 8-14 минут.

Подобный процесс наращивания объемов наступательного вооружения у границ России справедливо вызывает тревогу Москвы, которая вынуждена укреплять свою оборону за счёт разработки новых и усовершенствования старых видов оружия, в том числе и ракет средней и малой дальности. При таком раскладе договор о РСМД полностью утрачивает свою значимость, превратившись в ненужный рудимент советской истории. И уже в течение последних десяти лет лидеры военных и дипломатических ведомств России неоднократно заводили речь о возможном выходе из договора о ликвидации РСМД, как о реакции на перспективу размещения в Чехии, Польше, в некоторых странах Закавказья элементов третьего позиционного района американской системы ПРО, направленной против российских ядерных сил сдерживания.

В настоящее время основополагающие нормы соглашение о РСМД, так или иначе, не соблюдаются обеими договаривающимися сторонами, что ставит под сомнение актуальность некогда установленных ограничений. В частности, благодаря американскому участию, на территории Румынии были развернуты универсальные ракетные комплексы «Aegis Ashore», приспособленные для запуска не только противоракет, но и ударных крылатых ракет большой дальности. В свою очередь, «пионером» России по разработке современной наземной ракеты ДРСМД стала сверхзвуковая ракета «Кинжал», способная за считанные секунды достигать сверхзвуковой скорости и атаковать цели на расстоянии более 2000 километров, не проникая в зону противовоздушной обороны противника. При этом стоит подчеркнуть, что действия России, как правило, являются в качестве ответной реакции на действия США, и это, скорее, вынужденная российская мера, чем стремление к военной гегемонии.

Иначе говоря, если нам угрожают, мы не станем вставать в позу обиженного человека, уповая на милость Всевышнего. Россия понимает, что, по большей части, ее защищать некому, кроме нее самой, а потому, она вынуждена увеличивать свои запасы стратегического оружия. Это продиктовано исключительно целями обороны государства от потенциальной агрессии извне.

В силу этого, в условиях, когда Москва понимает, что ее международные партнёры не стремятся выполнять условия договоров, в том числе, о РСМД, то и она тоже не считает себя обязанной впредь придерживаться каких-либо ограничений.

Немаловажным будет отметить, что расторжение договора о РСМД позволяет Вашингтону уделить ключевое внимание возрождению проекта «Стратегической оборонной инициативы» («Strategic Defense Initiative») от 23.03.1983 г., позволяющего беспрепятственно проводить научные изыскания по применению направленной энергии в условиях космоса в военных целях. Этот проект, несмотря на то, что в информационных источниках, начиная с 1993 года, о нем почти нет никаких упоминаний, официально никогда не был отменен и продолжает реализовываться США вплоть до настоящего времени.

Следует отметить, что формально «Стратегическая оборонная инициатива» (проект «Звёздные войны») была направлена на разработку широкомасштабной системы противоракетной обороны с элементами космического базирования, исключающей или ограничивающей потенциальное поражение наземных и морских целей из космоса. Однако на самом деле речь идёт о развитии лазерных технологий в военных целях при условии размещения носителей лазерного оружия в космическом пространстве. Такая технология до сих пор является уникальной и опережающей темпы развития современной науки, но от этого не лишённая своей значимости, учитывая то, что США действительно стремятся реализовать проекты, направленные на создание «космического противоракетного щита». И отмена договора о РСМД всецело отвечает этим целям американской администрации.

«Strategic Defense Initiative» оказалась возможной благодаря президенту США Рональду Рейгану, который ещё в 1967 году, будучи губернатором штата Калифорния, совершил визит в Ливерморскую национальную лабораторию Лоуренса к физику Эдварду Таллеру. Выступление американского физика было посвящено использованию оружия с направленной энергией, куда можно отнести лазеры и микроволны. Согласно мнению ученого, такое оружие способно обезопасить США от ядерного удара. И именно этот довод сыграл решающую роль в зарождении проекта «Звездных войн».

Как уже было отмечено, этот проект никогда не был официально отменён и сначала был переименован президентом США Биллом Клинтоном «Организацию по противоракетной обороне» («BMDO»), а впоследствии в «Агентство национальной обороны» («NPA»), которое до сих пор существует и направлено на исследования в области космических технологий ПРО.

В этом проекте мог быть задействован и СССР. По крайней мере, ещё в конце 1988 года Рональд Рейган предлагал поделиться технологией «SDI» с Москвой. Позднее, в 1992 году, Джордж Буш-старший был намерен обсудить с Борисом Ельциным проект «Звездных войн». Но Москва весьма скептически отнеслась к американской инициативе. Впрочем, это не мешало Кремлю реализовывать собственные проекты по использованию космического пространства в военных целях. Не зря же прежнее наименование Военно-воздушных сил российского государства было изменено на «Военно-космические силы России». Это свидетельствует о том, что Москва ставит проблему использования космоса в качестве ключевого пункта национальной обороны. Поэтому если в результате отмены договора о РСМД произойдут какие-либо глобальные конфликты, то они непременно будут связаны и с космическим оружием, если к этому времени темпы научного развития станут опережать темпы развития современной геополитики. Но то, что такой процесс уже запущен, сомневаться не приходится.

Москва, Денис Коркодинов

Москва. Другие новости 07.12.18

Нон-фикшн. Невыдуманное святотатство. / ВИЧ/СПИД: История новогодней ночи одной журналистки. Авторская колонка корреспондента РИА «Новый День» Евгении Вирачевой. / Саморазрушение. Спецпроект РИА Новый День «Политика для чайников». Читать дальше

© 2018, РИА «Новый День»

В рубриках / Метки