российское информационное агентство 18+

Екатеринбург пережил месяц самоизоляции

Подпишись на каналы
NewDayNews.ru

Понедельник, 25 мая 2020, 17:24 мск

Новости, Кратко, Популярное, Анонсы, Экспертиза, Спецпроекты

О блогерках, уродках и прочих «феминитивках»… Спецпроект РИА Новый День «Язычник»

Давно собиралась «порастекаться мыслию по древу» относительно модных нынче феминитивов, тех, что все чаще появляются в соцсетях, блогах, проскальзывают в СМИ, да и в разговорной речи.

Чаще всего это слова, изобретенные то ли радикальными (но без языковой « чуйки» ) феминистками, то ли т.н. лже-суфражистками (из тех, кто хайпует на этой теме), то ли агрессивными сексистками: авторка, организаторка, членка, блогерка, режиссерка, президентка, операторка, менеджерка, экпертка, врачиня, онкологиня, педиатриня, докторица, прозайка, бухгалтерка, дирижёрка, прорабка, библиотекарка, парикмахерка,

и даже, о боги, – ребёнка, человечица, младеница…

В общем, вы уяснили, феминитивы – это «женские» названия профессий, а также слова женского рода, являющиеся альтернативой или парой аналогичным понятиям мужского рода.

Термин «феминитив» нелингвистический. Более того, вообще не «академический»: отсутствует даже в словарях иностранных слов. Его предложили и продвигают сторонники последовательного образования соответствующих парных слов в русском языке, одержимые идеей гендерного равенства, в том числе, и на уровне языка: почему мужской род в большинстве профессий принят по умолчанию, что за несправедливость?!?!

Восстановление справедливости и привело к появлению этих лингвистических уродцев, точнее, если следовать логике создателей – уродок.

На фоне полуграмотной речи многих русскоговорящих это явление кажется зловещим…

Впрочем, деградацией языка феминитивы полагают далеко не все (и уж, конечно, с этим не согласятся темпераментные особы, сатанеющие от самого существования такой языковой категории, как «мужской род»).

Есть мнение, что это социальный запрос: мол, существует непассивное движение суфражисток, что осознанно (или неосознанно) желает закрепить позиции в языке. Дескать, меняется общество – меняется и его язык.

Для лингвистики, кстати, это неплохо – ее вытаскивают в сферу говорящих (даже если они буровят невесть что) из пыльной кабинетно – научной изоляции (видать, синдром самоизоляции сказывается на моем изложении – уж, не обессудьте, запертую на карантин), обсуждая происходящие изменения довольно бурно. Это информповод, сходный, например, с недавней широкой дискуссией об употреблении предлогов в Украине и на Украине или заменой Башкирии на Башкортостан.

И явление это вовсе не новое, скорее регулярное, характерное для большинства языков,

где есть категория женского и мужского рода. В своё время и американские феминистки протестовали против названия профессии policeman, требуя называть женщин-полицейских policewoman. Наиболее радикальные активистки протестовали и против названия Manhattan: первая часть этого слова – Man (мужчина) оскорбляла их, как женщин.

В немецком языке проблема «пола» профессии решается, как правило, технично. И выглядит вполне эстетично. Если сам способ образования названия профессии в этом языке можно считать удобным и благозвучным. Но опять же – такова природа немецкого, когда для получения нового слова (не только профессии) объединяются два, а иногда и три слова: первое обозначает специализацию, второе слово даёт информацию о сфере деятельности.

И вот к этим, минимум двум, словам еще цепляют суффиксы -er и –erin, обозначая первым – профессионала – мужчину, вторым – даму. И в этом случае, по сравнению с неизменными для обоих родов русскими оператор, бухгалтер, монтёр – названия выглядят более «равными» в гендерном подходе:

Buchhalter/Buchhalterin – бухгалтер

Dolmetscher/Dolmetscherin – переводчик (устный).

Иногда прицепом к профессии идет не суффикс, а полноценное третье слово:

-mann – для мужского рода,

-frau – для женского:

Kameramann/Kamerafrau – оператор

Kaufmann/Kauffrau – предприниматель, коммерсант, торговец

Hotelfachmann/Hotelfachfrau – спец в сфере гостиничного бизнеса.

Это универсальный и проверенный временем способ – пусть кому-то он и кажется чересчур громоздким и прямолинейным ( как французам и англичанам, вечно пародирующим германскую морфологию и выдумывающим немецкие слова, якобы, состоящие из пяти абзацев) позволяет создать аналог тому же канцлеру – как канцлерин, что согласитесь куда благозвучнее «наших» президент – президентка, или советских названий первых лиц государств: председатель – председателька; секретарь – секретарка. Если вы скажете, что в данном случае, будет уместно «женские» названия заменить на председательша, секретарша, то я вам отвечу: русская языковая традиция в этом вопросе следует за французской. И об этом ниже…

Во французском языке, как и в русском, есть ряд существительных, обозначающие профессию, которые не имеют форму женского рода.

Françoise Sagan est l'auteur de beaucoup de romans, c'est un braillant écrivain.

Marguerite Yourcenar a été la première académicienne.

Галантные французские мужчины – писатели озаботились проблемой в своих произведениях – пытались образовать «женскую» форму ряда профессий, но не все их предложения признали языковой нормой. Речь идет о chirurgienne и professeuse (Вольтер), doctrice (Бальзак), autrice (Ретиф де ла Бретон), compostrice (Прудон), ministresse (Пруст) и т.п.

В большинстве случаев, существительные женского рода обозначающие профессию, французы образовывают согласно такому правилу:

форма мужского рода + е: avocate, enseignante

не меняют форму если в мужском роде слово оканчивается на –е: journaliste, biologiste, fleuriste

-er менятеся на- ière: romancière, boulangère, épicière

-on, -en (ien) меняется я на – onne, -enne (-ienne) : patronne, technicienne, informaticienne

-eur меняется на -euse : danseuse, vendeuse, serveuse

– teur менятеся на – trice : factrice, institutrice, actrice, dessinatrice

У существительного chanteur две формы женского рода: cantatrice (оперная), chanteuse(эстрадная).

Некоторые формы женского рода образовывались с помощью суффикса – esse:

doctoresse, poétesse, mairesse, maîtresse. Но! Сегодня эти формы не используется или сохранились в разговорной речи, за исключением maîtresse de maison.

Во французском не имеют женского рода почти все существительные касающиеся армии и строительства: charpentier, menuisier, soldat, colonel, а также policier, pompier.

В этом случае для обозначения женского рода часто используется слово femme: unefemmepolicier, unefemmecolonel, unefemmepompier.

Если женщина полковник, употребляется – madame le colonel , если президент – madame le président, министр- madame le minister

В Литературном языке, при отсутствии слова femme, сохраняется мужская форма артикля: Camille Claudel est un sculpteur brillant; Françoise Sagan est un auteur renommé.

В разговорном французском языке допускается артикль женского рода перед этими именами существительными: uneprofesser, uneingénieure, uneministre. Артикль женского рода часто используется с аббревиациями: la prof d'italien.

А вот квебекский офис французского языка рекомендует использовать формы женского рода при обозначении профессии: une auteure, une professeure, une docteure…

И это тоже можно принять за наличие феминитивов во французском, где, к слову, некоторые изначально «мужские профессии» все же имеют форму женского рода: uneréalisatrice, uneacadémicienne, uneambassadrice. Но, как правило, эти существительные обозначают жен мужчин занимающих соответствующую должность: madame la colonelle– le femme du colonel. Madame l'ambassadrice – la femme de l'ambassadeur.

Но если ambassadrice имеет два значения – и супруга посла, и должность дипломата, то la maréchale или la colonelle существуют только в значении жены маршала и полковника (по аналогии с «нашими» «полковничахами», «майоршами», «капитаншами», а еще – профессоршами, докторшами, инженершами и даже миллионершами – все эти слова обозначают жён соответствующих мужей – полковника, майора, капитана, профессора, доктора, инженера, миллионера, а не профессии этих дам).

Во французском некоторые профессии имеют две формы мужскую и женскую, но значения разные: une secrétaire– работает в офисе, un secrétaire – занимает высокую должность; un courier – известный кутюрье, une courière – заурядный кутюрье; le cuisinier – шеф-повар, une cuisinière – кухарка.

Некоторые существительные обозначающие профессию не могут иметь форму женского рода, так как это слово уже существует, но имеет другое значение и не обозначают профессию: médecine лекарство; врачебное средство, portière – дверца (автомобиля). Это схоже, к примеру, с русскими парами: пилот – но «женский» вариант ни в коем случае не пилотка (ибо так называется головной убор).

Что же касается нынешних попыток протащить в русский язык новации наподобие шофёрок и губернаторок. На мой взгляд, это неуклюжая калька с некоторых словообразовательных образцов чешского – единственного славянского языка, в котором феминитивы к каждому названию профессии строго обязательны, и ни у кого не вызывают вопросов или насмешек:

autor [аутор] – autorka [ауторка]

prezident [президент]– prezidentka [президентка]

doktor [доктор] – doktorka [докторка]

notář [нотарш] – notářka [нотаршка]

Однако, у гендерно выдержанных чехов не все так просто. Они, как и многие высокоразвитые языковые культуры, и в этом принципе следуют природе своего языка:

ministr [министр] – ministryně [министрине]

chirurg [хирург] – chiruržka и chirurgyně [хируршка и хиругине]

dramaturg [драматург] – dramaturgyně и dramaturžka [драматургине и драматуршка]

Возвращаясь же к самому явлению продвижения в языке гендерной толерантности…

Кто-то считает феминитивы аналогом прежних заимствований. Типа, они сродни и засилью нынешних англицизмов, и аббревиатурам и канцеляризмам советского периода, и французским заимствованиям в 19-м веке, и немецким – в 18-м, и польским –

в 17-м, и так далее, до масштабных тюркских вливаний, и еще ранее – греческих, во время христианизации Руси.

Но. В том-то и дело, что никто из экспертного сообщества и не собирается спорить с максимой, что язык – субстанция пластичная, динамичная, гибкая и уж никак не статичная. Лингвисты не хуже феминисток знают: Пушкин был лингвореволюционером похлеще Сорокина или Пелевина, и это он сделал русский язык своего времени близким к нашему идеалу.
Но Пушкин, а еще пуще – Лермонтов, в отличие от изобретательниц завхозки и барменки, шел не вразрез с природой русского языка, а следуя этой природе. Так же, как впоследствии это делали Гоголь или Чехов, Булгаков и Довлатов.

И пусть все русскоязычные суфражистки закидают меня тухлыми яйцами своего уязвленного самолюбия, но я все-таки скажу. Появление феминитивов нисколько не способствует гендерному равновесию. Слова, подобные поварке или профессорке подчеркивают, а не сглаживают различия между полами. А в профессиональной сфере как раз важна универсальность – специалиста нужно оценивать по компетенциям.

Но дело не только в этом. Вот задумайтесь, почему большинство из нас прямо таки брезгует лично употреблять операторку или бухгалтерку?! Потому что это какие-то недоделанные словоформы.

Ведь есть названия профессий, где феминитивы никого не смущают:

певец – певица

учитель – учительница

аспирант – аспирантка

спортсмен – спортсменка

актер – актриса

Считается, что в этих ролях женщин видеть уже привычно, поэтому и к парным словам отношение спокойное.

Но стоит сделать шаг в сторону авторов, пилотов, профессоров, дипломатов, хирургов, инженеров, как всё усложняется. Авторки – авторши, пилотки – пилотши, дипломатки, хирургини, инженерки – всё это кажется нам невозможным ( и только некоторым – смешным). Попытки назвать профессоркой женщину-ученого могут натолкнуться на ее же возражение и даже обиду.

Вот, к примеру, захочет ли Валентина Терешкова «обнулить» свою профессию лётчиккосмонавт и стать лётчицейкосмонавткой?!

Приверженцы феминитивов говорят на подобное: пустяки, к новым «толерантным» формам слов люди быстро привыкнут, главное – начать (а еще лучше велеть) их использовать.

При этом правила языка не менялись Ко многим наименованиям профессий и понятий мужского рода нет «женских» соответствий в русском языке: адвокат, боцман, арбитр, делегат, депутат, консультант,сенатор, прокурор,министр, прораб, космонавт, посол, президент, ювелир, слесарь, референт…

Названия лиц по военным специальностям исключительно мужские (боец, генерал, капитан, майор ).

Обозначения ученых степеней тоже не имеют «дамских» аналогов: академик, доктор наук, доцент, кандидат наук, профессор.

Равно как и нет «мужских» названий таким профессиям, как балерина, инженю, сваха или топ-модель. И что делать со словами общего рода – судья, староста, коллега чтобы придать им «половую» окраску по тому или иному социальному запросу?!

Можно, конечно, поэкспериментировать с обеими сторонами проблемы – мало ли кто еще, кроме суфражисток, почувствует себя несправедливо обойденным в лингвоправах – весь вопрос, каков будет результат.

И, конечно, не мешало бы драйверам подобных «реформ» проявить больше искушенности и знаний, предлагая обществу новые, соответствующие их взглядам, словоформы. Тогда, возможно, и носители языка не будут воротить нос от непропечённых продюсерка и лекторка.

По этому поводу не могу не вспомнить историзм русского языка – лексему авиатрисса. Так называли женщин-авиаторов в Российской Империи в начале 20-го века. Сейчас слово можно найти лишь на страницах соответствующих книг, а в начале прошлого столетия оно было полноценным аналогом авиатора.

И – это факт, слово и сейчас популярно среди русских женщин лётных специальностей. Пятнадцать лет назад они даже организовали свой профессиональный союз с таким названием, заявив в один голос, что подобное наименование им нравится гораздо больше, чем предложенное рекламным бюро слово авиаторка и «некрасивое» лётчица. Конечно, нравится, потому что слово – красивое, не хуже чем актриса, баронесса или поэтесса. Тем более, что тети – спецы точно в курсе, что первой авиатриссой была актриса – дочка французского водопроводчика и фальшивая «баронесса» (по сценическому псевдониму). Так что вопрос: войдут ли феминитивы в русский язык, становится еще сложнее: может, напротив, вернутся давно забытые термины в new look а ля феминизм?!

P.S. Кстати, о поэтессах и вообще об эстетике и этике феминитивов. Общеизвестно, что Анна Ахматова и Марина Цветаева не желали, чтобы их именовали поэтессами. Они называли себя исключительно поэтами, подчеркивая только свою «цеховую» принадлежность, игнорируя пол.


Москва, Эмма Прусс

Москва. Другие новости 05.04.20

На Южном Урале резко похолодает. / Предчувствие Нации. / В Челябинской области подтвержден новый случай коронавируса. Читать дальше

Отправляйте свои новости, фото и видео на наш Whatsapp +7 (901) 454-34-42

© 2020, РИА «Новый День»

Подписывайтесь на каналы
Яндекс НовостиЯндекс Дзен YouTube

В рубриках / Метки