российское информационное агентство 18+

Онлайн-кассы. Что выбрать и как подключить

Подпишись на каналы
NewDayNews.ru

Понедельник, 20 мая 2019, 20:30 мск

Миссия крайнего срока. Тезисно о важном Авторская колонка политолога Алексея Мартынова

В контексте выступления президента РФ Владимира Путина на заключительной сессии Валдайского клуба у ряда экспертов возникла мысль о возможной реорганизации государственного управления в России. Почему возникают такие ощущения в экспертном сообществе, это второй вопрос. А вот идея коллегиального управления государством заслуживает внимания.

Об этом пишет в авторской колонке для РИА «Новый День» политолог, директор Международного института новейших государств Алексей Мартынов.

Сама по себе реформа госуправления висит в воздухе, и именно с такой реформой многие связывают миссию крайнего президентского срока Путина 2018-24 гг.

В теории, при условии сохранения принципа конституционного устройства России, как федеративной президентско-парламентской республики, именно Госсовет является таким коллегиальным органом, только требует расширения представительства и конституционных полномочий. Однако, представляется, что такой подход не решает главной задачи – не дает стопроцентной гарантии преемственности политического курса страны при смене президента на прямых выборах.

Именно об этом все карикатурные потуги «навальнят» всех мастей. Именно про это троллинг политической системы со стороны гламурных наследниц громких некогда фамилий.

Возможная конституционная реформа может коснуться именно принципа организации государственного управления.

Так или иначе, во всех развитых странах мира существует тренд на усиление представительской (законодательной) власти. На усиление роли парламентских структур в принятии важных государственных решений. Конечно, на первый взгляд, подобные подходы не вполне соответствуют русской исторической традиции единоначалия. Однако стоит отметить, что именно коллегиальные формы правления были всегда основой государственного управления в России: Вече, Собор, Боярская Дума, Сенат, Политбюро и пр.

Не секрет, что в свое время, в начале 90-х, основой структуры современного устройства власти в России стала модель США. Что конечно, сильно видоизменилось в процессе дискуссий вокруг проекта Конституции, но основные положения и «мины» сохранились до сих пор. Вечный исторический (и навязанный извне) выбор между англо-саксонским и германским подходами к философии организации государственной власти формально сохраняется и сегодня, принимая причудливые формы экспертных дискуссий.

Представляется, что современная Россия уверенно подошла к началу самостоятельного (суверенного) пути, и в этом смысле конституционная реформа необходима. Уникальное географическое положение, уникальное по составу население, самая обширная территория и другие исключительные параметры, требуют особого подхода в оптимизации системы управления.

Тезис о неминуемом «дальнейшем распаде России, на примере распада СССР» спустя 25 лет опровергнут. Практика демонстрирует обратные процессы. Несмотря на титанические усилия оппонентов, как еще совсем недавно было принято писать «наших западных партнеров», идет концентрация интеграционных энергий вокруг России. Их попытки играть на национальных струнах на постсоветском пространстве приводят к осуждению национализма. Однако каналы воздействия на наши союзные республики, механизмы антироссийского давления нуждаются в стоматологической санации. Для этого нужны технологии и перераспределения кадровых усилий и приоритетов. Это тоже требует реформы внутреннего управления.

Вероятно, широкая дискуссия о новой конституционной системе управления страной начнется сразу после мартовских выборов Путина.

Одним из вариантов развития такой дискуссии может стать усиление роли парламентских структур.

В существующей сегодня вертикально организованной системе власть формально разделена на Исполнительную (во граве с Президентом и Правительством), Законодательную (прямое представительство в ГД и региональное представительство в СФ) и Судебную. Конечно, практика управления предполагает более тесное взаимодействие Законодательной и Исполнительной власти.

Европейская практика бинарной демократии, где судебная власть существует отдельно, а исполнительная формируется законодателями по итогам прямых парламентских выборов, тоже не универсальна. Применения таких моделей на постсоветском пространстве демонстрирует печальный опыт.

В нашем случае возможное смещение центра власти в сторону Федерального Собрания так же несет в себе ряд принципиальных рисков связанных с незавершенным процессом репродукции региональных и общефедеральных элит.

Эти риски нужно изучить, обсудить и учесть.

Очевидно, что в силу уникального положения и исключительных обстоятельств нам, России требуется свой особый путь.

Тем, кому крайняя сентенция кажется через чур пафосной, посмотрите на Китай.

Алексей Мартынов, политолог, директор Международного института новейших государств

Авторская колонка. Другие новости 26.10.17

Царские слезы. Рецепт выхода из френд-зоны. Рецензия Максима Бородина на фильм Алексея Учителя «Матильда». / «Матильда»: блуд и бред. Иди и смотри!. / «Человек – это звучит горько… И немедленно выпил». Читать дальше

© 2017, РИА «Новый День»

В рубриках / Метки