российское информационное агентство 18+

Протесты против QR-кодов

Подпишись на каналы
NewDayNews.ru

Четверг, 2 декабря 2021, 10:09 мск

Новости, Кратко, Популярное, Анонсы, Интервью, Слухи, Видео, Рабкрин, Уикенд

Архив
Как в Свердловске расстреляли балерину и директора театра музкомедии Спецпроект «Архивные дела» в День памяти жертв политических репрессий (ФОТО)

30 октября в России отмечается День памяти жертв политических репрессий. Специально к этой дате «Новый Регион» приурочил очередной выпуск спецпроекта «Архивные дела», посвященный сфабрикованному чекистами делу 1937 года в отношении супругов – известных советских театральных деятелей. На каких основаниях они были приговорены к расстрелу, и какое возмездие ждало их «палачей», – читайте в нашем материале.

Как передает корреспондент «Нового Региона», повествующие о событиях тех лет документы были обнаружены подполковником ФСБ в отставке Владимиром Киеней, который в составе специальной группы занимался реабилитацией политзаключенных. В центре трагической истории оказались Татьяна Петровна Малиновская, балерина государственной свердловской музкомедии (так раньше назывался театр) и ее муж Абрам Борисович Субботовский, директор этого же театра. В 1937 году Татьяне было 26 лет, ее супругу – 30. Детей у них не было. По словам Киени, информация в отношении обоих в архивах следственных дел бывшего УНКВД СССР по Свердловской области крайне скупа. Очень уж торопились те, кто сотнями и тысячами тогда «стряпал» подобные дела.

Из вынужденной эмиграции – в СССР

Новый Регион: Как в Свердловске расстреляли балерину и директора театра музкомедии

Известно, что отец Татьяны, Петр Малиновский, до октябрьского переворота 1917 года был штабс-капитаном царской армии, воевал на германском фронте. В белой армии, с которой он отступал до Владивостока, получил чин полковника и эмигрировал в Китай. В Харбине работал разносчиком и расклейщиком рекламы и объявлений.

В 15-летнем возрасте в 1926 году Татьяна Малиновская с подругой нелегально перебралась в Китай к отцу. «… Я была молодой девушкой и меня влекли приключения….», – скажет 07.10.37 года она на допросе. В Харбине Татьяна работала воспитательницей маленьких детей в буржуазных семьях, а также продавщицей в магазине. Одновременно занималась в балетной школе. Через год стала выступать в ночных кабаре «Фантазия» и «Мулен-Руж», бывала на гастролях в Японии. В это же время вступила в самодеятельное общество культуры русских эмигрантов при управлении Китайско-Восточной железной дороги в Харбине, где она и познакомилась со своим будущим мужем.

В свою очередь отец Абрама Субботовского, владелец завода фруктовых вод в Красноярске, после произошедшей революции в 1918 году также вместе с семьей переехал в Харбин. Там Абрам работал младшим пианистом в кино «Палас», пианистом в ресторане «Американский бар» и в симфоническом оркестре общества при КВЖД. С Татьяной они стали близки в 1928 году, и через три года поженились. В 1935 году они получили разрешение на въезд в СССР, и с этого же года стали работать в Свердловском театре музыкальной комедии.

Новый Регион: Как в Свердловске расстреляли балерину и директора театра музкомедии

Сейчас, глядя на события из 21-го века, становится понятно – возвращаться в те годы в родную страну им не следовало, поскольку в СССР начала действовать чудовищная система уничтожения людей, единственной виной которых, к примеру, являлся всего лишь факт их пребывания за границей. Татьяна Малиновская и Абрам Субботовский были арестованы 2 октября 1937 года. В ордере №30 на их арест указаны два адреса в Свердловске – улица Ленина, 54, корпус 5, где был прописан Абрам. И улица Белинского, дом 70, где была прописана Татьяна Петровна.

Допросы супругов с пристрастием

Выписка из протокола допроса от 13.10.37 обвиняемой Малиновской Татьяны (следственное дело №24404/П-41405, лист 13):

«Вопрос: Вам предъявлено обвинение в том, что Вы являетесь агентом японской разведки и проводили на территории СССР шпионскую работу в пользу Японии. Признаете себя виновной?

Ответ: нет, не признаю!

Вопрос: Вам предъявляется выписка из показаний агента японской разведки Таболиной Людмилы Георгиевны (как выяснилось, из этой женщины выбили нужные показания – прим. «НР»), которая указывает на то, что вы входили в группу шпионов японской разведки Вологодина в Харбине и направлены им для шпионской работы в СССР. Предлагаю вам рассказать правду!

Ответ: Я говорю правду, что агентом японской разведки не являюсь. Таболиной и Вологодина я не знаю».

Далее идет упоминание эмиссара японской разведки на Урале Бочкарева В.Н, который прямо указал на то, что Малиновская в свердловском театре создала террористическую группу, в которую вовлекла до 10 человек и стала руководить ей. Также приводятся показания руководителя «боевых террористических групп, японского агента Калачева», который якобы лично вовлек Татьяну в шпионскую деятельность. Все это обвиняемая назвала клеветой.

Улица Белинского, где в доме №70 была прописана Татьяна Малиновская. Фото с сайта 1723.

Дом на улице Ленина, где был прописан Абрам Субботовский

Фальсификация материалов уголовных дел

Как говорит Владимир Киеня, анализировать «признания рядовых японский агентов» Таболиной, Вологодина и Калачева не стоит. Вместо этого лучше изучить показания сотрудника УНКВД по Свердловской области П.Э. Вайнштейна, которые он дал насчет «эмиссара» Бочкарева уже в рамках будущего дела в отношении себя. Его слова показывают истинную цену всех признательных показаний, механизм получения которых у всех подследственных того времени похож.

Выписка из протокола допроса от 27.04.39 арестованного Вайнштейна Петра Эдуардовича (лист 50 следственного дела №464577/П-23928):

«Вопрос: Какие преступные действия Вы совершили при оперативно-следственной работе в органах НКВД?

Ответ: В начале июля 1937 года я прибыл на работу в УНКВД по Свердловской области, где был назначен на должность начальника отделения 3-го отдела. Через некоторые время я был вызван к заместителю начальника 3 отдела Кричману, который предложил мне подготовить в ближайшие дни ему для доклада имевшиеся оперативные материалы на харбинцев. Так как харбинцы на основе имеющихся указаний должны были быть арестованы…».

Вайнштейн ознакомился с делами, доложил о них Кричману, а тот дал указание составить справки и подготовить постановления на арест лиц, указанных по разработкам «Маньчжурский транспорт» и «Хинганские тоннели». В числе арестованных оказался Бочкарев-Мокин, который продолжительное время проживал в Маньчжурии, служил в КВЖД. По указанию Кричмана Вайнштейн несколько раз допрашивал Бочкарева, но тот опровергал обвинения в том, что он является резидентом японской разведки на Урале. Однако Кричман требовал, чтобы тот «дал такие показания».

«Я снова вызвал Бочкарева на допрос, в ходе которого он назвал несколько лиц, проживающих в Свердловске и в других городах Урала как своих знакомых, и только. На следующий день я снова доложил Кричману результаты допроса. Кричман сказал, что названные Бочкаревым лица, безусловно, являются участниками японской резидентуры. И предложил мне в таком духе составить протокол допроса. Я это преступное распоряжение Кричмана выполнил и… тем самым сфабриковал протокол допроса, не соответствующий действительным показаниям Бочкарева. Кричман заставил Бочкарева его подписать. И указанные Бочкаревым лица впоследствии были арестованы», – заявил Вайнштейн.

У арестованного Абрама Субботовского также пытались выбить показания под психологическим давлением в принадлежности к японской разведке. Но тот все отрицал. Сотрудники НКВД раз за разом пытались получить признание обвиняемого в том, что (цитируем текст из обвинительного заключения) он «вместе со своей супругой Малиновской принадлежит к контрреволюционной, террористической группе на Урале, и занимается шпионажем в пользу Японии». Но Субботовский ничего не подписал и предостерег на тот счет любимую женщину.

Вместо заключения

Сообщение из тюрьмы №1 (лист 27 следственного дела №464577/П-23928; рукописный текст, тюрьма №1 (располагалась на улице Репина, 4 в Свердловске)): «23.10.37 Субботовский Абрам в камере через окно переговаривался с женой во время ее прогулки и кричал, чтобы она держалась, то есть не подписывала заявление о признании».

Тем не менее, Татьяна и Абрам были расстреляны в Свердловске 29 октября и 10 ноября 1937 года соответственно по решению Комиссии НКВД СССР и Прокуратуры СССР. За аббревиатурами скрывается так называемая «двойка», в которую входили нарком внутренних дел, генеральный комиссар госбезопасности, секретарь ЦК ВКП (б) Николай Ежов и прокурор Союза ССР Андрей Вышинский. Первый из них менее чем через год пойдет тем же путем смертника, но только через мрачно знаменитый «Сухановский застенок» – секретную особорежимную тюрьму НКВД, которая располагалась в помещениях бывшего православного монастыря Екатерининская пустошь. Урна с прахом Вышинского, между тем, по-прежнему хранится в Кремлевской стене…

Останки Татьяны Малиновской и Абрама Субботовского, как и тысячи других уральцев, расстрелянных в Свердловске, сейчас покоятся на 12-ом километре трассы Екатеринбург – Пермь.

Впрочем, судьба была безжалостна и к палачам супругов. Так, вышеупомянутый Вайнштейн получил по приговору суда от 31 мая 1939 года «за необоснованные аресты граждан и фальсификацию следственных дел» 15 лет заключения в исправительно-трудовых лагерях, Кричман – 20 лет. Позже еще более десятка карьеристов-фальсификаторов бывшего УНКВД по Свердловской области по решениям судебных органов были расстреляны.

«Новый Регион» благодарит подполковника ФСБ в отставке Владимира Александровича Киеню за посильную помощь в подготовке материала и предоставленные фотоматериалы. В тексте также исользоано фото с сайта 1723.ru и собственное фото редакции.

Ссылки по теме:

«Запертые в доме Севастьянова» или громкое дело гимназиста-убийцы (ФОТО)/Спецпроект «Архивные дела», ЧАСТЬ XIII >>>

Первое заказное убийство на Урале – иностранному инженеру Осипу Меджеру проломили голову из-за 2 пудов золота / Спецпроект «Архивные дела», ЧАСТЬ XII >>>

«Чекисты выбрасывались из окон НКВД после пыток», – письмо силовиков из свердловской тюрьмы Сталину (ФОТО) / Спецпроект «Архивные дела», ЧАСТЬ XI >>>

«Расстрельные списки» Уральского повстанческого штаба / Как чекисты фабриковали дела – спецпроект «Архивные дела», ЧАСТЬ X (ФОТО) >>>

Вездеход «Жук», падение на параде и любимый русский вальс – приключения маршала Жукова на Урале / Спецпроект «Архивные дела», ЧАСТЬ IX >>>

Как разоблачали на Урале сбитого американского летчика-шпиона (ФОТО, ВИДЕО) / Воспоминания сотрудников КГБ, – спецпроект «Архивные дела», ЧАСТЬ VIII >>>

Неизвестный уральский автограф Максима Горького (ДОКУМЕНТ) / Спецпроект «Архивные дела» ко дню рождения писателя, ЧАСТЬ VII >>>

«Дела сегодняшних дней напоминают мне 37-й год», – интервью с подполковником ФСБ в отставке Владимиром Киеней (ФОТО) / Спецпроект «Архивные дела», ЧАСТЬ VI >>>

Спецпроект «Архивные дела», ЧАСТЬ V: дело Светы «Солнышко» (ФОТО) / Расследование убийства и изнасилования девочки, повергшие в шок уральцев >>>

Спецпроект «Архивные дела», ЧАСТЬ IV: «рисованная» статистика, «гламурные» следователи и освистанный Сорбонной Бастрыкин >>>

Спецпроект «Архивные дела», ЧАСТЬ III: самый молодой маньяк в истории СССР, пойманный на Уралмаше (ФОТО) >>>

Спецпроект «Архивные дела», ЧАСТЬ II: милиционеру, представленному к ордену посмертно, вручили награду лично (ФОТО) >>>

Спецпроект «Архивные дела», ЧАСТЬ I: зверское убийство еврейской семьи (ФОТО) / «Милицейский Гагарин», загадочные сокровища иудеев и лжечекисты >>>

Екатеринбург, Игнат Бакин

Екатеринбург. Другие новости 30.10.14

Срочно! Полиция вновь проводит обыски в МУП ЕТТУ. / Министр финансов дает установки мэрам: главное – не влезать в долги. / В Екатеринбурге стартует чемпионат рабочих профессий WorldSkills Hi-Tech. Читать дальше

Отправляйте свои новости, фото и видео на наш Whatsapp +7 (901) 454-34-42

© 2014, «Новый Регион – Екатеринбург»

Подписывайтесь на каналы
Яндекс НовостиЯндекс Дзен YouTube

В рубриках / Метки