российское информационное агентство 18+

Расследования "Нового Дня"

Подпишись на каналы
NewDayNews.ru

Суббота, 24 августа 2019, 16:51 мск

Темы дня, Новости дня, Новости кратко, Анонсы, Интервью, Слухи, Видео, Рабкрин, Уикенд

Архив
Сон – это атавизм, доставшийся нам от неандертальцев (ФОТО) Сомнолог Елена Алексеева в спецпроекте НР «Врачебная тайна»

Сон наряду с водой и едой жизненно необходим человеку, однако за счет ускорения ритма жизни он становится все короче и не всегда соответствует нормам. Когда нужно просыпаться, чтобы чувствовать себя хорошо, каково активному мозгу в «коматозном» теле, эффективны ли фитнес-браслеты, как не стать героем своего собственного «бойцовского клуба», а также почему сон – это, возможно, атавизм, рассказала «Новому Региону» первый екатеринбургский сомнолог Елена Алексеева специально для проекта «Врачебная тайна».

Новый Регион: Что заставляет человека идти к врачу, специализирующемуся на лечении расстройств сна?

Елена Алекссева: По официальной классификации нарушений сна насчитывается более 88. Одних только разных «бессонниц» – хотя это неправильный термин, потому что 100% отсутствия сна не бывает – порядка 40 видов. Статистически людей, у которых есть какие-либо нарушения сна, примерно 30% от всего населения. И если все они вдруг захотят прийти к врачу-сомнологу, то мы просто не сможем их принять физически. Например, с инсомнией пациент может обратиться к неврологу или психотерапевту, и если уж те не решат проблемы, то можно обращаться к сомнологам. Но самыми опасными и угрожающими здоровью нарушениями являются расстройства дыхания во сне, а именно храп и сонное апноэ. Именно эта патология и является первоочередной задачей сомнологов.

НР: Что чаще всего становится причиной нарушений сна?

Е.А.: Часть из них связана с нарушениями циркадных ритмов – и если джетлаг (смена часовых поясов при перелете, – прим. НР) встречается относительно редко, то т.н. социальный джетлаг – это бич современного общества. Что стоит за этим термином? То, что в течение рабочей недели мы недосыпаем, формируя дефицит сна. Каждую субботу и воскресенье вы просыпаетесь на 2-3, а то и 4 часа позже, чем в обычные дни, и в воскресный вечер вы не можете нормально заснуть, потому что еще не так давно спали. Вот почему считается, что понедельник самый ужасный день недели – даже если смотреть по статистике ДТП, 20% всех аварий приходится на утро понедельника. Потому что отсыпались-отсыпались, а в ночь перед новой рабочей неделей не смогли вовремя уснуть.

НР: Но если человек на регулярной основе на протяжении нескольких лет 5 дней спит мало, а 2 дня – отсыпается – это ведь тоже своеобразный режим?

Е.А.: Биологические часы человека настроены на сутки, а не на неделю. Режим у нас в идеале должен быть, как у ребенка, – в одно и то же время встал, в одно и то же время поел.

НР: А нельзя отоспаться впрок?

Е.А.: Только наоборот – если вы сформировали дефицит сна, то можете потом его компенсировать. Запастись сном невозможно, потому что вы просто не сможете спать дольше, если у вас нет недостатка сна.

НР: Какой режим сна оптимальный для человека? Откуда вообще взялся стереотип про 8 часов?

Е.А.: Режим сна человека формировался одновременно с формированием самого человека как homo sapiens. Ночной сон, по одной из теорий, человек приобрел в первобытном обществе, потому что когда-то неандертальцам нечего было делать с наступлением темноты, за мамонтами же не побежишь, света-то нет, можно отдыхать. Пример необычного режима сна: Леонардо да Винчи, который спал по 15 минут несколько раз в день, при этом был более чем успешным человеком.

НР: С точки зрения успеха лучше вообще не спать – больше можно успеть. А с точки зрения здоровья?

Е.А.: С точки зрения здоровья нужно спать столько и так, чтобы потом активно бодрствовать. Есть же масса людей, у которых активность приходится на ночь, а днем они отсыпаются. Есть совы, есть жаворонки, есть короткоспящие люди, кому достаточно 3 часа, а есть те, для кого норма – 10 часов. Что касается 7-8 часов сна, то это не стереотип, а просто среднее значение. Большинству людей действительно достаточно этого времени.

НР: Сколько стадий у сна? Быстрый и медленный?

Е.А.: Быстрый и три разновидности медленного – поверхностный, средний и глубокий – составляют цикл сна, длящийся примерно 90 минут. Таких циклов за ночь 4-6. В каждом цикле сначала идет поверхностный медленный сон – это такая дрема, переходное состояние между бодрствованием и сном. Затем идет средней глубины медленный сон. Специалисты до сих пор не знают, зачем вообще он нужен с точки зрения физиологии, однако он занимает 50% от всего времени сна. Далее следует глубокий медленный сон – в этой фазе происходит физическое восстановление организма, рост организма, синтез белков. И затем уже идет быстрый сон. Он отнюдь не является поверхностным. Быстрый сон – это активный мозг в «парализованном теле», когда мускулатура максимально расслаблена, а мозг занимается переработкой информации, переводом ее из короткой памяти в долгосрочную. В эту стадию идет психологическое и эмоциональное восстановление человека. И как раз лишение этого сна имело ключевое значение в пытках с лишением сна – так как оно чревато психическими расстройствами и срывами.

НР: Почему иногда человек просыпается очень тяжело – прямо не добудиться?

Е.А.: Могу сказать, что однозначно хуже всего пробуждение во время глубокого медленного сна. Человека просто трудно поднять в эту стадию, а если он все же просыпается, то у него есть спутанность сознания, заторможенность, будет какой-то период непонимания, что вообще с ним происходит. Кстати, именно в медленном глубоком сне проявляются такие расстройства, как снохождение, ночные страхи, крики во сне – именно поэтому они более свойственны детям и подросткам. С половым созреванием, как правило, это проходит.

Вставать лучше всего во время поверхностного медленного сна. Или хотя бы во время быстрого сна. Кстати, именно во время него мы видим сны. И если человек говорит, что у него нет сновидений, то это означает, что он всего лишь просыпается не во время быстрого сна, в противном случае он бы их помнил.

НР: С точки зрения пробуждения в правильную фазу – насколько эффективны фитнес-браслеты?

Е.А.: Эти гаджеты настроены на пробуждение человека во время быстрого сна – поскольку идут сновидения и активно работает мозг, то немножко повышается давление, учащается пульс – и это достаточно легко зафиксировать. Но суть в том, что большинство из нас все равно вынуждено недосыпать – и нет большой разницы, будит тебя браслет или будильник. Потому что если человек проснулся не сам, значит, это пробуждение уже навязанное, не физиологическое. Подтверждение тому – эксперимент, который проводили в одном английском университете. Студентам позволили просыпаться без будильника – во столько, во сколько им захочется. И оказалось, что все они обычно не досыпают по 1-1,5 часа. Так что если говорить про какой-то правильный физиологический режим, то человеку нужно просто дать возможность просыпаться тогда, когда он просыпается сам. И потом, как правило, медленный глубокий сон, во время которого точно лучше не вставать, обычно приходится на первую половину ночи, а к утру его длина сокращается до мизерной, поэтому шанс проснуться в глубоком медленном сне невелик. Так что эффективность браслетов в этом плане мне кажется сомнительной.

НР: Правда, что при свете спать вредно?

Е.А.: Правда. Потому что наступление сна связано с выработкой гормона мелатонина, а он начинает вырабатываться только в темноте. В период с 10-12 вечера с пиком в районе 2 часов ночи. Т.е. если вы включите яркий свет, то выработки мелатонина не будет – и сон уже не будет физиологическим, даже если вы, скорее всего, все равно заснете. Почему сейчас люди хуже высыпаются и страдают бессоницей? Потому что ложатся в кровать с сотовыми телефонами, планшетами – и все это время им в глаза бьет яркий свет. В спальне вообще не должно быть ни телевизора, ни компьютера, ни телефона мобильного. Если хотите почитать перед сном, не делайте этого в кровати.

НР: Один из самых распространенных страхов, связанных со сном, это боязнь впасть в летаргический сон и быть погребенным заживо. А на деле часто случаи летаргии встречаются?

Е.А.: Крайне редко. Встречаются при некоторых энцефалитах, иногда как истероидные реакции. Другое дело – нарколепсия. Те, кто страдают этим заболеванием – тоже наши пациенты. Пожалуй, это больше никто не лечит, кроме сомнологов. Оказывается, что распространенность этого заболевания довольно высока, хотя люди могут годами с ним жить и не понимать, что с ними происходит. Что такое нарколепсия? Это резкое наступление быстрого сна, о котором мы говорили – когда все мышцы расслабляются. Причем сон этот наступает в момент особенно активного бодрствования, например, во время эмоциональных подъемов. Один мой пациент рассказывал, что приступы у него случаются на охоте, когда он видит, как взлетает утка, и заносит ружье.

Одной из первых была пациентка, которая, как и многие страдающие нарколепсией, заболела в молодом возрасте. Причем у нее было образование, начиналась карьера – она работала главным бухгалтером, но из-за повышенной сонливости днем и неконтролируемых засыпаний на работе, она перестала справляться с работой и повседневными обязанностями. И, когда она к нам обратилась, уже служила дворником, да и оттуда ее хотели уволить.

Была еще одна очень интересная пациентка, она писала докторскую диссертацию, и потому вынуждена была ограничивать себя во сне. От этого у нее начались неконтролируемые засыпания с наступлением эпизодов быстрого сна во время бодрствования, как следствие – внезапные падения. Это к вопросу о том, что умереть от отсутствия сна можно, но очень сложно, потому что организм хитрый и все равно доберет свое – хотя бы вот таким образом.

НР: А часто из-за храпа человек недосыпает – и к каким серьезным последствиям для организма это может привести?

Е.А.: Утренняя смерть от сосудистой катастрофы нередко связана с апноэ, храпом. Совокупное время всех остановок дыхания или апноэ у храпящего человека в ночные часы может достигать 3-4 часов за ночь, у тяжелых пациентов количество остановок превышает 40-50 и более эпизодов с полным прекращением дыхания за один час. Сама остановка дыхания, имеющая клиническое значение, обычно более 10 секунд, и максимально в нашей практике была у пациента, когда мужчина не дышал 2 минуты 14 секунд. Это редкость, но это страшное зрелище – кожа синеет, могут начаться судороги. Конечно, чаще всего из-за остановки дыхания человек просто «подбуживается» – раз за разом, более 40-50 раз за час, сон прерывистый, неглубокий, как следствие – тяжелая дневная сонливость. Выраженная степень сонного апноэ приводит к высокому риску инсульта и инфаркта, к артериальной гипертонии, гормональным расстройствам и набору веса, к сахарному диабету, застойной сердечной недостаточности, а еще и к импотенции.

НР: Но храпят многие – и все по разным причинам, у кого-то нос сломан был, у кого-то насморк – это тоже вредно?

Е.А.: Любой храп вреден. Что такое храп? Это звук, возникающий с уровня верхних дыхательных путей при прохождении воздуха, когда дыхательные пути сужены. Сужение дыхательной трубки – например, из-за врожденной предрасположенности, определенного строения костных челюстных структур, расовых отличий – например, монголоиды подвержены храпу больше, во сне приводит к спадению дыхательных путей, на фоне расслабления мышц и провисания мягких тканей. А что про сломанные и заложенные носы, то храпит человек необязательно из-за них.

НР: А можно выяснить – храпит человек или хрюкает?

Е.А.: Можно. Представим двух пациентов – 25-летнюю барышню, которая жалуется на то, что она храпит, и 45-летнего мужчину с избыточным весом, который тоже храпит. Жалобы у них идентичные, а проявления болезни и, как следствие, лечение разное. Для того чтобы это выяснить, нужно провести диагностические процедуры. Человек одну ночь спит в полисомнографической лаборатории под присмотром технолога. К пациенту прикрепляют датчики-электроды, которые осуществляют непрерывную ночную запись энцефалограммы, окулограммы, миограммы с конечностей и подбородка, дыхания на разных уровнях, кардиограммы, уровня сатурации крови, давления в пищеводе, вплоть до измерения спонтанных эрекций у мужчин. Оценивая совокупность результатов этих исследований, мы и выясняем, есть ли у человека апноэ, какова его тяжесть, как апноэ влияет на другие органы и системы организма.

НР: Сколько людей храпят?

Е.А.: Статистика не российская, у нас таких исследований нет, но в мире от всей популяции людей храпят до 16% и более, а от 4 до 6% в популяции имеют ту или иную степень сонного апноэ, т.е. остановки дыхания. Причем у 2% людей тяжелая стадия апноэ. Когда мы открывали лабораторию, мы пытались просчитать, скольких нам придется принять. Так вот, при полуторамиллионом населении Екатеринбурга, 2% составляет 30 000 крайне тяжелых пациентов. За исключением выходных и праздников, лаборатория работает примерно 300 ночей в году. Т.е. чтобы обследовать только тяжелых пациентов с этой патологией, нам потребуется сто лет.

Екатеринбург, Екатерина Норсеева, Семен Саливанчук

Екатеринбург. Другие новости 20.03.15

Олигарх Бобров пугает губернатора и фанатов. Следующего сезона у ХК «Автомобилист» может не быть. / Первая детская поликлиника Академического готовится к открытию. / Свердловские аграрии успели закупить семена для весеннего сева. Читать дальше

Отправляйте свои новости, фото и видео на наш Whatsapp +7 (901) 454-34-42

© 2015, «Новый Регион – Екатеринбург»

В рубриках / Метки