российское информационное агентство 18+

Расследования "Нового Дня"

Подпишись на каналы
NewDayNews.ru

Суббота, 24 августа 2019, 05:51 мск

Новости дня, Новости кратко, Интервью

Люди слышат слово «мусор» и дальше ничего слушать не хотят

Мусорный коллапс в России заставляет искать новые подходы к решению этой проблемы, от которой зависит экологическая обстановка в стране. В интервью «Комсомольской правде» директор института МосводоканалНИИпроект Михаил Степанов раскрыл особенности проекта экотехнопарка «Шиес». Он обратил внимание, что многие просто не понимают сути проекта.

«НЕСКОЛЬКО СЛОЕВ ГИДРОИЗОЛЯЦИИ»

– Михаил Александрович, расскажите о свойствах пленки, которая будет использоваться в транспортировке тюков с мусором? Сможет ли она держать объем тюка? Не испортится ли от дождя или излучения ультрафиолета?

– Эта пленка не была взята откуда-то спонтанно. Был проведен жесткий отбор производителей, учитывался опыт эксплуатации таких объектов и такой транспортировки. То есть это не чемоданная пленка, а совершенно другая упаковка, отличающаяся и по качеству, и по толщине, по растяжению, по воздействию ультрафиолета. Мы не первопроходцы, эти вещи использовали до нас, уже довольно давно оборудование эксплуатируются нашими западными коллегами.

– Как будет производиться выгрузка тюков в экотехнопарке «Шиес»?

– Тюки разгрузят с помощью того же оборудования, которое мы используем при загрузке. Дальше тюки на автомобилях доставят до самого тела карт, где они должны складироваться. Складировать тюки планируется в виде пирамиды с послойной пересыпкой. Все карты будут оснащены несколькими слоями гидроизоляции, с дренажем, который отведет стоки в очистные сооружения.

«ВХОДИТ В ПРИВЫЧКУ»

– Как вы видите дальнейшее развитие ситуации? Экотехнопарки – это некий промежуточный этап в построении современной системы оборота коммунальных отходов?

– Мусор – проблема нашей цивилизации, которая со временем будет только расти. Говорят, что «мусорных» проблем нет на Западе, в Америке, что они есть только в России. На самом деле это лукавство, все «наши» проблемы есть и там. И никто их просто так не решает. Когда рассказывают, что на Западе все перерабатывают, это тоже лукавство. Нельзя арбузную корку переработать в слиток золота. Можно долго говорить о вещах, которые попадают в мусорное ведро, но не могут быть переработаны во вторсырье.

Надо понимать, что мы решаем последствия, а не ищем причину. Причина – поведение людей. Нам нужен совсем другой подход к упаковке, к походам в магазин, к покупке ненужного телевизора, лишней игрушки. Воспитание должно начинаться с детских садов, школ. В первую очередь нужно провести большую работу с населением, чтобы уменьшить производство мусора. Даже если мы переработаем 10 пластиковых стаканов и сделаем из него один, один стакан все равно попадет на полигон, он все равно будет создавать проблему утилизации мусора. Необходимо заниматься разъяснительной работой, начинать на бытовом уровне с населением, с детьми, со школами.

– Как быстро человек привыкает к раздельному сбору мусора?

– Если вы начинаете сортировать мусор, думать о нем, то это входит в привычку, и по-другому начинаете к этому относиться. По-другому начинает работать мозг, уже думаете, куда бросить фантик или бутылку. Вполне возможно повлиять на привычки людей по отношению к мусору, это и опыт Европы подтверждает. Мы изучали ситуацию с утилизацией мусора в Мюнхене, ездили на их заводы.

Я разговаривал с директором союза, который перерабатывает и вывозит мусор. Он рассказывал, какой длинный путь им пришлось пройти с местными жителями. Начинали с пяти контейнеров, сейчас их три: один – для картона, второй для органики, всего, что связано с влажностью, а третий – все остальное, что может быть переработано, сожжено или вывезено на полигон. Возчики, привозя отходы для сортировки или переработки, решают сами, куда этот мусор пойдет с точки зрения экономики. По времени бачки вывозятся по-разному. Картон, к примеру, раз в неделю, органика каждый день, все остальное два-три раза в неделю.

– Есть ли какая-то специфика в вывозе мусора в разных городах?

– Обязательно надо учитывать специфику стран и количество населения. Например, в Мюнхене население около полутора миллиона человек. Мусора они создают намного меньше, чем жители такого мегаполиса, как Москва. Застройка там в основном низкоэтажная, поэтому можно манипулировать объемом и количеством баков. И хотя они прошли длинный путь, первоначально тоже хотели заставить население разделять и стекло по цвету, и пластик по виду. Ничего хорошего из этого не получились – очень тяжело жителям качественно раздельно собирать мусор. Поэтому после 15 лет экспериментов они пришли к такому варианту, как три бачка.

«НУЖНО ПОНЯТЬ ЛЮДЕЙ»

– Если говорить о России, о экотехнопарке в Шиесе, то можно ли его строить на запланированном участке? Местные жители утверждают, что там болота и низина, в которой никакого строительства вести нельзя. Учтены ли в проекте особенности местной почвы и можно ли как-то попытаться их успокоить по этому вопросу?

– Болото в классическом варианте, как мы его понимаем – это выход на поверхность ключей, которые зимой и летом образуют это самое болото. Заключения местных экологов о том, что место выбрано нецелесообразно, не подтверждают, что там постоянно пребывают подземные воды.

Предварительное обследование территории говорит о том, что на самом деле почва, которую местные жители называют болотом, не имеет статуса болота. Это просто территория, куда попадают поверхностные воды, соответственно, в грунте эти поверхностные воды остаются ввиду отсутствия снизу песка. Поэтому вниз вода уходить не может – там глиняный замок. А по законодательству подобный глиняный замок должен быть – на глиняной почве мы создаем наш объект в совершенно безопасном варианте, в том числе конструктивно, в смысле попадания в подземные воды, которых пока на близком расстоянии от поверхности не найдено. Все, о чем идет разговор, это «верховодка», которая у нас есть везде в средней полосе. И если там что-то где-то будет обнаружено, какое-то настоящее болото, выход на поверхность каких-то ключей, то проект развиваться на этой территории не будет.

Поэтому мы всегда говорим, что до начала реализации проекта необходимо провести изыскания, определить юридическую и техническую возможность в соответствии с законодательством.

– Каким вы видите дальнейший диалог с местными жителями?

– Надо отойти от того, что все жители против. Мы хотим найти компромисс. Нужно понять людей, которые действительно хотят изменить что-то в жизни Архангельской области в части обращения с отходами. Надо садиться и вести диалог, а не как это сейчас происходит: «мы против!» и все. Против чего?

К сожалению, многие не понимают, против чего протестуют. Они слышат слово «мусор» и дальше слушать уже не хотят. Часто разговор заканчивается тем, что мы на самом деле не против, мы вас понимаем, но лучше делайте проект у соседа, тогда мы вам разрешаем. Так можно долго ходить по кругу, при этом мусорное ведро уже переливается. У нас есть опыт общения с жителями один на один, потому что толпе рассказать ничего невозможно. Был опыт спокойной беседы с инициативной группой. Показывали им наши технические объекты и решения, возможности развития того или иного варианта по утилизации.

Позже инициативная группа столкнулась с негативом со стороны соседей, которые, мягко говоря, не выразили одобрения тому, что люди просто хотели узнать больше о проекте.

Необходимо создавать разъяснительные центры, общаться с населением, объяснять. Людям необходимо объяснить, что Экотехнопарк – это объект экологической переработки и санитарной очистки городов. К тому же многие на таких объектах смогут найти работу. Экотехнопарк – это создание рабочих мест, это возможность достойно жить, создать инфраструктуру.

У нас есть прецедент, когда частное предприятие, которое кормило рабочих, стало самым большим налогоплательщиком в регионе. Речь идет о Калуге. Этот полигон мы согласовали, получили ЗОС (заключение о соответствии – ред. «КП»), получили одобрение и поддержку населения. Там уже нет этих волнений, люди понимают, что то, что мы создали, действительно нужно им, государству, стране. Повторюсь, мне как директору института, который делает эти объекты, не стыдно за них. Я вам это говорю с полной ответственностью. Я не прячу глаза, якобы мы что-то нахимичили, этого нет.

Москва, служба информации РИА «Новый День»

Москва. Другие новости 02.08.19

США расторгли ключевой договор с Россией о ядерном оружии. / Рынки отреагировали на решение Трампа о новых пошлинах на китайские товары. / Без эйфории: данные Росстата о росте промпроизводства вновь вызывают вопросы. Читать дальше

© 2019, РИА «Новый День»

В рубриках / Метки