российское информационное агентство 18+

Екатеринбург пережил месяц самоизоляции

Подпишись на каналы
NewDayNews.ru

Суббота, 4 июля 2020, 05:12 мск

Новости, Кратко, Популярное, Интервью

Повторение Чернобыля и Фукусимы: ЧП в Норильске не последнее для России

Норильская авария, в результате которой произошла утечка около 21 тысячи тонн топлива – только «первая ласточка» возможной экологической катастрофы в России. Об этом, как передает корреспондент РИА «Новый День», заявил проектный директор Greenpeace Владимир Чупров, выступая сегодня на пресс-конференции в Москве. По его оценке, масштабы бедствия сравнимы с чернобыльской аварией и «Фукусимой». Более того, эксперт подчеркнул, что предполагаемый материальный ущерб от ЧП составляет, как минимум, 100 млрд рублей, что в 10 раз больше, чем там сумма, которую глава «Норникеля» Владимир Потанин пообещал президенту РФ потратить на ликвидацию последствий.

Как сказал Чупров, Россия с этой аварией войдет в мировую историю. «Это – крупнейшая в Заполярной Арктике история с нефтяным розливом. В озере Пясино предельно-допустимая концентрация (ПДК) вредных веществ превышена в четыре раза. Все, что выше 1 ПДК – то, что называется «рыба не живет». А его длинна около 100 км, ширина 10 км. Нужно понимать, какая бы финансовая цена ни была, потеря для животного мира, который не сможет там существовать, невосполнима. Очень не хватает информации. Это повторение того, что было в Чернобыле, на «Фукусиме» – все власти все время что-то прячут», – подчеркнул эколог.

В то же время Чупров обратил внимание, что материальный ущерб исчисляется десятками миллиардов рублей. «Есть специальная методика для почв и водных объектов – озер, рек. При попадании одной тонны в водный объект базовая цена – около полумиллиона. Дальше начинаются коэффициенты – региональный, календарный, инфляционный. С учетом этого мы выходим на сумму около 30 млрд рублей. Эту цифру просьба запомнить. Есть еще очень хитрый коэффициент бездействия: если в течение скольких-то часов (там градация) не предпринимались действия, соответственно, коэффициент выше», – сказал представитель Greenpeace.

В этой связи Чупров напомнил, что в течение двух суток на месте аварии не начиналась работа по ликвидации. «Шла перетасовка, кто виноват. Поэтому цифру еще смело можно умножать на 2-3. С учетом коэффициента бездействия мы выходим уже на десятки млрд, под 100 млрд рублей только по водным объектам. А мы помним – там был еще выход в атмосферу и в почву. Для этого тоже есть отдельные таксы, но они гораздо меньше. Это та цифра, которая должна быть подсчитана», – заявил эксперт.

Он также обратил внимание, что по российскому законодательству всю полноту ответственности несет компания, допустившая аварию. В данном случае, поскольку авария произошла на ТЭЦ-3 Норильской-Таймырской энергетической компании (НТЭК) – это «Норникель». «Сейчас пытаются привлечь и Ростехнадзор, но из тех документов, которые сейчас фигурируют в публичном пространстве, у них есть «алиби» – этот объект не был под контролем Ростехнадхора, потому что де-юре по бумагам стоял на ремонте. Почему он стоял на ремонте, а его эксплуатировали – вопрос к компании», – сказал он.

«Компания должна заплатить за ущерб, как говорится в ФЗ «Об охране окружающей среды». Но самое интересное заключается в том, что на сегодня законодательство выстроено таким образом, что компания не обязана все платить. Компания может сказать: «Мы потратили 10 млрд на уборку». Неважно сколько убрали, столько осталось в природе, эту сумму с нее снимают», – отметил эксперт.

По его словам, заявления «Норникеля», что компания уберет 90% – скорее пиар, поскольку при ликвидации последствий очевидны упущения и ошибки. «Первая стадия работы – это локализация, когда ставят боны. Эту стадию мы прошли – к сожалению, не эффективно, но она пройдена. Боны стоят, они отсекли часть дизельного топлива почти на входе в озеро Пясино. Вторая стадия – это ликвидация последствий, когда идёт откачка. Мы сейчас находимся на второй стадии. Губернатор Красноярского края Усс заявил, что на сегодня ликвидационные работы подходят к концу. «Норникель» отчитался, что 90% дизеля изъято из водного объекта. На наш взгляд, это избыточно оптимистично. Эксперты считают, что это в принципе невозможно. Это больше пиар-заявление, и хорошо, что Усс его не повторяет», – сказал он.

По оценке Greenpeace, на полную ликвидацию последний ЧП может уйти более 10 лет. «Нужен целый набор работ, чтобы привести в нормальное состояние экосистему, план рекультивации. По почве это может занимать до трех лет – компании будут менять грунт, чистить его, вырубать и высаживать растения. Следующий этап – когда природа сама будет восстанавливаться – это до 10 лет. Даже тогда дизель еще может быть на берегах, рыба может пахнуть бензином», – констатировал Чупров.

Эколог также выразил опасение, что такое крупное ЧП в стране может быть не последним. «У нас полный шлак с инфраструктурой – 60-70% на особо опасных промышленных объектах превышен эксплуатационный срок. До 1 трлн рублей – ежегодный риск от этих аварий. Это уже здесь. Норильский случай – это и есть звоночек. А президент издал указ о промышленной безопасности еще 2 года назад», – сказал Чупров.

Как считает эколог, «Норникель», как и другие крупные компании, явно могут экономить на замене оборудования, и выжимают максимум из советского наследия. «Это очень плохо. Нужно запретить эксплуатировать сверх эксплутационного срока. Компании продлевают срок эксплуатации трубы, пока она не становится аварийной. Законодательство по предотвращению ЧП имеет потенциал для совершенствования – многим выгоднее допустить несколько аварий, чем вложиться в недопущение. Должен быть большой штраф и ответственность, которую ты не можешь избежать», – заключил Чупров.

Москва, Мария Вяткина

Москва. Другие новости 19.06.20

Скончался актер Иэн Холм – Бильбо Бэггинс из «Властелина колец». / Кредиты после снижения ставки ЦБ не станут доступнее. / В Москве эвакуировали девять судов. Читать дальше

© 2020, РИА «Новый День»

Подписывайтесь на каналы
Яндекс НовостиЯндекс Дзен YouTube

В рубриках / Метки