российское информационное агентство 18+

Подпишись на каналы
NewDayNews.ru

Вторник, 20 августа 2019, 08:52 мск

Россия потеряла медицинскую и фармацевтическую промышленность. Интервью с академиком РАН Михаилом Пальцевым (Часть 3)

Критическая ситуация с льготным лекарственным обеспечением населения в России сохранится, поскольку страна фактически утратила собственную медицинскую и фармацевтическую промышленность. В интервью РИА «Новый День» академик РАН, доктор медицинских наук, профессор Михаил Пальцев подчеркнул, что государству нужно серьезнее заняться проблемой импортозамещения лекарств и медоборудования, поскольку это реально может решить часть проблем, а также сказал, какой именно может стать медицина будущего.

РИА «Новый День» представляет третью, заключительную часть интервью с известным врачом.

доктор медицинских наук, профессор, академик РАН Михаил Пальцев

«Новый День»: В последнее время часто высказывается мнение о провале системы обязательного медицинского страхования. Как вы считаете, нужно ли отказаться от страховой медицины? Почему?

Михаил Пальцев: Я думаю, что альтернативы страховой медицины пока нет. И нет необходимости отказываться от обязательного медицинского страхования. Другое дело, что любая система нуждается в совершенствовании.

Сегодня мы четко видим пороки системы обязательного медицинского страхования, и с этим нужно бороться. Например, существует большое количество страховых компаний, в которые государство перечисляет средства, и, по сути, через эти компании осуществляется финансирование. Поэтому неоднократно возникал вопрос о том, чтобы все-таки средства поступали напрямую в медицинские учреждения. Эти посредники, наличие которых не всегда оправдано, – по сути, дополнительная трата государственных средств на содержание их аппарата.

Но есть система добровольного медицинского страхования, в которой работают частные медицинские страховые компании, – она оправдала свое существование. И наличие страховых полисов сегодня уже является особенностью нашей современной системы здравоохранения. Это общепринятая система в мире. Это достаточно удобно.

Сейчас должна речь идти о совершенствовании этой системы. Уже есть значительный опыт ее использования, и, наверное, надо думать о том, как ее реорганизовать.

«Новый День»: Правительство и минздрав РФ периодически успокаивают население, что финансирование здравоохранения увеличивается. Но, правда, проблемы, причем громадные, все равно остаются. В частности, перманентный кризис с льготным лекарственным обеспечением населения неразрешим?

Михаил Пальцев: Я уже говорил об особенностях финансирования отечественного здравоохранения, что оно, к сожалению, не привязано к реалиям в нужной степени. И что касается льготного лекарственного обеспечения населения, это проблема очень многолика. Здесь могут быть разные решения, но основная проблема связана с тем, что, по сути дела, Россия утратила собственную медицинскую промышленность, всю собственную фармацевтическую промышленность.

Сейчас Россия обладает очень небольшим количеством собственных субстанций, которые позволяют производить оригинальные отечественные препараты. Поэтому не случайно, когда обсуждается проблема импортозамещения, то вопрос о лекарственных препаратах и медицинском оборудовании является одним из наиболее острых и наиболее важных.

Что касается замещения дефицитных препаратов, то часто приходиться принимать решение о приобретении дженериков. Это более дешевые препараты, но, как правило, менее действенные. Они были изобретены много лет назад, но уже меняется человек, среда, в которой он существует, и действенность препаратов уменьшается.

При скудном финансировании здравоохранения – этот тришкин кафтан – государство старается закрыть лишь некоторые проблемы, например, врожденных заболеваний, заболеваний детей, обеспечивая льготное лекарственное обеспечение. Это люди пенсионного возраста. Но, к сожалению, я думаю, эта проблема полностью не разрешима, и здесь нет универсального решения. Кризис, к сожалению, еще длительное время сохранится.

Выход может быть в том, что, если все-таки удастся обеспечить импортозамещение и Россия сможет воссоздать собственную фармацевтическую промышленность, которая не будет заниматься только упаковкой иностранных субстанций в капсулы-таблетки – то, что происходит сейчас, – и начнет производить оригинальные субстанции. В этом случае в значительной степени высвободятся дополнительные средства и, как минимум, кризис с льготно-лекарственным обеспечением смягчится.


Читайте также: Чем больна российская медицина. Интервью с академиком РАН Михаилом Пальцевым (Часть1)


«Новый День»: Очень часто приходится слышать о том, что доступное и в России лекарство, но купленное за рубежом, гораздо эффективнее. В чем здесь секрет?

Михаил Пальцев: В некоторых странах – например, в Германии, государство гарантирует качество лекарственных препаратов, и за выпуск фальшивок грозят очень большие тюремные сроки для того, кто это сделал. Поэтому возможность подделки во многих странах практически исключена.

К сожалению, в России население не защищено в должной мере от подделок, и поэтому мы часто сталкиваемся с «лекарствами», неэффективность которых связана с тем, что в них недостаточное количество активных субстанций. То есть, по сути это связано с недобросовестностью фармпроизводителей. Контроль в этой сфере все время ужесточается, но, конечно, он еще далек от совершенства. Поэтому проценты фальшивых лекарств на отечественном рынке, которые называет Минздрав и которые называют независимые компании, к сожалению, очень большой – по разным оценкам от 20 до 60%. Думаю, истина где-то посередине.

Сегодня ясно одно – к сожалению, проблема импортозамещения не решена, она существует, и государственная политика в этом отношении должна только ужесточаться. И отечественных фармпроизводителей государство должно поддерживать во всех отношениях – и правовом отношении, и выделять соответствующие гранты и осуществлять определенный государственный лоббизм в отношении отечественных препаратов.

Ну что греха таить... фармацевтическая отрасль у нас не самая прибыльная. Она достаточно рискованная, достаточно сложная. Поэтому современный бизнес с большим удовольствием вкладывает деньги в добывающие отрасли, чем в фармацевтический бизнес. И фармацевтический бизнес сегодня очень уязвим. Трудно назвать какие-то крупные фармацевтические компании уровня мировых, которые бы занимались производством и разработкой лекарственных средств и выпускали бы достаточное количество препаратов, которые были бы доступны для нашего населения. То есть я считаю, что эта проблема еще не решена, и нам еще идти и идти к ее разрешению.

«Новый День»: уже в этом году премьер-министр России Дмитрий Медведев утвердил «дорожную карту» развития конкуренции в здравоохранении. Вы знакомы с этим документом, как его оцениваете? Не останется ли это, как и большинство других намерений, только на бумаге?

Михаил Пальцев: Вопрос конкуренции в здравоохранении – тема достаточно сложная. Надо понять, кто с кем конкурирует. Я думаю, что конкуренция между государственными учреждениями все-таки в значительной степени – условное понятие, конкуренция между частными – существует.

Но нужно понимать, что сейчас медицина представлена в России очень небольшим количеством сильных компаний, сильных сетей, и в этой среде выстроить конкуренцию невозможно, потому что конкурентоспособных компаний очень немного. В основном преобладает мелкий бизнес – небольшие стоматологические, косметологические клиники, которые расположены в небольших помещениях и оказывают услуги населению, которые ближе к парамедицине, чем к классической клинической медицине.

В целом, думаю, это хорошее намерение, правильное, но сейчас о реальной конкуренции в здравоохранении говорить пока рано.


Читайте также: Плохая экология: последствия необратимы. Интервью с академиком РАН Михаилом Пальцевым (Часть 2)


«Новый День»: При сохранении нынешних тенденций в перспективе 10-15-20 лет чего нужно ожидать в России – в отношении здоровья населения и сферы здравоохранения?

Михаил Пальцев: Я, может быть, дам достаточно неоднозначный ответ. Дело в том, что существует тенденция старения населения. И чем лучше будет становиться медицина, чем более качественным будет лечение, диагностика и профилактика заболеваний, тем дольше будет жить человек. И мы будем открывать все больше и больше заболеваний. Уже заболевания не зрелого возраста, а старческого. Поздние браки, позднее рождение детей – все это приводит к накоплению различных заболеваний, и медицина становится все более и более дорогой. Это неизбежно, это мировая тенденция.

Но надо понимать, что вклад в здравоохранение должен быть все больше и больше. Поэтому не случайно сейчас во всех странах обсуждается новая модель здравоохранения: идет речь о том, что приходит так называемая четыре «П» медицина – это предиктивная, превентивная, персонализированная, партисипативная медицина.

Предиктивная медицина – та, которая позволяет заранее диагностировать те или иные, в том числе тяжелые и социально значимые заболевания, которые можно распознать еще до рождения ребенка – пока это еще эмбрион в утробе матери и существует возможность прерывания беременности. Такие методы существуют, и сегодня большинство заболеваний наиболее тяжелых, в том числе болезнь Дауна, можно диагностировать на этапе еще до 10 недель беременности.

Кроме того, в перспективе появятся, уже сейчас существуют, подходы к определению и других социально-значимых заболеваний и определении примерного времени их возникновения. Это, прежде всего, сердечно-сосудистые, онкологические заболевания, которые чаще всего приводят к инвалидизации и смерти человека.

Возможности предиктивной медицины все время расширяются, но она очень дорога. Полное обследование стоит десятки тысяч долларов. В России пока используют лишь отдельные методы исследования, но, насколько я знаю, предиктивную диагностику у беременных мам в Москве в год делает примерно около 6 тысяч женщин.

В некоторых странах, например, в Китае, уже на государственном уровне ставится вопрос о том, что все будущие матери со сроком беременности до 10 недель должны проходить специальное генетическое исследование. Это необходимо, чтобы определить возможность рождения детей с врожденными заболеваниями и вовремя сделать прерывание беременности, так как финансовая нагрузка на общество в связи с рождением большого количества больных детей, конечно, увеличивается, и вся страна это чувствует.

Еще одно «П» – превентивная или профилактическая медицина – очень важное направление, потому что сегодня понятие здоровый образ жизни претерпевает изменения. Большое количество мест, где можно заняться физкультурой и спортом, не решает до конца проблему. Речь о том, что каждый человек должен иметь индивидуальные нагрузки. И современные исследования позволяют определить, каким спортом можно заниматься данному человеку – это должны быть силовые виды или развивающие выносливость и т.д. В некоторых странах перед тем, как определить, каким видом спорта будет заниматься тот или иной молодой человек, проводят специальные генетические исследования и дают соответствующие рекомендации.

Таким образом, понятие превентивная медицина имеет две стороны – здоровый образ жизни, определенные рекомендации должны вырабатывать спортивные врачи, врачи профилактики. К сожалению, это направление в России сейчас развивается очень плохо.

Вторая сторона – большой спектр специальных лекарственных препаратов, которые позволяют предотвратить развитие социально-значимых заболеваний, в том числе онкологических. Для этого нужно изучать генеалогическое дерево данной семьи, чем болели потомки, проводить соответствующие генетические исследования и можно рекомендовать в некоторых случаях удаление даже органов, которые подвержены риску развития онкологических заболеваний. Вот такая специфическая превенция, специфическая профилактика с использованием определенных лекарственных средств – на сегодняшний день это новое направление в медицине. Оно активно развивается, и сейчас уже некоторые крупные компании полностью перешли на разработку средств в рамках персонализированной медицины. И американцы дают статистику, что сегодня от 10 до 20% препаратов, которые разрабатывают крупные фармацевтические компании, предназначены для персонализированной медицины, персонализированной профилактики и персонализированного лечения.

Персонализированная медицина – это третий «П» – связана с лечением не болезней, а больного человека. То есть для каждого можно будет в перспективе сделать свои лекарства, которые будут лечить его от конкретного заболевания. Поэтому, хотя мы знаем более 2 тысяч заболеваний, которыми болеют люди, их картина у каждого человека разная. И она зависит от состояния его организма, его генетических особенностей и многого другого.

Конкретный пример персонализированного лечения – это лечение части онкологических заболеваний. Некоторые опухоли обладают специальными белковыми мишенями, воздействие на которые останавливает развитие болезни. И таким образом можно избежать операции, химиотерапии и длительное время жить с таким неразвившемся онкологическим заболеванием. Такая так называемая таргетная терапия сейчас получила широкое распространение в онкологии, ее применение возможно и при других заболеваниях.

И, конечно, очень важное четвертое «П» – партисипативная медицина – та часть медицины, которой должен заниматься сам человек, его семья. Любой человек должен заботиться о своем здоровье, чтобы вести полноценный образ жизни, чтобы было благополучие в семье, чтобы как можно дольше работать и прожить. Очень многое зависит от установок, которые существуют у человека. И в этом ему должны помогать врачи, семья, друзья, которым он доверяет.

Партисипативная медицина не получила пока развития в России, но, вместе с тем, в некоторых странах, особенно в США, это направление довольно быстро развивается.

Таким образом, если говорить о перспективах здоровья населения России, то я думаю, что заболеваемость, к сожалению, будет расти, но при правильно выстроенной системе здравоохранения она не будет приводить к инвалидизации человека и к потери трудоспособного населения. Многие заболевания можно профилактировать или поддерживать в латентном состоянии в периоде длительной ремиссии, которые позволяют человеку вести полноценный образ жизни.

То есть лицо медицины, ее возможности существенно меняются, изменятся и в ближайшие годы, поэтому я довольно оптимистично смотрю на будущее современной медицины. Но, повторяю, нужно учитывать меняющуюся окружающую среду, меняющийся мир, меняющиеся технологии – это очень важные факторы, которые влияют на здоровье любого человека.

Москва, служба информации РИА «Новый День»

Москва. Другие новости 05.02.18

Плохая экология: последствия необратимы. Интервью с академиком РАН Михаилом Пальцевым (Часть 2). / Чем больна российская медицина. Интервью с академиком РАН Михаилом Пальцевым. / Власти Германии потеряли здравый смысл. Интервью с одним из руководителей фракции AfD в Бундестаге Хансом-Йоргом Мюллером. Читать дальше

© 2018, РИА «Новый День»

В рубриках / Метки