российское информационное агентство 18+

Расследования "Нового Дня"

Подпишись на каналы
NewDayNews.ru

Вторник, 20 августа 2019, 16:58 мск

Новости дня, Новости кратко, Интервью

Путь деградации: Кремль подчинил верхушку РПЦ – «околобюрократическая секта» перестала защищать народ Интервью с протоиереем Всеволодом Чаплиным. Часть 2

В современной России отношения между РПЦ и руководством государства вернулись к Синодальному периоду, когда Церковь во многом осталась «без голоса» и была подчинена светской власти. Бывший глава Синодального отдела по взаимодействию Церкви и общества Московской патриархии протоиерей Всеволод Чаплин обратил внимание, что Патриарх Кирилл самоустранился из общественной дискуссии, и подчеркнул, что это – путь деградации.

РИА «Новый День» представляет вторую часть большого интервью с известным общественным и церковным деятелем, который оценил нынешнюю ситуацию в РПЦ и перспективы ее развития.

РИА «Новый День»: Вы неоднократно отмечали, что не разделяете позицию патриарха Кирилла в сфере церковно-государственных отношений и по вопросам церковного управления. Как вы оцениваете ситуацию сегодня?

Всеволод Чаплин: То, что сегодня происходит в Церкви – это управленческий кризис. Многие решения принимаются без обсуждения с теми, кого жизненно касаются эти решения. Не должен в Церкви принимать значимые для всех решения один человек, даже если он Патриарх. Не могут не выслушиваться люди, которых эти решения касается.

Этот кризис демонстрирует и последняя дискуссия в отношении будущего Сретенской семинарии (решением Синода Русской Православной иеромонах Силуан смещен с должности и.о. ректора, объявлена «оптимизация» учебного процесса) – ни с большинством преподавателей, ни со студентами, ни с теми мирянами, кто поддерживают эту семинарию, в том числе финансово, насколько я знаю, не обсуждалось и пока не обсуждается то, что с ней хотят сделать. Естественно, это вызывает глубокую скорбь у людей.

Если решение принимаются на основе некоего иллюзорного представления об особой харизме любого служителя Церкви, будь то Патриарх, архиерей, священник, игумен, игумения – это всегда кончается плохо. История это хорошо знает.

Лучшее, что можно сделать сегодня ответственному лицу в Церкви – это не мешать. Есть потрясающие инициативы в той же сфере образования. Попытками унификации можно только разрушить, не создав ничего путного взамен. Это же касается благотворительной области, информационной – попытки считать, что все живые, выросшие снизу инициативы недостойны внимания, что только сверху можно спустить какие-то универсальные схемы – это не только управленческая, но и глубокая духовная ошибка. Церковь всегда создавалась именно снизу, а не сверху. Нужно видеть инициативы людей, поддерживать, где-то корректировать, но всегда вести диалог с теми людьми, которые эти инициативы осуществляют. Церковь всегда развивалась именно так.

Посмотрите на Рождественские чтения – это крупнейший церковный форум, он вырос снизу и был очень эффективен. Люди могли там создавать свои маленькие площадки, и именно поэтому он стал гораздо популярнее, чем все организованные сверху церковные собрания. Сейчас его пытаются задушить, лишая абсолютное большинство участников возможности выступить на маленьких секциях, сведя все к помпезным крупным мероприятиям, на которых люди боятся поднять половину тем, которые обсуждаются в Интернете, – в частности, финансовые потоки в Церкви.

Вот есть телеканал «Спас». Он стал очень модным, красивым, я очень рад этому развитию. Но он не может считаться заслуживающим доверия, пока он не поднимет две темы – браки и разводы наших власть имущих и деньги в Церкви. Без этого, без поднятия других нравственно значимых острых тем получается просто глянцевая витрина, за которой скрываются люди, боящиеся даже рот раскрыть и обсуждающие эти темы только под никами в Интернете, обычно на повышенных тонах.

«Новый день»: Получается, что в Церкви такая же ситуация, как в государстве, где сегодня все решения «спускаются» на места сверху и не обсуждаются ни с кем?

Всеволод Чаплин: Уровень несистемности в принятии решений хуже, чем в государстве. Вот, например, история со Сретенской семинарией, очевидно, требовала того, чтобы высказались самые разные люди, которых касается это решение.

Тема отношения к экуменизму (идеология всехристианского единства, движение за сближение и объединение различных христианских конфессий) – достаточно уродливому учению, придуманному антихристианскими западными кругами. Вся мыслящая Церковь, за исключением узкой околобюрократической секты, против этого явления. Почему мы не можем его осудить? Потому что у некоторых церковных начальников деятельность во Всемирном совете церквей (крупнейшая международная экуменическая организация, основанная в 1948 в Амстердаме) связана с воспоминаниями молодости. Я в молодости тоже провел достаточное время во Всемирном совете церквей – и убедился в бессмысленности этой организации, в нехристианских основаниях деятельности. Что нам в ней делать? Если свободно это обсудить, я думаю, что реакция Церкви будет совершенно однозначной. Однако дискуссия сдерживается, и сдерживается волюнтаристскими методами.

Уже очевидно, что церковная вертикаль терпит экономический крах, крах полный и окончательный. Утверждается из многих источников, что прежде сверхприбыльное предприятие «Софрино» (завод по производству церковной утвари и всего необходимого для богослужения) становится чуть ли не банкротом. Остальные старые источники доходов в виде церковных гостиниц, очевидно, давно превращаются в источники убытков. Я не знаю подробности, но наблюдения именно такие – видно, что рассчитывать на прибыль особо не приходится. В храмы люди несут меньше денег.

РИА «Новый День»: Вы затронули очень щепетильную тему – тему финансов в Церкви. Еще недавно российское медиапространство сотрясалось от споров про «часы патриарха». Может быть, люди несут в Церковь меньше денег на фоне этих обсуждений и того, что Церковь перестала вступаться людей?

Всеволод Чаплин: Я бы так не сказал. Весь шум в Интернете мало повлиял на людей. Повлияло их обеднение и та самая сытая спокойная жизнь, которая дает человеку иллюзию собственной беспроблемности и ложного душевного спокойствия. В некоторых храмах стало меньше людей и, очевидно, везде люди стали беднее.

Все происходящее означает, что нужно учиться жить по средствам всем – от Патриарха до церковного сторожа. Какие-то расходы, которые были возможны в 90-е годы, абсолютно немыслимы сейчас. От них просто надо отказываться.

Я не понимаю, почему до сих пор нужно поддерживать бесплатное образование в семинариях, кроме исключительных случаев, когда поступает абсолютно бедный человек и его нужно поддерживать, выделить специальную стипендию. Я не понимаю, зачем нужно поддерживать обслуживающий персонал в большом количестве зданий, которые практически не используются и содержатся для торжественных событий и «статусных» мероприятий. Вполне можно или их законсервировать, оставив одного сторожа, – или сдавать в аренду. Включая самые «статусные» резиденции.

Всем надо понять, что «тучные» годы кончились, и в два-три раза скромнее проводить те же церковные торжества. Вместо приема с меню после освещения храмов – вполне достаточно накрыть на улицах столы с чаем и пригласить туда не 50 «випов», а 500 прихожан, и пообщаться с ними.


«Среди простых людей чувствуется глухая злоба»: протоиерей Всеволод Чаплин о настроении общества и транзите власти. Интервью с экс-главой Синодального отдела РПЦ. Часть 1


«Новый День»: Прошлым летом Вы говорили, что пенсионная реформа «аморальна» и РПЦ должна заступиться за народ. И все же реакция Церкви на реформу была крайне сдержанной. Как вы считаете, с чем это связано?

Всеволод Чаплин: Обратите внимание, Его Святейшество практически ушел из публичного пространства. Да, говорятся проповеди, не сильно отличающиеся от уровня среднего образованного священника. Да, почти не стало сомнительных с богословской точки зрения высказываний, которые в Интернете критиковали грамотные люди – кто-то жестко, кто-то с добрым снисхождением. Но сейчас за год произносится, может быть, всего 5-10 речей, которые системно затрагивают общественно-значимые темы. Сравните с его же общественной активностью конца 2000-х или начала 2010-х годов. Это просто несопоставимо. Как правило, выступления, которые сейчас звучат – плод коллективного творчества. И в принципе это правильно – глава любой крупной общины должен говорить не только от себя, но учитывать то, что советуют люди, более компетентные в той или иной области. Но, увы, многие темы остаются без патриаршего слова – то ли имеет место усталость, то ли боязнь отрицательной реакции, то ли активность ограничивается окружением, которое хочет совершенно нелегитимным образом переключить только на себя формирование церковно-общественной повестки дня – одно дело, когда ее формируют и озвучивают профильные церковные ведомства, другое – когда это делают разного рода пресс-атташе.

Про повышение пенсионного возраста не было сказано почти ни слова. Прозвучали некоторые комментарии, в основном, в ответ на вопросы на пресс-конференциях. Но сравните это даже с позицией по монетизации льгот, когда принималось целое концептуальное заявление Патриарха и Синода. В свое время ваш покорный слуга вместе с экспертами такой документ готовил. Сейчас какие-то невнятные комментарии на пресс-конференциях и в соцсетях, хотя это повод для документа, обращенного к властям и к народу, повод для воззвания.

Фактически, произошло то, о чем я предупреждал. Без самостоятельной экспертной подготовки позиции Церкви, Патриарха по общественно значимым вопросам минимизировано количество инициативных серьёзных выступлений, оформленных в концептуальные тексты. Происходит в основном только ситуативное реагирование в полуофициальном – получастном формате, иногда – в соцсетях. Это, извините, деградация – и то ли осознанный, то ли вынужденный уход от формирования общенациональной и мировой повестки дня.

«Новый День»: Можно ли говорить о том, что церковнослужители оказались «под колпаком» Кремля и по-своему выполняют роль госслужащих?

Всеволод Чаплин: На самом деле подавляющее большинство священников не соотносит свою деятельность с тем, что думают и говорят власти. Но на уровне центральных церковных структур, очевидно, есть какой-то список «снятых» тем. Я не исключаю, что этот список либо самостоятельно вырабатывается под влиянием очевидной политической повестки дня, либо обсуждается со светскими чиновниками, в том же УВП (управление по внутренней политике администрации президента).

Это очень опасный путь. Тот же Патриарх Кирилл много говорил о том, что в Синодальный период (1721-1917 гг., когда главой Церкви практически был император) а Церковь молчала по общественно-значимым проблемам. Беда в том, что мы сейчас находимся в ровно такой же ситуации. Если что-то и говорится – это очень общие слова, совершенно исключающие прямую критику в адрес людей, которые могут быть либо полезны, либо опасны.

«Новый День»: Ранее вы пророчили патриарху Кириллу отставку, но она до сих пор не последовала. Как вы считаете, может ли он покинуть свой пост?

Всеволод Чаплин: Думаю, он очень не хочет, но может быть всякое. Я бы никогда ничего не исключал.


Заключительную часть большого интервью с протоиереем Всеволодом Чаплиным читайте на сайте РИА «Новый День» в ближайшее время

Москва, Мария Вяткина

Москва. Другие новости 25.07.19

«Если будет хоть малейшая возможность»: глава ЦИК обнадежила московских оппозиционеров. / Турция получила новую «поблажку»: Путин отменил еще часть санкций. / Любовь Соболь ответит по всей строгости за неявку на допрос по уголовному делу в СК. Читать дальше

© 2019, РИА «Новый День»

В рубриках / Метки